...А сам не плошай!

24.05.2015

Константин СЁМИН, телеканал «Россия», специально для журнала «Свой»

27 миллионов — много. А пятьдесят? Как насчет ста миллионов? Именно столько советских граждан — включая детей, женщин, стариков — собирались уничтожить согласно плану Dropshot, утвержденному военным командованием США в 1949 году. 300 атомных бомб должны были сбросить на 70 советских городов. Это третий по счету стратегический план союзников (после английской Operation Unthinkable и плана Totality — оба разработаны в 1945-м). План войны против СССР.

У вас есть какие-то сомнения в том, что на смену первому Dropshot в 60-е, 70-е, 90-е шли второй, третий, четвертый? Думаете, нет такого плана сейчас? Мне врезалась в память подробность из интервью с американским журналистом, автором книги Blowback Кристофером Симпсоном. Он рассказывал, что из вывезенных в США гитлеровских коллаборационистов (советских предателей, вчерашних бандеровцев и власовцев) американцы формировали целые армии для участия в сухопутной операции на территории СССР — ПОСЛЕ нанесения по нему ядерного удара. Почему бандеровцы и власовцы? Потому что американским солдатам было бы трудно ориентироваться среди дымящихся руин. А эти-то — местные, быстро бы разобрались.

У вас были уроки гражданской обороны в школе? Я вот еще помню НВП, плакаты по радиационной защите, тренировочные сирены на Уралмаше. Ох и громко смеялись над всем этим в эпоху Алены Апиной. Ведь проклятый «совок» только и думал, как бы поиздеваться над гражданами. Марлевые повязки какие-то, марши за мир... «На фига?» — дружно сказали дети и внуки фронтовиков. Не хотим маршировать, будем лучше торговать.

Фокус в том, что страшная, безумная, кровавая Великая Отечественная — это война, которой никогда больше не будет. Если вектор развития «мирового сообщества» притащит нас за шкирку к новой войне, то ее можно будет заносить не в учебники истории, а в некую новую Библию, причем сразу в тот раздел, где должен быть Апокалипсис.

В этом контексте насмешливо-снисходительное отношение к «холодной войне», которое сформировалось у нас в обществе по умолчанию, — признак тотального идиотизма. Мол, при коммуняках чего-то упирались, бодались с «цивилизованным миром», ракеты клепали вместо джинсов. Тупой «совок», одним словом. Надо было, дескать, к Богу перво-наперво обратиться, к корням, к истокам. Я не против Бога. Но мысль о том, что Он, в случае чего, стопроцентно защитит от ядерной бомбы, — опасная надежда. В военных обстоятельствах — предательская. В Югославии, Ливии, Ираке многие тоже надеялись на Бога. Бог — здорово, хорошо и правильно. Но лучше, если к нему прилагаются современные комплексы ПВО. А чтобы их создать, мало одного уцелевшего после разграбления СССР акционерного общества. Нужны образование (детский сад, школа, университет), наука, мобилизационная экономика и мобилизационная культура. Нужна идеология. Короче, как ни складывай этот пасьянс, как ни переставляй кубики, для эффективной обороны нам понадобится что-то, до боли напоминающее государство, разрушенное в 1991 году.

«Холодная война» — прелюдия к «горячей». «Холодная война» по накалу, количеству потенциальных жертв, задействованным ресурсам, уровню ответственности... гораздо страшнее Великой Отечественной. «Холодная война» — не Хрущев с ботинком, не анекдоты про Брежнева. Это тот самый радиоактивный пепел.

Пока мы празднуем 70-летие Победы, пока заливаем американские твиттеры-фейсбуки и прочие интернеты своим патриотизмом, американское объединенное командование восстанавливает прежние схемы управления ядерными силами. Расконсервируются центры в скалах Колорадо. Ползают по северным фьордам кораблики и лодочки, формирующие систему Aegis. Спокойные американские ребята столь же спокойно делают привычную работу. Прежде всего, работу над ошибками. В Европе, на Украине, на Ближнем Востоке, на Кавказе, в Средней Азии. 

Когда-то один зрелый муж отправил в газету статью про «головокружение от успехов». Хотя успехи тогда были. Не сравнимые с сегодняшними. И в экономике, и в науке, и в оборонном строительстве, и в образовании, и в мобилизующей народ — перед общей угрозой — агитации и пропаганде. И все же, все же, все же... через одиннадцать лет немецкие танковые дивизии оказались под Волоколамском.

Головокружение от успехов опасно. Но в сто раз опаснее головокружение без успехов. Что же касается веры, то, на мой непросвещенный взгляд, Господь не говорил: заройся в землю и молись. А настоятельно рекомендовал: действуй. Вот и теперь Он не оставляет нам другого выбора.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть