Светлая обитель

26.10.2019

Ольга МАРЬЯНОВСКАЯ

Великая княгиня Елизавета Федоровна«Я хочу работать для Бога и в Боге, для страждущего человечества, а в старости, когда мое тело уже не сможет трудиться, я надеюсь, Господь даст мне покой и молитву — о деле, мною начатом. И тогда я уйду из деятельной жизни и буду готовить себя для той, большой обители. Но пока у меня есть здоровье и силы, а кругом столько горя, и шаги Христа-кормчего ведут нас к страждущим — в них мы помогаем Ему. Все очень добры и полны желания помочь, но многие думают, что я взялась за дело, превосходящее мои возможности, — в действительности это не так, я крепка телом и духом и глубоко, бесконечно счастлива в вере», — писала весной 1909-го императору Николаю II его свояченица, великая княгиня Елизавета Федоровна. На тот момент нареченная в честь праведных сестер Марфы и Марии обитель милосердия уже открылась.

В новейшие времена эта некогда известная каждому русскому человеку обитель была восстановлена, и сегодня она продолжает заложенные великой княгиней традиции. В доме, в котором жила Елизавета Федоровна, размещается уникальный музей. Особость его в том, что в числе экспонатов есть немало оригинальных, принадлежавших преподобномученице вещей, а значит, следует воспринимать их не только как музейные ценности, но и как религиозные святыни.

Организация дома-музея, по словам его директора Ксении Ткаченко, началась сразу после завершения реставрации обители в 2007–2008 годах. Вот уже несколько лет он принимает у себя экскурсантов.

Фото: mmom.ruДве просторные, светлые мемориальные комнаты — приемная и молельная — были воссозданы по архивным фотодокументам. В других залах находятся исторические материалы, рассказывающие о судьбе женщины, которая еще при жизни почиталась как святая, а также о создании Марфо-Мариинской обители и ее многотрудной деятельности.

Осмотр экспозиции начинается, как правило, с главного зала — приемной. Среди представленных здесь снимков особо примечателен тот, на котором запечатлено чаепитие в этих стенах государя с хозяйкой. В витринах — созданные ее руками иконы с вышитыми шелком изображениями Спаса Нерукотворного, жен-мироносиц Марфы и Марии, образ этих праведниц, выполненный Елизаветой Федоровной маслом, духовные книги с автографами, личные вещи.

При рождении ее, принцессу Гессен-Дармштадтскую, назвали в честь далекой прародительницы Елизаветы Тюрингской, весьма почитаемой в Германии, покровительницы Гессена. Деревянная скульптура этой католической святой и переданная Ватиканом серебряная стойка с частицами ее одежды хранятся тут же, в приемной.

В соседнем зале посетители узнают о детстве, юности и семейной жизни Елизаветы Федоровны, рассмотрят ее фотографии разных лет, портреты родителей — великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и Алисы Великобританской.

Решающую роль в воспитании будущей преподобномученицы сыграла мать, которая прививала своим детям сострадание к чужой боли, стремление к бескорыстной и деятельной помощи, регулярно занималась филантропией. Вместе они посещали бедные кварталы, тюрьмы, всюду вникали в проблемы и нужды подданных. Великая герцогиня Алиса основала в городе отделение Красного Креста. После ее ранней смерти забота о юной Елизавете и других внуках легла на плечи бабушки, английской королевы Виктории.

Елизавета Федоровна и Сергей Александрович РомановыСвадьба гессенской принцессы и великого князя Сергея Александровича состоялась 3 июня 1884-го. После его назначения в 1891 году на пост московского генерал-губернатора супруги проживали в Белокаменной, проводя летние месяцы в подмосковном имении Ильинском. Музейную экспозицию украшают копии акварелей с изображением интерьеров дворца градоначальника (ныне — здание мэрии Москвы на Тверской), портрет Елизаветы Федоровны в придворном платье, написанный Василием Нестеренко.

С самого начала пребывания в России она, «первая красавица Европы», не только блистала в свете, но и весьма активно занималась благотворительностью. По ее инициативе открылась Елизаветинская община Российского Красного Креста. Великая княгиня создавала в Москве приюты для бедных и больных детей. Вместе с мужем, одним из учредителей и первым председателем Императорского православного Палестинского общества посетила в 1888-м Святую землю. Эта поездка и богослужения по русскому обряду на нее, тогда еще исповедовавшую лютеранство, произвели чрезвычайно сильное впечатление, и в 1891 году она перешла в православие. «Только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином», — писала она тогда своему отцу. А зятю, российскому императору, в письме сообщила: «Я наконец решила присоединиться к вашей вере и хочу сделать это к Пасхе, чтобы иметь возможность причаститься на Страстной неделе. Я предпринимаю великий шаг, начинаю новую жизнь, но верю, что Господь благословит такое решение».

После гибели Сергея Александровича от рук террористов (1905) Елизавета Федоровна круто изменила свою жизнь, оставила светское общество, все ценное из того, что имела, продала, а на вырученные деньги приобрела имение на Большой Ордынке — здесь и появилась Марфо-Мариинская обитель.

Это был не монастырь и не община сестер милосердия — в основу духовного устроения религиозно-благотворительной организации была положена существовавшая во времена раннего христианства деятельность диаконис первой ступени. Сюда принимали православных девиц и вдов до сорока лет. Они приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания, носили особую одежду, подчинялись уставу общежительного монастыря, посвящали себя социальному служению, но в отличие от монахинь по истечении срока договора могли при желании уйти, создать семью и жить как обычные мирянки.

К 1911 году сестры обслуживали больницу, дом для заболевших туберкулезом женщин, амбулаторию с выдачей бесплатных лекарств, трудовой приют для девочек, воскресную школу для взрослых, библиотеку, столовую и странноприимницу (ночлежку). Во время Первой мировой в обители размещался госпиталь для раненых. В свои лечебные учреждения Елизавета Федоровна привлекала лучших врачей. Насельницы постигали азы медицинского образования и духовного просвещения.

В витринах музея выставлены учебники, по которым они учились, фотографии медиков, больничных палат и врачебных кабинетов. А также — белый апостольник (головной платок) и нагрудный кипарисовый крест. Их носили все сестры и настоятельница Марфо-Мариинской обители. Копии архивных документов свидетельствуют об этапах ее строительства и благоустройства. Представлены также фото домовой церкви при больнице 1910-х, проект Покровского храма архитектора Алексея Щусева, портрет расписавшего подземную усыпальницу Павла Корина, книги «Пояснительное слово великой княгини об обители» и «Наставление духовного отца сестрам».

Духовником великой княгини и сестер был отец Митрофан Серебрянский, окормлявший насельниц вплоть до закрытия обители новой властью. Впоследствии он принял постриг с именем Сергий, был арестован, прошел тюрьму и ссылку. В 2000 году канонизирован Русской православной церковью в лике новомученика. В посвященном ему зале находятся два принадлежавших священнику креста (наперсный, подаренный императором Николаем II, и кипарисовый, из больничного храма святых Марфы и Марии), Библия, Иверская икона Божией Матери (с ней он прошел всю Русско-японскую войну), фотоснимки и другие вещи отца Сергия.

Молельная в наше время была воссоздана по фотографии 1911 года, на которой видна правая часть комнаты. Здесь много старинных икон. Свято-Данилов монастырь передал в дар обители образ матери Иоанна Крестителя праведной Елисаветы с частицей ее мощей. Вероятно, он принадлежал преподобномученице. Инкрустированная перламутром икона «Целование Божией Матери и праведной Елизаветы» также, не исключено, входила в коллекцию великой княгини.

Фото: mmom.ru

После октября 1917-го она не захотела покинуть свою вторую родину. В музее хранятся связанные с последним периодом ее жизни предметы: перчатка, по преданию, потерянная ею при аресте 24 апреля 1918 года, письмо с последними наставлениями и словами утешения сестрам, написанное по пути в Алапаевск; фотографии представителей дома Романовых и келейницы Варвары Яковлевой, принявших мученическую смерть вместе с Елизаветой Федоровной 18 июля 1918 года. Завершают экспозицию копии документов о закрытии обители в 1926 году и о канонизации Елизаветы Федоровны Русской православной церковью (1992).

Дом-музей Марфо-Мариинской обители проводит групповые и индивидуальные экскурсии. На территории разбит красивый сад, посажены растения, которые любила великая княгиня. Восстановлена когда-то существовавшая альпийская горка, на вершине которой ныне стоит поклонный крест — в основание положена земля с места гибели праведницы. У стен Покровского собора находится памятник Елизавете Федоровне работы скульптора Вячеслава Клыкова.

Побывав тут, посетители ощутят духовную атмосферу легендарной обители, увидят внутри и снаружи дом основательницы. А кто-то помолится у святынь.



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть