Благодарность от «Новых имен»

20.05.2013

Евгения КРИВИЦКАЯ

В Большом зале консерватории прозвучало музыкальное приношение памяти Иветты Вороновой.

Его инициатор — пианист Денис Мацуев, питомец всемирно известного Благотворительного фонда «Новые имена». Основатель и руководитель Иветта Николаевна Воронова (1932 - 2013) открывала талантливых детей, выросших в целое поколение блестящих музыкантов. Среди них — Екатерина Мечетина, Борис Андрианов, Алена Баева. В 2008 году Воронова передала дела в руки своего самого успешного, невероятно энергичного подопечного — Дениса Мацуева, — и вновь не ошиблась в выборе. Молодой президент «Новых имен» с азартом подхватил эстафету, придумывая для юных музыкантов интересные акции. В своем сольном концерте в БЗК он преподнес публике сюрприз, включив выступление новоиспеченных лауреатов Первого международного фестиваля-конкурса юных пианистов, на днях завершившегося в Астане. Победителями стали стипендиаты Фонда — 16-летний Александр Кутузов, 12-летний Александр Малофеев и 9-летняя Варвара Кутузова, — о чем с гордостью рассказал со сцены Мацуев, подчеркнув: «Русская фортепианная школа жива!»

Нынешний вечер получился масштабным: три насыщенных отделения, посвященных русской музыке. Когда Денис заиграл «Времена года», вспомнились дни XI конкурса имени Чайковского — тогда во всеуслышание заговорили о новом победителе как о явлении на фортепианном Олимпе. Сейчас, спустя 15 лет, взгляд на эти пейзажные зарисовки у артиста изменился: он играл их просто и благородно, избегая сентиментальности и не впадая в излишний трагизм. Уникальное качество Мацуева — умение держать внимание зала. Одно дело, когда рядом оркестр и дирижер, другое — формат сольного выступления, где ты один на один с полуторатысячной консерваторской аудиторией. Пианист избрал доверительную манеру, ведя разговор вполголоса. И те, кто привык видеть на сцене Мацуева-громовержца, открыли в нем лирика. Кульминацией цикла стал блок пьес, расположенных в точке «золотого сечения». Июль («Песнь косаря»), Август («Жатва»), Сентябрь («Охота») — сценки сельской жизни — прозвучали заразительно и азартно, пианист словно наслаждался безраздельным владением всеми ресурсами своего инструмента.

В «Картинках с выставки» Мусоргского Мацуев вслед за композитором всласть пофантазировал над сюжетами: в «Гноме» представил целую галерею ужастиков, монстров и призраков, превратил «Старый замок» в Кёльнский собор, а торговок на рынке в Лиможе заставил «трещать» в таком быстром темпе, что только держись! Рояль к концу цикла предательски позвякивал лопнувшей струной, но солист уже победно прошествовал через «Богатырские ворота» в стольный град Киев. В последней пьесе всегда с замиранием ждешь колокольного перезвона, так напоминающего сцену смерти Бориса Годунова из одноименной оперы Мусоргского. Только здесь все разрешается кодой-апофеозом, феерическим каскадом октав, вызвавшим громоподобные овации.

А в третьей части мемориального вечера вместе с Мацуевым на сцену БЗК вышла «старая гвардия» стипендиатов «Новых имен»: скрипачи Граф Муржа и Борис Бровцын, виолончелист Борис Андрианов. Вместе с примкнувшим альтистом Максимом Рысановым они исполнили Квинтет Танеева — почти симфонию, требующую полной эмоциональной отдачи и идеальной ансамблевой сыгранности. Тут открылись ландшафты, завораживающие первозданной красотой, царство духа, возвышающее над материальным миром.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть