Фестиваль «Звезды белых ночей» в Петербурге: пробуждение Мариинки после пандемии

Александр МАТУСЕВИЧ

09.07.2020

Фото: Наташа Разина.

Старт фестиваля «Звезды белых ночей» стал самым необычным за всю его почти тридцатилетнюю историю: измерение температуры зрителям на входе, шахматная рассадка в зале, меньшее количество артистов на сцене. Но, главное, он состоялся вопреки всем сложностям новой пандемической реальности.

Прославленный петербургский музыкальный форум — многожанровый, полифоничный по тематике и всегда очень продолжительный — в этом году начался с полуторамесячным опозданием. Карантинно-эпидемиологические ограничения внесли существенные коррективы в планы маэстро Валерия Гергиева и Мариинского театра, да и сейчас еще до конца не понятно, в каком формате пройдут его мероприятия. Обстановка в городе на Неве пока далека от полной победы над вирусом (так, по данным оперативного штаба на 9 июля, в городе за последние 24 часа было зарегистрировано 292 новых инфицированных коронавирусом), поэтому афиша Мариинки до этой недели пестрила ремарками «переносится» около названия каждого концерта и спектакля.

20 июня на Новой сцене театра (Мариинка-2) состоялись два инаугурационных оперных гала-концерта: первый посвятили врачам города, боровшимся с пандемией, второй был адресован широкому кругу меломанов. Это были вообще первые живые концерты с публикой в России после долгого вынужденного перерыва. На каждый из концертов было допущено всего по полтысячи зрителей (при вместимости зала около двух); зал Петербургской оперы выглядел как всегда торжественно, но при этом пустынно и неуютно.

После открытия фестиваля взяли более чем двухнедельную паузу: основательно готовились и мониторили обстановку в городе, рассказала «Культуре» представитель пресс-службы театра. Седьмого июля решились запустить оперную программу фестиваля, приняв решение об этом буквально накануне — тогда же в продаже появились и билеты на концерты. Правда, пока решено оперы давать только в концертном формате. Но, например, для «Иоланты», исполненной первой, это, может быть, и к лучшему: одиозная постановка Мариуша Трелиньского, идущая на главной петербургской сцене с 2009 года, едва ли подходит для посткарантинного контекста и способна была бы лишь озадачить публику, долгие месяцы лишенную живых впечатлений.

Последняя опера Чайковского содержит осанну творцу всего сущего, глубокие философские рассуждения о божественном и земном, вечном и сиюминутном, обличенные в форму прекрасной, светлой сказки со счастливым концом. Для культурного мероприятия, знаменующего собой окончание карантинного безмолвия, пожалуй, лучший выбор маэстро Гергиева. С точки зрения звучания оркестра и хора (хотя последний в «Иоланте», конечно, второстепенен), безупречного и захватывающего, мощной выразительности гергиевской интерпретации самой партитуры, «Иоланта» вновь доказала органическую укорененность своей эстетики в умах мариинцев — русская музыка была подана петербургскими музыкантами глубоко и ярко, качественно и эмоционально, по-немецки строго и четко с точки зрения формы и по-итальянски чувственно касательно экспрессии и фразировки.

Состав солистов оказался почти безупречным, а кроме того, ясно чувствовалось, с каким невероятным энтузиазмом артисты музицируют вживую. Певцы творили на концертной эстраде без каких-либо санитарно-эпидемиологических ограничений, хор предстал в сокращенном на треть составе («Иоланта» это позволяет), а рассадка оркестра оказалась заметно разреженной.

Безопасность зрителей была обеспечена особыми мерами, которые были разработаны театром совместно с Роспотребнадзором и опробованы на открытии фестиваля 20 июня, прошедшем в тестовом режиме. В зале Мариинки-2 на концертах основной программы фестиваля могут присутствовать до тысячи человек. При входе в театр зрителям измеряли температуру, на впуске и затем в фойе до начала мероприятия они должны были соблюдать социальную дистанцию; в зале действует принцип шахматной рассадки, а использование средств индивидуальной защиты является обязательным условием на протяжении всего пребывания в здании (зрители без масок и перчаток в театр не допускаются, и контроль за соблюдением этого требования весьма жесткий). Все артисты и сотрудники театра, задействованные в проведении мероприятий, заранее проходили тестирование.

Пока театр распланировал только первую фестивальную неделю с 7 по 14 июля: билеты на концерты можно приобрести на его сайте и в городских кассах. Концерты проводятся без антракта — для таких компактных опер, как «Иоланта» (7 июля) и «Сельская честь» (14 июля), это не проблема, а вот «Трубадур» (8 июля) и «Самсон и Далила» (11 июля) будут даны с заметными купюрами. Помимо этого, петербургских меломанов ожидают два концерта Дениса Мацуева (9 и 10 июля) и три балетных гала (11 и 12 июля).

После «Иоланты» маэстро Валерий Гергиев обратился к журналистам и телекамерам, расставив акценты: 

— Мне очень хочется верить, что мы сейчас выходим, подобно Иоланте, из тьмы к свету — свету творчества, свету величайших творений наших композиторов. Мы с нетерпением ждем возвращения к нашим обычным, полноценным творческим выступлениям перед публикой. Сейчас мы предельно осторожны. Мы располагаемся на сцене в сильно усеченном составе, мы стараемся не подвергать риску никого из артистов, все делается для того, чтобы и у публики риск был сведен до минимума. Я очень надеюсь, что наши друзья — посетители наших спектаклей будут предельно внимательны и будут соблюдать все правила, которые предложены всем в мире, не только в концертных залах или в театрах, но и в принципе везде. Мы приняли решение о выступлении только накануне вечером, поскольку не хотели нарушать регламенты, и последние меры предосторожности принимались буквально вчера ночью, я еще был в театре, проводил совещание. Надеюсь, что все то внимание, которое мы уделяем мерам предосторожности, сделают эти выступления максимально защищенными от рисков. С другой стороны, открыты рестораны, постоянно работает метро, возможностей заразиться, к сожалению, остается очень много, и далеко не самые крупные риски в театрах. Я знаю, что наши друзья в Эрмитаже и Русском музее готовятся к открытию, открываются вот в эти самые дни, и очень тщательно готовят эти акции открытия. Мы даем несколько опер в концертном исполнении, несколько концертных программ и очень осторожно – балетные гала, и мы остановимся на какое-то время в начале следующей недели, чтобы оценить все то, что происходило. Это первая попытка дать подряд пять-шесть концертов и оценить все очень критически. Наша публика очень ждет этих выступлений. Мариинский театр три с половиной месяца ежедневно показывает свои богатства — спектакли и концертные программы, снятые ранее на видео, — у нас невероятное количество просмотров во всем мире. Цифра приближается к удивительному показателю — сто миллионов, более ста стран смотрят эти спектакли и концерты. Хочу поблагодарить всех артистов, которые бесплатно участвовали во всех этих работах, мы должны вознаграждать артистов за столь громадные резонансные выступления. Мы делали этот щедрый подарок в расчете на то, что этот поступок коллектива Мариинского театра будет уместен в такое трудное время для всех без исключения и во всем мире будет восприниматься как жест красивый, благородный, как еще одно дополнительное послание доброй воли из России — страны величайших культурных традиций и ценностей. 

Фото предоставлены пресс-службой Мариинского театра; автор Наташа Разина