Возвращение в Арзрум

18.03.2016

Валерий ШАМБАРОВ

С XVI до начала ХХ века прогремело 12 русско-турецких войн (не считая отдельных конфликтов, набегов, подстрекательства кавказских горцев против русских и поставок им оружия). Причем османская сторона всегда первой предпринимала враждебные акции, приводившие к вооруженным конфликтам. Но русские, как правило, брали верх. В результате этих побед были присоединены Крым, Причерноморье, Грузия, Бессарабия, оказана помощь в освобождении от турецкого ига Греции, Валахии, Молдавии, Сербии, Черногории, Болгарии. Бывали периоды, когда Россия получала право покровительства в отношении православных христиан в Сирии и Палестине, принадлежавших Османской империи. А сто лет назад мы даже отвоевали земли, некогда входившие в состав древнего государства единоверцев-армян.

Турецкие войска используют гелиографы — ​устройство связи, называемое беспроводным солнечным телеграфом

К Первой мировой туркам помогла подготовиться Германия. Перевооружила их новейшими винтовками, пушками. Прислала офицеров-инструкторов. Турецкие солдаты были сильными, выносливыми, стойкими, армия насчитывала почти 800 000 штыков и сабель, миллион обученных резервистов, 200 000 иррегулярной конницы — курдской и арабской. Правительство во главе с Энвер-пашой вынашивало грандиозные планы по созданию Великого Турана, куда вошли бы Крым, Кавказ, Поволжье, Урал, Средняя Азия, Алтай. В октябре 1914-го, когда основные русские силы ушли сражаться против немцев и австрийцев, османский флот вероломно бомбардировал Севастополь, Одессу, Феодосию, Керчь, Новороссийск, стал топить наши суда.

Турецкие полчища под командованием Энвера ринулись захватывать Закавказье. Надеялись, что вторжение вызовет восстания местных народов. Для этого засылали агентуру, формировали из националистов Грузинский легион. Под Сарыкамышем неприятель окружил небольшую русскую армию. Уже предвкушал, как уничтожит ее и Закавказье достанется ему «на блюдечке». Но эти планы были перечеркнуты. Восстаний не произошло. Грузины, армяне, азербайджанцы, горцы Северного Кавказа остались верны России. А командующий Кавказской армией Николай Юденич искусными маневрами не только спас свои соединения, но отрезал и зажал в горах прорвавшуюся группировку врага. Та погибла почти полностью.

Война на этом фронте отличалась страшной жестокостью со стороны турок. Русских в плен не брали, убивали с надругательствами, истязаниями. Мало того, стамбульские политики рассудили, что в их собственных владениях христиане — лишние, ибо подвержены российскому влиянию, мешают проектам создания монолитного Турана. В 1915 году была развернута чудовищная кампания геноцида в отношении армян, населявших восточные области Турции, а также айсоров, халдеев, сирийских христиан. Часть перерезали в местах проживания, других гнали пешком в концлагеря, созданные в Конье, Рас-аль-Айне, сирийской пустыне Дейр-эз-Зор. Они устилали своими мертвыми телами дороги. Вымирали в лагерях от голода и болезней. Или их там добивали. По данным армянской патриархии, было истреблено до 1,5 млн армян. Если добавить айсоров, халдеев, сирийцев, то число жертв составит около 2,5 млн. Русские войска предпринимали специальные операции для спасения несчастных, вывели на свою территорию сотни тысяч человек.

Артиллерийский наблюдательный пункт

Николай II, обсуждая с союзными дипломатами послевоенное устройство мира, выдвигал требование: Западная (турецкая) Армения должна получить автономию под протекторатом России. Царь указывал также на проблему черноморских проливов. Вопреки легендам, он не претендовал на владение Стамбулом. Однако настаивал на обеспечении свободного прохода русских судов через Босфор и Дарданеллы. Из южных портов, морем, шли на экспорт сельскохозяйственная продукция, уголь, нефть. Когда Турция закрывала проливы, наша страна несла колоссальные убытки. А во время войны с японцами султан не выпустил через Босфор Черноморский флот (кстати, то же самое случилось во время Великой Отечественной — турки закрыли проливы для судов антигитлеровской коалиции, но свободно пропускали корабли нацистской Германии и ее сателлитов).

Стратегическое значение проливов прекрасно понимали и союзники России по Антанте. Вознамерились сами захватить их — конечно, не для того чтобы допустить туда русских. В 1915-м Англия и Франция направили к Дарданеллам огромный флот, высадили в Галлиполи целую армию. Турки дрались яростно, умело. Они не позволили десантам продвинуться с занятых ими плацдармов, измотали, обескровили. Потеряв около 200 000 человек, британцы и французы вынуждены были убираться восвояси. Побросали артиллерию и прочее имущество. После этого западные военные теоретики пришли к глубокомысленному выводу: в современной (на тот момент) войне десантные операции стали вообще невозможными. А у противника высвободилась армия, защищавшая Дарданеллы. Ее нацелили на русских. 

Наше командование решило сыграть на опережение, сокрушить противостоящие силы до того, как к ним прибудут подкрепления. Считалось, что зимой вести боевые действия в горах слишком тяжело. Юденич наметил удар как раз зимой, когда неприятель этого не ждет. Армия тщательно готовилась, велась разведка, всех солдат одели в полушубки, ватные штаны, валенки, шились маскхалаты. 7 января 1916 года это наступление началось. В жестоких боях Кавказская армия сломила турецкую оборону на Кеприкейских позициях и вышла к крепости Эрзерум (в прежние времена больше известной нам благодаря Пушкину как Арзрум), запиравшей дороги во внутренние области Турции. Это была не просто крепость. Под руководством германских инженеров в огромную крепостную стену превратили горный хребет Деве-Бойну. Его высота достигала 2400 м, по гребню построили 15 мощных фортов. Подступы к ним прикрывались валами, рвами, проволочными заграждениями. В промежутках между фортами были устроены батареи, пулеметные гнезда, траншеи. Вся местность простреливалась перекрестным огнем. 

М. Мизернюк. «Портрет генерала Н.Н. Юденича». 1916

Стояли 20-градусные морозы, а ночью доходило до 30. Ветер поднимал на вершинах и в ущельях метели. На 11 февраля был назначен штурм. Время Юденич выбрал необычное. Приказал атаковать в 23.00. Ночной бой считается вершиной военного искусства, а тем более в горах и в такую погоду. Командующий полагал, что его войска достаточно подготовлены. Правда, подчиненные командиры занервничали. Уж очень трудная и необычная задача предстояла им. Посыпались просьбы отложить атаку. Юденич ответил: «Хорошо, согласен дать вам отсрочку: вместо 23 часов штурм начнем в 23 часа 5 минут». 

Когда колонны двинулись вперед, турки в темноте не могли разобраться, где и какие силы атакуют. Солдаты в маскхалатах были невидимы на снегу и в круговертях метели. Сотни неприятельских орудий и пулеметов палили вслепую. А наши воины совершали чудеса героизма. Карабкались по обледенелым склонам. Преодолевали участки, где снег был выше человеческого роста. Дербентский полк под ливнем пуль и снарядов залег, не в силах поднять голову, но встал священник, о. Павел Смирнов, взметнул над головой крест, как знамя. Солдаты воодушевились, кинулись на приступ за своим батюшкой (в том бою о. Павел был тяжело ранен, у него ампутировали ногу). Батальон Бакинского полка овладел одним из фортов, однако оказался отрезан от своих. Израсходовав патроны, отбивал контратаки штыками и держался три дня, пока не прорвалась подмога.

Наконец, удалось взять четыре форта. Разгрызать другие твердыни Юденич не стал. Открылась дорога в горах, и командующий бросил конницу в неприятельские тылы. Вражеские гарнизоны переполошились и поспешили выбираться из наметившейся ловушки. Было взято 13 000 пленных, более 300 орудий. Когда в Эрзерум приехал главнокомандующий Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич, он увидел, какие укрепления сокрушили наши бойцы. Вышел на площадь к полкам, снял перед ними шапку и низко поклонился. С докладом о взятии неприступной крепости Николай Николаевич отправился в ставку к царю. Николай II также передал благодарность войскам и поставил перед ними новую задачу — овладеть Трапезундом (Трабзоном). 

Вид освобожденного от турок Трапезунда. Нива №25, 1916

Это был ключевой порт на южном берегу Черного моря. Железных дорог в здешних краях еще не построили. Турки подвозили войска на фронт и снабжали их морем, через Трапезунд. Если отобрать его, неприятельским соединениям придется сотни километров тащиться пешком, на телегах. Зато русская армия, углубившаяся на османскую территорию, могла бы через порт поддерживать связь со своими тылами. Разумеется, враг осознавал значение города, наращивал оборону. Юденич и на этот раз перехитрил супостата. Он изобразил, будто намерен атаковать Трапезунд с юга, развернул свою основную группировку, которая брала Эрзерум. Противник поверил, стянул на данное направление силы и резервы. На самом же деле командующий задумал десантную операцию. В обстановке глубочайшей секретности в Мариуполе грузились на суда две пехотные дивизии, а в Новороссийске — две казачьи пластунские бригады. В царской армии это были «спецназовцы», отборные воины. 

Участок фронта на берегу моря выглядел как будто спокойным. У русских здесь стояли всего шесть полков. Но внезапно подошли корабли Черноморского флота, перепахивая турецкие позиции крупнокалиберными снарядами. На фланге противника высадилась 1-я пластунская бригада генерала Ивана Гулыги, сразу же устремившись в атаку. А 2-я пластунская бригада генерала Александра Краснопевцева начала высадку в Сюрмене, рядом с Трапезундом. Причем казаки рассудили по-своему. Прикинули, что спускать с транспортов шлюпки и боты, а затем грузиться в них будет слишком долго — враг может опомниться и организовать отпор. Они бросились вплавь по студеному апрельскому морю, внезапно появились в османских тылах, вызвали панику. Оборона противника стала разваливаться. Турки побежали. 18 апреля 1916 года Трапезунд пал. Развивая успех, наши войска взяли Эрзинджан, Битлис, Муш и еще ряд городов. Продвинулись в глубь Турции на 350 км, заняли территорию, по площади превышавшую все российское Закавказье. Казаки поили коней из Тигра и Евфрата…

Увы, эту победу свели на нет революция и последовавший за ней развал русской армии. В декабре 1917-го с Османской империей было подписано перемирие, и солдаты хлынули по домам. Турки, убедившись, что русских против них не осталось, в феврале 1918-го перешли в наступление. Энвер-паша подтвердил войскам прежние задачи — захват Закавказья и Кавказа. Ворвавшись в Трапезунд, они набросились на госпитали, тыловые учреждения, на наших солдат, не успевших выехать. Германские дипломаты докладывали в МИД: «Тысячи русских расстреляны и сожжены заживо. Армяне подвергаются неописуемым пыткам. Детей суют в мешки и кидают в море, стариков и женщин пригвождают к крестам и калечат, девушек и женщин насилуют».

Кроме русских да армян истребляли еще и греков — их проживало довольно много в приморских городах. В первой кампании геноцида для них сделали исключение, чтобы не подтолкнуть Грецию к вступлению в войну. В 1917 году она присоединилась к державам Антанты, поэтому греков стали резать так же, как и остальных христиан. Турки за несколько месяцев возвратили прежде утраченные земли. Кроме того, заняли Сарыкамыш, Карс, Ардаган, уже сорок лет принадлежавшие России. 

И все-таки Кавказский фронт напоследок подтвердил славу непобедимого. Некоторые офицеры, солдаты, казаки добровольно остались в строю. Прикрывали массы христианских беженцев, уходивших из родных мест. Остатки фронтовых частей объединились с отрядами армянского ополчения и в мае 1918-го в упорнейших сражениях под Сардарапатом и Каракилисой наголову разгромили наступавшие турецкие полчища. Спасли от уничтожения Восточную Армению. Ту самую, которая стала называться впоследствии просто Арменией.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть