Дмитрий Бертман, «Геликон-опера»: «Теперь работа похожа на поцелуй через стекло»

Ольга РОМАНЦОВА

17.04.2020

Дмитрий Бертман. Фото: Юлия Осадча.


«Культура» узнала, с какими проблемами столкнулись театры в условиях самоизоляции.

Московский театр «Геликон-опера», которому 10 апреля исполнилось 30 лет, закрыт на неопределенный срок, как и все остальные культурные учреждения. В театре сейчас работают только сотрудники, отвечающие за функционирование здания. Какими должны быть онлайн-трансляции спектаклей, чтобы зрители не потеряли к театру интерес, и как артистам удается не потерять творческую форму во время простоя, рассказал «Культуре» художественный руководитель — генеральный директор «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман.

— Чем занимаетесь на карантине?

— Руковожу работой «Геликон-оперы» и его штата, параллельно отвечая на запросы Департамента культуры Москвы и занимаясь огромным количеством связанных с театром дел. Работы, как обычно, много, но теперь она похожа на поцелуи через стекло. Знаете, мне уже несколько раз звонили журналисты и спрашивали: какие преимущества в том, что вы находитесь на карантине? Меня это очень раздражает, потому что никаких преимуществ нет. Карантин — трагическая история для всех театров мира, разве в ней могут быть преимущества?

— Что для вас сейчас сложнее всего?

— Придумать, как, несмотря на карантин, объединить людей, работающих в театре. Потому что энергия объединения людей — это всегда побуждение к какому-то прогрессу. Все победы и достижения блестящих результатов происходят именно от умения людей объединять свою энергию.

— Уже 28 марта «Геликон-опера» показала первую онлайн-трансляцию. Как удалось все так быстро организовать?

— Мы следили за тем, что происходит в мире, и понимали, что нужно срочно заниматься организацией онлайн-трансляций записей спектаклей и концертов «Геликона». Пока это еще было возможно, открыли официальный Youtube-канал «Геликон-оперы» и начали с трансляции концерта «Верди online». Этот концерт собрал 15,5 тысячи просмотров. Такое количество зрителей никогда бы не вместилось в наш зал.

Планируем регулярно показывать онлайн-трансляции спектаклей и интереснейших лекций Дины Кирнарской. Но чем больше мы занимаемся трансляциями, тем более ценным для меня становится качество съемки. Хочется особо отметить телеканал «Культура», потому что благодаря ему мы смогли записать очень много спектаклей и концертных программ, которые сейчас транслируются не только на нашей платформе, но и на разных всероссийских.

10 апреля театру исполнилось 30 лет, и мы задумывали грандиозное шоу — большой праздничный концерт, на котором должны были выступать звезды мировой оперы: Красимира Стоянова, Рамон Варгас, Хосе Кура, Николя Кавалье. Но день рождения пришлось отложить, и мы организовали на официальном Youtube-канале театра трансляцию двух эксклюзивных записей: премьеру документального фильма «Дон Геликон» о жизни театра и гала-концерт «Открытие исторической сцены» с участием Дмитрия Хворостовского, Ольги Бородиной, Инвы Мула, Александра Антоненко и других звезд мировой оперы.

Отсматривая видеозаписи, мы думали о том, как тесно жизнь нашего театра связана с тем, что происходило в нашей стране. Вспоминали и хорошее, и плохое, трагическое и несправедливое. Но это все равно несопоставимо с тем огромным счастьем, которое дает нам театр.

— Не возникает ли во время онлайн-трансляций проблем с авторскими правами?

— У нас пока не было проблем при трансляции спектаклей. Наоборот, когда мне звонят из разных оперных театров и спрашивают, согласен ли я на трансляцию своих постановок, я всегда даю согласие. Думаю, что остальные авторы спектаклей поступают так же, понимая, что трансляции — это способ выживания театрального искусства. Сейчас карантин, и даже после того, как жизнь войдет в нормальное русло, не все люди сразу пойдут в театр.

— Поздравляя всех причастных с Международным днем театра, руководитель Департамента культуры Москвы Александр Кибовский сказал, что в Год театра бюджетное финансирование театров было увеличено в полтора раза, и это вкупе с другими мерами стало для театров своеобразной подушкой безопасности. Это действительно так?

— «Геликон» — государственный театр, он подчиняется Департаменту культуры Москвы. И мы уверены в том, что правительство Москвы и мэр Сергей Собянин прекрасно понимают, какой урон терпят сейчас все театры. Департамент культуры Москвы делает многое, чтобы помочь театрам и решить вопрос о компенсации из-за карантина. На сегодняшний день Москва выплатила зарплаты сотрудникам московских театров до конца апреля. Уточняю, не федеральных, а московских. Поэтому до начала мая театры обеспечены.

— Что будет дальше?

— Надеемся, что Департамент культуры нам поможет. Сейчас у нас огромные проблемы с возвратом билетов. «Геликон-опера» — первый театр, который ввел долгосрочное планирование и предварительную продажу билетов на год вперед. Сейчас, в ситуации паники, зрители начали их сдавать, по закону мы обязаны выплатить им деньги. Но эти средства давно в обороте: истрачены на постановку спектаклей, зарплату и так далее. А новых продаж сейчас нет. Это большая проблема. И я хочу поблагодарить наших зрителей, фанатов «Геликона», которые соглашаются поменять билеты на спектакли с другими датами, зная, что этим они помогают театру. Но огромный процент зрителей все-таки сдают билеты.

— Как привлечь в театр публику после окончания карантина? Как ее удержать? Думаете, онлайн-трансляции помогут?

— Онлайн-трансляции — это попытка приспособиться к сложившейся ситуации, каждый театр делает все, что может. Но любому театру нужно показывать спектакли на сцене! Самое страшное, что у артистов сейчас нет контакта с публикой. А трансляции хороши только в том случае, когда спектакль снят профессионалами и у него многокамерная съемка и профессиональный звук. Не случайно я упоминал телеканал «Культура». А если транслировать рабочую запись спектакля, сделанную с одной-двух камер, она может сыграть прямо противоположную роль. Во-первых, на ней видны какие-то накладки, которые из зрительного зала на большом расстоянии не заметны. И, во-вторых, это материал плохого качества. Посмотрев такую запись, человек может больше никогда не прийти в этот театр.

— Планы оперных театров обычно расписаны на несколько лет вперед. Сейчас в оперном мире пытаются что-то планировать?

— Не думаю. В нынешней ситуации откладываются и гастроли, и премьеры. 25 апреля в Шведской королевской опере должна была состояться премьера «Иоланты» Чайковского в постановке Сергея Новикова, наша совместная с ними постановка, она отложена на неопределенное время, как и моя постановка «Демона» Рубинштейна в Нюрнберге. Невозможно что-то планировать, пока не станет ясно, когда театры смогут полноценно работать.

— Артисты «Геликона» репетировали в Швеции, где так и не введен карантин. Никто из них не заболел?

— К счастью, нет! Отсидели в Москве карантин и вернулись к работе на самоизоляции. Я сам, вернувшись из Нюрнберга, посадил себя на карантин. Чтобы никого не заразить, две недели сидел дома и не встречался с мамой.

— Правда ли, что московские театры продлят сезон и будут работать в июне и июле?

— Нет, мы об этом ничего не слышали и этот вопрос не обсуждали. Не забывайте, что для полноценной работы театр должен заранее планировать продажу билетов и так далее.

— Чем занимаются сейчас артисты «Геликона»?

— Певцы дома распеваются, учат новые партии для премьер, которые запланированы на следующий сезон. Работают, приспосабливаясь к экстремальной ситуации. Ведь не случайно слово «опера» переводится с итальянского языка на русский как «труд, дело». Наши артисты трудятся во имя того счастливого дня, когда вновь состоится их встреча с публикой.  

Фото на анонсах: Юлия Осадча