Factor успеха

20.09.2017

Дарья ЕФРЕМОВА

Исполнилось 140 лет со дня рождения Максимилиана Факторовича, основателя косметической империи Max Factor. Именно ему мы обязаны изобретением французского маникюра, столь популярных ныне smoky eyes и первой компактной пудры.


Для звезд — и для вас

Польский еврей, сын рабочего из Лодзи начал трудиться с семи лет — продавал леденцы, в восемь прислуживал аптекарю, в девять изготавливал парики. В 14 приехал в Москву — нашел место помощника гримера в Большом театре. Затем, отслужив два года в русской армии, открыл лавку в Рязани. Изготовленные им кремы, румяна и парики были настолько качественными, что заехавшая в провинцию труппа императорского театра раскупила весь ассортимент. А вскоре загримированные Факторовичем актеры играли перед самим Николаем II. Так мастер попал в Санкт-Петербург, став экспертом по косметике при дворе. В 1904-м Макс был вынужден эмигрировать в Америку и начать практически с нуля. Образцовая история успеха, слагаемые которого талант, увлеченность, подкрепленные работоспособностью и практичностью? Да, но это была бы очередная нишевая страница развития фэшн-индустрии, если бы Макс Фактор не пошел в народ. Самое серьезное и громкое его открытие было вызывающе простым: он научил пользоваться косметикой обычных женщин. «Для звезд — и для вас» — звучал слоган его бренда, позднее давший название популярнейшему шоу американского телевидения.

Хлопай ресницами и играй

Факторович создавал харизматичные образы для «звезд» кино — и многие из них именно ему обязаны своим восхождением на олимп. Не только дамы, хотя в «послужном списке» гениального визажиста их, конечно, большинство, но и представители сильного пола. Например, Рудольф Валентино. Пока Макс не додумался «высветлить» итальянцу кожу, Руди не расставался с чалмой и кинжалом, играя в основном восточных тиранов.

Для актрис лавка Макса на Голливудском бульваре в Лос-Анджелесе стала местом паломничества. Сначала туда ходили за продукцией Leichner и Minor, лучшим на тот момент театральным гримом, затем — за кремом в тюбиках, выпущенным уже под собственной маркой Факторовича. Изобретение оказалось поистине революционным: в отличие от засыхавших на лице жирных белил, трескавшихся прямо во время съемок, тон ложился ровно, держался стойко и, самое главное, располагал цветовой палитрой — 12 оттенков против одного. В обиход новинка вошла с легкой руки комиков: Чарли Чаплин, Бастер Китон, Фатти Арбакль пришли в восторг, ведь теперь косметика не сковывала мимики, столь важной в их работе. Еще одним прорывом Макса стало «средство для создания капель на глазах» — драматический эффект давала тушь, смешанная с воском.

Позже, в 1927 году, Фактор усовершенствовал задумку: Филлис Хэвер, исполнительница роли Рокси в мюзикле «Чикаго», поразила публику густыми накладными ресницами. И хотя при ближайшем рассмотрении такая красота выглядела не слишком естественной (бахрома крепилась на ниточку и приклеивалась к веку), после премьеры у Макса не было отбоя от голливудских старлеток и жен обеспеченных господ. Все хотели походить на Рокси, отчаянную домохозяйку, презиравшую «осла-мужа» и грезившую сценой.

Четыре комнаты

Собственную студию визажист открыл в 1935-м. Роскошный салон делился на четыре комнаты — по принципу разработанной им цветовой гармонии. Идея, что подбирать тени, румяна, помаду лучше все-таки с учетом тона кожи, цвета глаз и волос, ошеломила Америку в 1918 году. А в 1928-м маэстро получил за это высшую награду Киноакадемии — «Оскар» — удачный мейкап отлично демонстрировал возможности появившейся тогда цветной пленки.

Джин ХарлоуИтак, голубой кабинет для светловолосых открывала «сногсшибательная» платиновая блондинка Джин Харлоу — фарфоровая кожа, огромные глаза, тонкие брови, губы «Лук Купидона». О магнетической притягательности улыбчивой женщины-вамп писали все журналы того времени, не упоминая, впрочем, что до знакомства с Максом режиссеры вовсе не выстраивались за ней в очередь. Рыжеволосым бестиям предлагалось проследовать в зеленую комнату. Там правила бал темпераментная танцовщица Джинджер Роджерс, выступавшая в тандеме с Фредом Астером. Брюнеткам открывал двери розовый кабинет, где эталоном стиля считалась Клодетт Кольбер. Лучшей комедийной актрисе тридцатых, обладательнице «Оскара» и «Золотого глобуса» довелось примерить имидж фам фаталь. Выразительные smoky eyes, помада карминного цвета — такой Клодетт предстала в роли императрицы Поппеи в ленте «Крестное знамение» Сесила Де Милля. И хотя зрителям запомнились ее глубокое декольте (с помощью старого трюка француженка отвлекала внимание от расплывшейся талии) и сцена, где она купается голышом в молоке, смотрели все-таки в глаза. Пока голливудский волшебник не «нарисовал» ей роковой прищур, Кольбер играла влюбленных продавщиц, милых, но до венценосных особ не дотягивающих.

Рошель ХадсонСамая просторная — персиковая студия — отводилась «браунеткам», их Факторович ценил больше всего. Лицом сделал свою любимую модель Рошель Хадсон — миловидную, естественную, совсем не похожую на роковую красотку. Здесь же располагался предмет особой гордости владельца — калибратор красоты, устрашающего вида прибор из 325 трубок, надевавшийся прямо на голову. Построенное благодаря френологическим познаниям устройство поверяло алгеброй гармонию, высчитывая, насколько то или иное лицо близко к идеальному. Тех, кто не соответствовал признанным стандартам, конечно, не выгоняли, а просто украшали с помощью грима.

Укуси меня пчела

Среди моделей была и главный секс-символ золотого века Голливуда актриса Клара Боу. Начинавшая еще в немом кино, эмансипированная черноволосая красавица, прославившаяся не только обворожительными экранными образами, но и многочисленными романами, о которых она к тому же беззастенчиво рассказывала urbi et orbu, была для маэстро больше, чем Галатеей. Боу отлично разрекламировала бренд, показавшись на публике с макияжем sting lips — «губы, ужаленные пчелой». Продажи помады в Лос-Анджелесе шли туго, из-за жары средство неряшливо растекалось. Вот голливудский волшебник и придумал наносить ее с помощью трех отпечатков пальцев — двух на верхней губе и одном на нижней. Кто бы решился появиться в таком виде, кроме звезды «пластмассового века»? Роскошными женщины не рождаются, роскошными они создают себя сами — фраза, приписываемая стилисту, наверняка родилась под впечатлением от рисковой Клары.

Перечислять изобретения Макса Фактора — дело кропотливое. Это и жидкая подводка для глаз, определившая стиль 60-х, и лак для французского маникюра, и первая устойчивая помада, и материал для живописи по телу, и водостойкая тушь в тубе, и всякие мелочи вроде щеточки для расчесывания бровей, и must-have практически любой современной женщины — компактная пудра. Она продавалась в круглой коробочке под уютным названием Pan-Cake. Ложилась ровно, не блестела, была доступна в любой цветовой гамме и, конечно же, снималась в кино, дебютировав в мюзикле «Vogues of 1938».

Сегодня его называют «отцом современной косметики». В честь Макса даже заложена звезда на Голливудской аллее славы.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть