Сила Сибири

11.09.2014

Нильс ИОГАНСЕН, Иркутская область

Фото: Нильс Иогансен14 сентября Россия отмечает День Байкала. Праздник проводят уже в шестнадцатый раз. И каждый год накануне этой даты возникает дискуссия: что важнее — использовать неисчерпаемые природно-экономические ресурсы озера максимально широко или же постараться сохранить уникальный заповедник в первозданном виде? 

В справочниках и школьных учебниках можно найти массу информации о том, какой Байкал «самый-самый». Книги не врут, но понять, сколь великое чудо природы расположено на территории Иркутской области и Бурятии, можно, только побывав в его окрестностях. И уезжать оттуда, честно скажу, не захочется.

Дорогое мое койкоместо

Не каждый гражданин РФ в состоянии позволить себе поездку на Байкал. За билеты в оба конца придется отдать около 30 000 рублей — если ехать в мае или в сентябре. А летом, когда турпоток максимальный, они стоят уже 50–60 тысяч. Гостиницы, правда, в Иркутской области не слишком дорогие. Хороший номер стоит четыре-пять тысяч рублей, есть и «студенческие» — по тысяче за сутки. Вот только номерной фонд региона весьма невелик. «Имеется всего 5–7 тысяч койкомест, их них только порядка 10–15 процентов — теплые, всесезонные и со всеми удобствами, — говорит  руководитель агентства по туризму Иркутской области Марина Рожкова. — Этого, конечно, мало: в 2013 году внутренний туристский поток составил 1,3 миллиона человек, добавим сюда 64,5 тысячи иностранцев; по итогам 2014-го примем около 1,4 миллиона россиян и 83 тысячи гостей России. Учтите, это цифры только по нашей области, а ведь едут еще и в Бурятию. «Дикарей» — более миллиона человек в год. Для природы, для озера это огромная нагрузка». 

«Те, у кого не хватает денег отдохнуть на Байкале, едут в Таиланд», — такая грустная шутка в ходу у местных работников туриндустрии. Но проблему дорогих билетов агентство решить не в состоянии, да и другие беды отрасли, в общем-то, тоже не по зубам. Строить новые гостиницы и санатории не разрешают — действует режим природоохранной зоны, установленный федеральным законодательством. А те здравницы и отели, которые работают, живут сами по себе. Местные власти имеют право лишь что-то советовать, но устанавливать цены или иные правила игры они не в состоянии.

Инфраструктурная ловушка

Уменьшить стоимость проживания и одновременно защитить природу от наплыва «дикарей» можно. Достаточно слегка скорректировать постановление правительства РФ от 30.08.2001 № 643 «Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории» — и всем станет значительно легче.

«Что самое удивительное — у постановления нет научной базы, территорию сделали совершенно непривлекательной для инвестиций, никому ничего не объясняя и не доказывая. Конечно, в документе есть и рациональные моменты, но имеются и совершенно нелогичные. Например, нельзя строить ЛЭП, трубопроводы. То есть мы не в состоянии перевести регион с угля на экологически чистый газ, нормально обеспечить людей и промышленность электроэнергией (она у нас тут самая дешевая в стране — много ГЭС) тоже не получается. Даже модернизацию котельных не провести, а ведь есть уже новые технологии сжигания угля, когда он в виде мельчайшей пыли впрыскивается в топки и практически не дает дыма. 643-е стало тормозом для региона, пытаемся бороться — сейчас готовим научное обоснование для пересмотра, вскоре отправим документы в Москву», — рассказывает министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Олег Кравчук.

К сожалению, значительная часть работы ведомства — борьба с последствиями инфраструктурной ловушки. А именно — с мусором, что оставляют многочисленные туристы, которым не досталось мест в гостиницах и пансионатах. Стоит признать, что войну за чистоту природы экологи выигрывают, в регионе ОЧЕНЬ опрятно. Вот только какой ценой... Десятки миллионов рублей из областной казны, которые можно было бы потратить на что-то иное, уходят на возведение полигонов для складирования мусора, в счет оплаты его вывоза и волонтерам, которые убирают территории (их ведь нужно кормить и где-то селить). Денег не хватает: постоянного бюджета на борьбу за чистоту нет, идеально было бы выделять около 10 миллионов рублей на каждый турсезон, но это пока мечты...

Родина всех индейцев

Остров Ольхон и так называемое Малое Море — самые желанные туристические места области. Всего 250 километров от Иркутска, и вы попадаете практически на другую планету. Здесь очень мало людей, это мир бескрайних просторов — лесов, полей и сопок самых причудливых очертаний. Дорогу перед машиной постоянно перебегают суслики.

Фото: Нильс ИогансенИ вот на горизонте показывается бирюзовая гладь Байкала. За несколько километров до переправы есть отличная смотровая площадка, на краю которой стоит бродяга. Тот самый, что «тащился с сумой на плечах». Заметно, что скульптор вложил в памятник всю душу. Рядом установлена гранитная доска, на которой выбиты слова песни. Это для супервайзеров, криейтеров, нейл-дизайнеров, мерчендайзеров и прочих столь любимых Михаилом Задорновым менеджеров, которые уже практически забыли русский язык и родную культуру. Пусть просвещаются...

Сейчас уже не сезон, а вот летом в ожидании парома придется постоять 8–10 часов. Для жителей острова, которые хотят попасть домой, устроена отдельная очередь, но это не панацея — драки за место довольно часты. Сейчас строится еще одно судно, пока ходят два — «Дорожник» и «Ольхонские ворота». Перевоз бесплатный, переправа — часть трассы, она государственная.

На легковушке-«пузотерке» по острову лучше не кататься, грунтовая дорога вполне приличная, грейдеры ее регулярно ровняют, но днище, скорее всего, поцарапаете. Сюда надо приезжать на хорошо подготовленном внедорожнике, настоящем — рамном, со «злой» 35-й резиной, лебедкой и экспедиционным багажником. И минимум на неделю.

До населенного пункта Хужир — центра островной цивилизации, — около сорока километров. Здесь множество турбаз на любой вкус и кошелек, сдается практически каждая вторая халупа. Главная достопримечательность — скала Шаманка, вид на нее действительно потрясающий. Несмотря на то что место «раскрученное», вокруг поразительно чисто. Мусора нет, а скалы не украшают надписи типа «Киса и Ося здесь были». Свои автографы туристы выкладывают галькой на прибрежном песке, очень интересная традиция.

Рядом красивый и уютный пляж, правда, вода в Байкале холодноватая. В Малом Море она значительно теплее, чем в Большом, но все равно лучше поберечься. Недалеко, около деревни Ялга, есть отгороженное естественной косой озерцо со смешным названием Ханхой, вот оно очень любимо отдыхающими — вода в нем хорошо прогревается.

Ольхонский краеведческий музей — объект, обязательный для посещения. Коллекцию по крохам собирал местный энтузиаст, краевед, учитель Николай Ревякин (1899 – 1983). Очень приятная экспозиция, начисто лишенная казенной академичности. И вместе с тем серьезная — история острова раскрыта с глубокой древности до наших дней. Множество всевозможных артефактов, да и экскурсоводам есть о чем поведать посетителям.

«Скала Шаманка называется так потому, что на этом мысе когда-то жила очень злая колдунья. Насылала болезни на скот, людей губила, погоду портила. А справиться с ней не могли, сильная она была, могущественная. Но потом все-таки померла, похоронили ведьму там, где стоял ее дом, а сверху боги кинули две скалы — чтобы она никогда не воскресла. Женщинам на скалу и на мыс с давних пор вход запрещен. Чтобы в них не вселился дух злой шаманки», — объясняет экскурсовод-смотритель Ольхонского музея Тамара Чечикова. А еще Ольхон, оказывается, родина всех американских индейцев, об этом повествует специальный стенд. В 70-е годы тут работали антропологи — наши и американские, они-то и установили, что заселение Америки шло именно отсюда... 

Мимо Листвянки — пригородного байкальского курорта — не проезжает ни один турист. От областного центра всего 70 километров, по местным меркам — совсем рядом.

Здесь достаточно шумно. Набережная-променад, где прогуливаются толпы отдыхающих, внизу пляж. Великое множество гостиниц, ресторанчиков, но при этом тоже на удивление чисто. Сюда нужно ехать за рыбой, знаменитым байкальским омулем, иркутяне предпочитают покупать его именно в Листвянке. 

Рыбный рыночек — это нечто, запахи с рядов тянутся просто умопомрачительные. Омуль горячего копчения обязательно нужно брать еще теплым, впрочем, его тут же и готовят. Долго он не хранится, лучше всего употребить на месте. 

А увидеть обитателей глубин можно в Байкальском музее Сибирского отделения РАН (Листвянка). В огромных аквариумах плавают все байкальские рыбы, а на отличных современных стендах рассказывается о жизни уникального озера. Рядом — не менее интересный дендропарк, в курортной зоне — нерпинарий, там специально обученные ластоногие развлекают детей. Рядом строится еще один цирковой бассейн, в первом ведь постоянные аншлаги.

Чистый город

У города Байкальск, что в 150 километрах от региональной столицы, не самая хорошая слава. Про местный ЦБК, который якобы уничтожал озеро, еще чуть более года назад не писал только ленивый. И, судя по публикациям, жизни там нет — почти как на Марсе.

Это ложь. Байкальск — один из самых чистых городов региона, въезжая в него по трассе, вообще не сразу понимаешь, что уже находишься на территории населенного пункта. Вокруг — море зелени, в которой уютно спрятались дома, завод же — ныне мертвый — можно идентифицировать только по торчащим трубам, да и сам он тоже расположен посреди огромного парка.

Фото: Нильс Иогансен«Чистый город» — этот лозунг времен СССР все еще висит в центре Байкальска: в 60-е годы страна строила самый чистый ЦБК в мире. И построила. Таких очистных сооружений, как тут, нет нигде. Неприятный запах от производства шел, но не более того, дышащая на ладан ТЭЦ, которая снабжает энергией и теплом городок, вредит экологии в разы сильнее. Но ее модернизировать не разрешают — 643-е постановление в действии.

«Экологи действовали не в интересах защиты природы, а просто, чтобы закрыть очередной завод. Сейчас мы поняли, что это было ошибкой», — считает Олег Кравчук. Впрочем, ЦБК закрылся бы так или иначе. На момент его остановки главному технологу было уже за 70, молодые специалисты на предприятии отсутствовали. «БазЭл» выкачивал из завода все, не вкладывая ни копейки, кадры тоже не готовили — увы, нередкая практика российских «олигаторов»-временщиков.

Город выживает как может. Люди занялись огородничеством, и теперь Байкальск — клубничная столица региона, а то и всей Восточной Сибири. Есть даже памятник красной ягоде, он стоит прямо на берегу, недалеко от еще одной местной достопримечательности под названием «Ухо Байкала» (в него нужно позвонить, чтобы власти тебя услышали). Клубничный фестиваль проводится в начале августа, на него специально приезжают из Москвы.

На склонах горы Соболиная проложена горнолыжная трасса, зимой тут довольно многолюдно. Когда комбинат был еще жив, именно ЦБК построил подъемник, расчистил склоны и организовал всю прочую инфраструктуру. Были планы превратить город во всероссийский курорт, байкальский Куршевель. Но горка тут невеликая, всего 900 метров, для полноценных покатушек маловато. В общем, Куршевеля не получилось. А потом «БазЭл» продал курорт сам себе. (Например, заводской профилакторий, по словам работников ЦБК, всего за 150 тысяч рублей.) С вершины Соболиной открывается роскошный вид на озеро, город и окрестности, подъемник работает круглогодично. А какой там воздух...

Около 30 километров вперед по трассе в сторону Бурятии, потом десяток верст направо, вдоль реки Снежная — здесь расположена турбаза «Теплые озера», волшебное место. На берегу неглубокого, но очень чистого озера стоит пионерлагерь, вокруг — покрытые туманной дымкой горные вершины. Одна из них называется «Шапка Мономаха», а у ее подножия находится загадочное и тоже очень красивое Мертвое озеро. «Все лучшее — детям», — лозунг времен СССР здесь виден наиболее отчетливо. Даже проливной дождь не мешает любоваться красотами природы, наоборот, поднимающиеся из воды испарения придают пейзажу некий ореол таинственности.

Пионерлагеря больше нет, сейчас это турбаза. Не самая дешевая, да и в сезон без предварительного бронирования не въехать. Уж больно место красивое, туристы тут селятся состоятельные.

На въезде в бывшую детскую здравницу — аллея тополей, многие толщиной метра по два. Сколько им лет, не знает никто, это какие-то реликтовые деревья. Кроме как на Байкале таких нет нигде.

Чудеса рукотворные

Фестиваль клубники — далеко не единственное мероприятие в Иркутской области, заслуживающее внимания. Помимо чудес природы, здесь есть и удивительные рукотворные памятники. В Тальцах, что в 50 километрах от Иркутска, расположен местный музей деревянного зодчества, самый крупный к востоку от Урала. «В этом году мы впервые проводили Тальцинскую ярмарку, далее фестиваль искусства и ремесел станет ежегодным. Но у нас всегда нескучно. На территории музея постоянно работают различные мастерские — ткацкая, гончарная, берестяная, есть и кузня. Можно самому попытаться что-то сделать, опытные мастера научат», — объясняет заместитель директора по науке архитектурно-этнографического музея «Тальцы» Елена Колганова.

В Еланцах — это по дороге на Ольхон — свои достопримечательности. «Ежегодно мы проводим «Зимниаду», это и спортивный, и культурно-этнографический фестиваль. Но главное событие каждого лета, конечно, Ёрдынские игры, на них собирается около трех тысяч участников. В программе — национальные виды борьбы, скачки, стрельба из лука. И, конечно же, шаманы — они приезжают в Еланцы со всех регионов, а также из Монголии и Китая», — рассказывает заместитель председателя комитета по экономике и финансам Ольхонского района Ирина Ануева.

С одним кудесником удалось даже пообщаться. Валентин Хагдаев — местная знаменитость, шаман в двадцатом поколении. К сожалению, знахарь был сильно занят — камлал. На полном серьезе, здесь с такими вещами шутить не принято. В основном шаман работает по своей основной специальности, заказов хватает. И только в свободное время отвлекается на сопровождение экскурсий. Очень интересный человек: образованный, но вместе с тем «фактурный» — точно колдун. Извинился, пошаманил что-то в своем Android-коммуникаторе и ушел обратно — стучать в бубен, взывать к духам...

Сам Иркутск в байкальском турне можно оставить «на закуску». Однако пренебрегать городскими достопримечательностями тоже не стоит. Ведь это — наша история. И без нее понять Байкал тоже невозможно. «В нашем краеведческом музее хранятся артефакты, собранные в ходе первых исследовательских экспедиций. Сначала путешественники отчитывались в Иркутске, в местном отделении Географического общества, и только потом ехали в Санкт-Петербург. Есть уникальные реконструкции древних жителей работы знаменитого антрополога Михаила Герасимова. Оказывается, 30 000 лет назад здесь жили европеоиды... Всего же только в Иркутске более 1100 объектов культурного наследия, нам есть что показать гостям», — говорит министр культуры Иркутской области Виталий Барышников.

Так стоит ли все это — и удивительную природу, и уникальные исторические памятники, — подвергать чрезмерным нагрузкам со стороны толп туристов? Конечно, очень хочется, чтобы каждый гражданин России имел возможность посетить Байкал и ознакомиться со всеми здешними чудесами. Вырученные деньги для местного бюджета лишними не будут. Но все-таки, думается, главная задача — сохранить этот чудесный регион. Развивать туризм — но с большой оглядкой. Зарабатывать — но ничего не разрушая. Нам же остается внести лишь свой посильный вклад в это благое дело: то есть хотя бы просто не мусорить на природе, в особенности около главного озера России.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть