Логос против хаоса

21.06.2017

Ксения ЕРМИШИНА

С. Трубецкой

Оригинальный мыслитель, один из виднейших интеллектуалов своего времени Сергей Трубецкой появился на свет через полтора года после отмены крепостного права, в детстве застал отголоски старого, барского быта, а ушел из жизни в эпоху великих потрясений первой революции и Русско-японской войны. 

Философ-идеалист, он в период засилья позитивизма бросил вызов тем, кто ставил превыше всего рассудок, адептам примитивного материалистического мировоззрения. Являлся первым выборным ректором Московского университета, выступал ходатаем за студенчество перед императором Николаем II, был одним из тех, кто вдохновил царя на созыв 1-й Государственной думы. 

Он родился 4 августа 1862-го в поместье Ахтырка, недалеко от Троице-Сергиевой лавры, имя получил в честь преп. Сергия Радонежского. Трубецкие — одна из наиболее именитых фамилий в России, на протяжении нескольких веков ее представители занимали самые высокие посты в государстве. У Николая Петровича и Софьи Алексеевны (урожденной Лопухиной) было десять детей. По соседству проживало многочисленное и шумное семейство родственников матери.

Помимо религиозности, почтения к знатным предкам, обширного круга родных и теплых, дружеских отношений внутри него, пожалуй, еще два фактора определили душевный склад Сергея Трубецкого. Первый связан с демократичным и отеческим подходом к окружающим, прививавшимся в семье. В детстве маленькие князья играли вместе с крестьянскими детьми, а Софья Алексеевна строго следила за тем, чтобы никто не выказывал разницу между собой и вчерашними крепостными. Второй важной составляющей воспитания являлась музыка, постоянно звучавшая в доме. Отец Сергея был устроителем Императорского русского музыкального общества, принимал деятельное участие в создании Московской консерватории. В Ахтырке часто гостил Николай Рубинштейн, приезжали туда и другие именитые исполнители. По вечерам в усадьбе устраивались концерты и спектакли. 

Музыкальное парение души, свойственное главе семейства, ставшее темой для анекдотов о его феноменальной рассеянности, способствовало тому, что дети в полной мере ощутили красоту и значимость абстрактного мышления. Евгений Трубецкой впоследствии писал: «Брат Сережа и я внесли этот же самый темперамент в философию. У нас эта наклонность — уходить всем существом в одну мысль... тут философия оказалась дочерью музыки». 

Поместье Ахтырка

В подростковые годы Сергей, начитавшись модных тогда материалистов и англо-французских позитивистов, на некоторое время полностью отошел от веры. Этот период быстро закончился — когда Трубецкой приобрел обширные знания и к своему удивлению обнаружил, что, например, материалистические тезисы опровергли еще древнегреческие мыслители, а «последним словом науки» были старые, к тому же несостоятельные идеи. Он стал оценивать мысль не по очередности ее появления в истории, но по глубине и содержательности. 

В 1881-м поступил в Московский университет с твердым намерением посвятить жизнь философским исследованиям. Изучив «Историю философии» Куно Фишера, труды Платона, Канта, Спинозы, Гартмана, Шопенгауэра (все это, конечно, в оригинале), а затем и Владимира Соловьева, пришел к оригинальному мировоззрению, в центре которого стоят образы Единства и Логоса, постижение мира с помощью разума и слова.

Тогда, по свидетельству его брата Евгения, все профессора университета поголовно являлись материалистами и позитивистами. Сергей Трубецкой шел иным путем. Служение ближним в духе идеализма в его сознании было неразрывно связано с философией как вершинным творчеством в интеллектуальной сфере. Возможно, он взял на себя непосильную задачу: написал едва ли половину из задуманного, время свое распределял неравномерно — в пользу общественного служения, а не теоретических занятий. Тем не менее считал этот путь единственно верным. При этом полагал: «Самое ценное, что есть в философии, это именно сама философия — высшее, жизненное, идеальное влечение нашего познающего духа к Истине». 

Важнейшей его работой стала «Метафизика в Древней Греции», ее он защитил в 1890-м в качестве магистерской диссертации. В ней проследил развитие философии, по преимуществу метафизических и идеалистических представлений, составляющих, по его мнению, суть философствования, тогда как позитивизм и рационализм могут использоваться лишь как инструменты исследования. Сергей Николаевич бросил вызов тем гуманитариям, которые безоговорочно приняли позитивизм и в соответствии с его доктринами утверждали, что метафизика и религия — это первая, низшая ступень развития сознания, а наука — вершина эволюции человечества. 

Трубецкой же, напротив, счел необходимым поставить на вершину этой иерархии метафизику, для чего обратился к изначальным истокам мысли, к Древней Греции. Показал, как из религии рождается философия, а далее разум постепенно усваивает понятия Абсолютного, вечного, отрешается от натурализма и воспринимает Бога как духовную сущность. Это, в свою очередь, ведет к усложнению мировоззрения, разработке философских категорий, диалектике. Современное ему состояние философии Сергей Николаевич определял как кризис, а выход из него видел в возрождении метафизики на новом концептуальном уровне. 

Впоследствии эти идеи будут развивать его ученики, в частности Владимир Эрн и о. Павел Флоренский. 

К. Юон. «Московский университет». 1911

Будучи университетским преподавателем, Трубецкой старался устранить те недостатки, которые отталкивали от занятий его самого в годы студенчества. Он был убежден в том, что университет должен стать автономным учреждением — с избранным, а не назначенным ректором, с программами, разработанными профессорами, без вмешательства в дела вуза со стороны государства. Выдвинутый им лозунг «Университет для науки, а не для политики» в то время считался оригинальным и потенциально полезным, поскольку студенчество оказалось заражено революционной идеологией, альма-матер же, по сути, превратилась в рассадник бунтарских настроений. Трубецкой стремился возродить нормальную учебную жизнь, выступил инициатором создания секции общественных наук, а также философской, исторической, историко-литературной секций. В 1903-м организовал студенческую экскурсию в Грецию: 139 человек посетили Стамбул, Афины, Дельфы, Олимпию, Микены и другие знаковые места. Искреннее попечение о студентах, широта и открытость сделали его, возможно, самым популярным среди преподавателей университета. 

В защищенной им докторской диссертации «Учение о Логосе в его истории» во главу угла ставится вопрос: «Имеет ли какой-нибудь разумный смысл человеческая жизнь, и если да, то в чем он заключается?.. Имеет ли, наконец, разумную цель весь мировой процесс, имеет ли смысл существование вообще?» Важнейшей частью этой работы явились тезисы о сущности Логоса, понятия, усвоенного христианством. Связь и преемственность между древнегреческой философией и христианским богословием указывают путь для поиска смысла жизни. Исходный посыл греков говорит о понимании разума как чего-то божественного. Потом это представление разрастается до масштабов универсальных — Логос управляет миром, что отразилось в трудах Платона, Аристотеля, стоиков, неоплатоников. Между этими — отчасти крайними, полярными — учениями находится сократическая философия. Сократ призывал обращаться к истокам самосознания: «Познай самого себя», то есть свое божественное и разумное начало. Сын Сергея Николаевича Николай Сергеевич, выдающийся филолог, основатель евразийства, эту максиму Сократа избрал главным девизом и дополнил ее утверждением: «И будь самим собой». 

Сергей Трубецкой показал, как после расцвета философской мысли наступило время эклектики и упадка, что выразилось во всеобщем скептицизме, отрицании самой возможности познания. Выход из тупика ему виделся через мистическое, религиозное озарение, через христианский Логос. Тот становится для человека личным, воплощенным Богом, а абстракция преодолевается живым метафизическим мироощущением. Философия в изложении Трубецкого предстает универсальной наукой, в ней отражается синтез этических и практических элементов той или иной эпохи. 

В других трудах он писал о том, что невозможно мыслить собственную, индивидуальную судьбу отдельно от всеобщего самосознания человечества. Только в соборном бытии раскрывается полный смысл жизни. Философы Нового времени абсолютизировали отдельную личность, игнорировали родовое и общественное, и это привело к распространению субъективизма. Ученый указывал: «Представьте себе человека, мгновенно утратившего все то, что он приобрел от общения с другими людьми, и он превратится в беспомощного, помешанного... который умрет через несколько часов, как брошенный новорожденный ребенок». Символом высшей соборности для него выступала Церковь.

По Трубецкому, концепция всеобщего сознания как фундамента способна преодолеть все тупики философии, тяготеющей к скептицизму, солипсизму и пессимизму. Сознание эмпирично (принадлежит материальному миру) и вместе с тем идеально — дуалистично. Истинная философия примиряет оба начала, а ложная абсолютизирует одно из них. Взаимоотношения индивида и общества похожи на взаимодействие частей организма. Даже герои и сильные личности, влияющие на мировую историю, возвышаются за счет того, что воплощают в себе коллективный образ надежд и общих черт эпохи. 

Говоря о соборности, Трубецкой не отрицал роли свободы. Наоборот, огромная внутренняя свобода — продукт культуры, унаследованной от предков, соединявшей в себе высокие понятия о чести, долге, благородстве, — определяла все его мысли и действия. В одной из работ он показывал, как в христианскую эру рождалась вера в личное бессмертие, утверждающая великую значимость каждого индивидуума. В смутный период первой русской революции Сергей Николаевич вопреки всему отстаивал именно это — высшие ценности личности и свободы. 

В 1904-м в университете прокатилась волна студенческих забастовок и беспорядков, вследствие чего были прекращены занятия. В начале 1905-го Трубецкой опубликовал статью «Быть или не быть университету», в которой предлагал автономию как единственный выход из создавшегося положения. 

И. Репин. «Красные похороны». 1906

Несколько позже, оказавшись в делегации земских работников, он был принят царем и изложил ему свои идеи, в том числе  о необходимости созыва народных избранников. Говорил с монархом искренне, увлеченно, едва ли не отеческим тоном. Николай II выслушал внимательно и сочувственно, долго тряс его руку. Расспросил о положении университета и тоже согласился с необходимостью дарования ему автономии. 15 сентября 1905 года состоялись выборы ректора — преподавательским составом. За Трубецкого проголосовало большинство, таким образом, он стал первым избранным руководителем старейшего вуза страны. 

В новой должности пробыл недолго, всего 27 дней. Силы его были на исходе. Противостоял, как мог, разрушительной вольнице, захватившей умы молодежи, выступал на студенческих сходках, добивался разрешения собираться студентам вне стен университета, дабы отвлечь активных бунтарей и наладить нормальную учебную деятельность. В кабинете министра просвещения Владимира Глазова, куда он явился с пачкой прошений от учащихся, мыслителю стало плохо. Через несколько часов Сергей Николаевич скончался от инсульта... 

Ему были свойственны здоровый, несовместимый с революционными потрясениями либерализм и традиционная русская религиозность, почитание морально-нравственных устоев и стремление к социальному прогрессу. Он лучше других понимал необходимость эволюционных преобразований в обществе. По словам философа Евгения Трубецкого, его старший брат жил и умер как Гражданин, в борьбе против революционной стихии, за свободу, достоинство и разум.


Иллюстрация на анонсе: Ж.-Л. Давид. «Смерть Сократа». 1787

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть