Форум Art Moscow Online: между реальным и виртуальным

Ольга АНДРЕЕВА

27.01.2021

Фото: Андрей Никеричев / АГН Москва.


Директор стартующего 28 января форума Art Moscow Online Василий Бычков рассказал, как устроен современный арт-бизнес, кто и почему любит искусство и чего следует ждать культуре в ближайшее время.

После почти годового перерыва музейщики и галеристы всего мира с нескрываемым волнением готовятся к выходу в офлайн, то есть возвращению в подлинную реальность культуры. Как ни странно, но офлайн начнется с онлайна: 28 января в Москве откроется международный форум Art Moscow Online. Мероприятие подобного масштаба в России проводится впервые. Звезды музейного дела, художники, арт-дилеры со всего мира воспользуются надграничными возможностями онлайна, подведут итоги провального года и сделают выводы.

Мы поговорили с директором форума Art Moscow Online, президентом Международной конфедерации коллекционеров, антикваров и арт-дилеров, генеральным директором компании «Экспо-парк выставочные проекты» Василием Бычковым о том, чему научилась культура за этот ковидный год.

— В последние годы наблюдается заметный восходящий тренд интереса к искусству. С чем это связано?

— Это непростой вопрос. Мне кажется, что причина кроется не в тех процессах, которые происходят в культуре или искусстве, и не в изменении потребительских предпочтений. Наоборот, с засильем массовой культуры происходит заметное размывание смыслов и на той, и на другой стороне. И в культуре, и в обществе. Но ощущение, что интерес к искусству растет, действительно есть. Я думаю, что оно порождается бешеной скоростью коммуникации, стремительным ускорением всех процессов. Это чисто количественный феномен. Увеличивается все, начиная от обсуждений и формирований смыслов и кончая растущим числом проектов самого разного рода.

Старожилы рассказывают, что в советские времена делалась выставка в ЦДХ, которая висела несколько месяцев, и сотрудников на это время отпускали в длительные отпуска. Сейчас выставки пекутся как пирожки. Сегодня выставка в Новом Иерусалиме, завтра в Третьяковке, послезавтра в Эрмитаже. Эта скорость сама по себе невольно способствует стремительному распространению интереса публики к искусству.

— Однако пандемия закрыла все. Это не могло не изменить формат арт-рынка.

— Да, роковой переход в онлайн привел к кардинальному изменению форматов. Никто не предполагал такой скорости наступления онлайн-эпохи. Во всем мире это произошло вынужденно и масштабно. Но все наши иллюзии и надежды по этому поводу быстро прошли. Еще прошлой весной был какой-то энтузиазм по поводу перехода в онлайн. Все тогда вспомнили моду на онлайн-выставки в начале 10-х годов, когда интернет стал бурно развиваться. Но тогда эта мода прошла в течение года, если не быстрее. Сейчас вынужденный всплеск любви к этому формату тоже очень быстро прошел. Профессионалы провели маркетинговые исследования того, что есть в мире, и стало понятно, что онлайн невозможно коммерциализировать. Пока, по крайней мере. Если в этой истории отсутствуют бюджетные средства, то коммерческие участники просто не могут это окупить. Все сошлись на том, что это суперопыт для применения гибридных технологий, совмещающих офлайн и онлайн. Но не больше. После года сидения в онлайне и осмысления всего этого мы с коллегами из музейной и выставочной сферы пришли к однозначному выводу: онлайн не может заменить офлайн. Других мнений нет. Особенно на этом настаивают коллеги из музейного сообщества. Сейчас все они делают онлайн-выставки. Но опыт живого общения незаменим. Я прогнозирую еще больший рост интереса к культуре после конца пандемии. Сработает эффект сжатой пружины. Мы стоим на пороге того, что эта пружина вот-вот распрямится, и интерес к искусству резко прыгнет вверх.

— Насколько я знаю, короткий осенний промежуток открытых площадок оказался очень успешным для галеристов и арт-дилеров?

— Да, открывшееся осенью окно возможностей, во время которого мы успели провести выставку «Арх Москва», показало, что все жутко устали от этого зума и прочего виртуала. Сработал и отложенный спрос. Появилось даже такое наблюдение, что у человека есть буквально физиологическая потребность вынуть из кармана деньги и потратить их на искусство. Уже понятно, что важно не просто вкусно поесть, но и иметь дома что-то из настоящего искусства.

Мы можем констатировать, что все проекты, которые прошли осенью в офлайне, были очень успешны. Было продано много, если не все. Это говорит о том, что спрос на искусство не то что не уменьшился, а стал колоссальным. Сейчас мы готовим некоторые наши отложенные проекты. В конце марта будет «Нон-фикшн», который мы перенесли с декабря. За ним последует антикварный салон #АртМосква. Такие выставки и салоны — это, как часто говорят, зеркало рынка. И мы видим, что интерес со стороны экспертов, покупателей и просто зрителей не просто большой, а бешеный.

— Были ли у вас успешные проекты в онлайн-формате?

— В онлайне мы провели «Нон-фикшн weekend» со звездными авторами. Было очень большое количество просмотров. Кстати, это одно из преимуществ онлайна — возможность привлечь звезд со всего мира. Оно было и раньше, но мы до сих пор не осознавали это настолько отчетливо. Это безусловный плюс. И да, у нас было очень много просмотров.

— Есть ли разница в интересе зрителей в онлайне и офлайне?

— Наверное, есть. Но пока у нас недостаточно опыта, чтобы говорить об этом. Отличается ли вкус? Не знаю. Возможно. Отличается публика? Наверное, да. Но кто эти новые люди, которые приходят в искусство через онлайн, пока мы этого не знаем.

— Что сейчас интересует публику больше — классическое искусство или современное? От чего это зависит?

— Если говорить о зрительском интересе, то тут фору дает contemporary art, актуальное искусство. Оно более медийное и активное во всех смыслах. Но если делаются какие-то звездные проекты, такие как, например, Серов в Третьяковке, они бьют все рекорды. Что касается покупательского интереса, то современное искусство, благодаря мировой гипермоде и бешеному росту цен на него, вроде бы тоже несколько превалирует. Но надо понимать, что современное и классическое искусство покупают совершенно разные люди. Современное искусство покупают страстные любители и азартные люди, которые готовы рисковать. Понятно, что, покупая современное искусство, вы должны быть готовы к тому, что оно может колоссально влететь в цене, а может и не взлететь.

Классическое искусство и антиквариат покупают тоже страстные любители, но они не готовы рисковать. Они выбирают надежное вложение капитала и стабильность. Как правило, на этом рынке работает смесь любви к искусству и представлений о грамотном инвестировании. Кстати, в последние годы у меня появилось ощущение, что на рынок искусства выходит новый тип покупателя. Вообще, все меняется с дикой скоростью. И рынок тоже. Если раньше в искусство вкладывались старые деньги или деньги такого, скажем, классического происхождения, то сегодня мы видим, что игроками номер один на этом рынке становятся сотрудники IT-компаний. Для этого нового поколения покупателей естественной средой обитания, конечно, является contemporary art, который связан с новым мышлением и новыми технологиями. Но они очень умные люди и отлично понимают ценность классического искусства и надежность вложений. Мы уже видим, как на этот рынок начинают идти вот эти молодые деньги. Эта новая тенденция будет, скорее всего, только возрастать.

— Сейчас вы запускаете платформу ЦДХ-онлайн. В чем фишка этого проекта? В чем вы видите его перспективу?

— Ну, во-первых, теперь так носят. Мы начинали этот проект больше года назад, когда еще никто не слышал про летучих мышей. Вроде все делают, и нам тоже надо делать. А куда деваться? За цифрой будущее. Специалисты давно говорили, что всякое может быть. Вполне вероятно, что мы стоим на пороге новой эры, когда такие штуки с пандемиями станут нормой. Что касается проекта ЦДХ-онлайн, то у нас очень серьезные амбиции. Как вы знаете, огромное количество таких платформ уже есть. Но мы хотим сделать очень широкий проект. Мы обладаем большим опытом в области работы со старым и новым искусством. В апреле в рамках программы «Арт Москва» у нас будут представлены 200 антикварных галерей и 30 галерей современного искусства. Мы делаем главную выставку России по архитектуре — «Арх Москва». Мы делаем книжную ярмарку Нон-фикшн. Московский фестиваль дизайна — это тоже мы. Поле наших интересов очень велико. Мы надеемся, что эти компетенции дадут возможность сделать площадку ЦДХ-онлайн максимально широкой и полезной. Кроме того, мы хотим возродить программу Центрального дома художника уже в Сети. У нас есть амбиция сделать ЦДХ-онлайн одним из важных сервисных центров в области культуры и рынка искусства. Я уже 15 лет возглавляю Союз коллекционеров, антикваров и арт-дилеров. В рамках этой конфедерации нон-стоп идет обсуждение всех юридических, политических и любых других аспектов в области культуры и арт-рынка. Ввоз и вывоз произведений искусства, авторские права и так далее. Мы бы хотели делиться этими знаниями на этой платформе. Вот, например, с 1 января в силу вступил новый закон по ввозу и вывозу. Если вам нужно узнать, в чем там дело, пожалуйста, все это будет на платформе.

— Что за проект Art Moscow Online? Это первый в России подобный форум. В чем его суть и цель?

— Целей у этого форума много. Одна из них — поддержка интереса к искусству, в чем мы все корыстно заинтересованы. Многие наши коллеги вкладываются в то, чтобы подогреть интерес к искусству, и мы хотим внести в этот процесс свою лепту. Это в наших общих интересах.

Хотим быть первыми в сезоне. Специально поставили форум на январь. Наша программа опиралась на оценку специалистов и получилась очень интересной. Это крем де ла крем, результат тех самых возможностей коммуникации, которые дает онлайн. В этом случае мы их используем по полной. Попробуйте заполучить мировых спикеров на свой проект. А здесь все можно. Форум — это еще и просветительский проект. Просветительство всегда сопровождает любые культурные проекты по определению. Сейчас мы загружаем на сайт форума несколько очень интересных виртуальных выставок. Там будут образовательная программа и сервисная программа.

Фото: Андрей Никеричев и Александр Авилов / АГН «Москва»