Юбилейная выставка «Встреча с прошлым» в Сергиево-Посадском музее-заповеднике

Татьяна ФИЛИППОВА

21.12.2020

DSC03230.JPG


Выставка посвящена 100-летию образования музея. Заместитель генерального директора музея Светлана Николаева рассказала «Культуре» о том, в какой обстановке музей возник и что планируется в ближайшем будущем.

— Светлана Николаевна, в вашей юбилейной выставке участвуют и крупные московские музеи. Как построена экспозиция?

— Мы решили в этот юбилейный год создать межмузейный выставочный проект, чтобы показать, насколько коллекция, которая стала основой нашего музея и является национальным достоянием, связана с крупнейшими центральными музейными собраниями страны.

Декрет Совнаркома об открытии нашего музея был подписан Лениным 20 апреля 1920 года, но работа по его созданию началась раньше, в 2018 году, Комиссией по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры.

Мы посвятили свою выставку его основателям. Это были выдающиеся деятели русской культуры, специалисты по истории, краеведению, филологи: отец Павел Флоренский, Юрий Александрович Олсуфьев, Павел Николаевич Каптерев, Илья Ефграфович Бондаренко, известный архитектор и реставратор. Эти люди заложили основы для дальнейшей работы музея, сумели выявить замечательные памятники, которые несколько веков собирались в Троице-Сергиевой лавре.

Ведь далеко не все было очевидно, многие произведения, которые сейчас знает весь мир, в то время находились в храмах, в жилых помещениях лавры. Некоторые из них старели, выходили из употребления, из богослужебной практики, и оставались в хранилищах. Члены комиссии, чтобы понять, каков состав этих памятников, обследовали все здания, все чердаки и подвалы, и обнаружили уникальные произведения, которые только благодаря их знаниям мы сейчас можем видеть в музее. Таким произведением является самый известный покров с изображением Преподобного Сергия Радонежского, основателя Троице-Сергиевого монастыря.

Это покров, который члены комиссии отнесли к XV веку, сейчас считают более поздним, относят к концу XV — XVI веку, но тем не менее это самый поразительный образ Преподобного Сергия, который запоминается, а представить покров в экспозиции музея мы можем благодаря профессионализму членов Комиссии, которые не только обнаружили вовремя этот памятник, но и сразу же занялись его реставрацией.

На долю основателей музея выпало много трудностей, но они свою миссию выполнили и заложили основы и учетно-хранительской деятельности музея, и исследовательской, и экскурсионной.

Члены комиссии, потом первые сотрудники музея, очень искренне пытались новому зрителю, широкому зрителю, объяснить ценность сложно понимаемых произведений церковного искусства. Для этого и выставки открывали, и каталоги издавали, и водили экскурсии.

В течение 1920-х годов были открыты несколько экспозиций, в которых была представлена практически вся коллекция знаменитой монастырской ризницы. Это драгоценные одежды, шитье, покровы, в основном на раку Преподобного Сергия. Это замечательная коллекция ювелирного искусства, в том числе целый комплекс украшений, которые являлись вкладами, в основном царскими, к знаменитой иконе Троицы письма Андрея Рублева. Вот это удалось сохранить в музее. Но времена непростые были, и некоторые произведения из нашего музея уходили.

— В двадцатые и тридцатые годы советское правительство изымало из музеев ценности, чтобы продать их за границу. Ваш музей тоже пострадал?

— Да, нашего музея тоже это коснулось. Это была государственная политика, в конце 1920-х часть произведений изымалась и переходила в Государственное хранилище ценностей (Гохран), и нашим отцам-основателям приходилось решать и эту задачу. То есть нужно было выполнять распоряжения вышестоящих организаций, но поскольку они были очень хорошими специалистами, они старались при этом нанести минимальный ущерб коллекции и в основном «жертвовали» памятниками более поздними, конца XIX — начала XX века. Для них это были произведения почти современные, тем более что они по материальной ценности, количеству драгоценного металла, драгоценных камней превосходили древние памятники и реликвии.

Больше всего коллекция пострадала в 1930-е, когда предметы уходили и в Гохран, и в Контору антиквариата, предназначались для продажи. Но были и такие случаи, когда предметы передавались в фонды других музеев.

В 1920-е годы музей «строился» как историко-художественный, причем его работа получила высокую оценку вышестоящих организаций. А вот начиная с 1928 года и в течение всех 1930-х годов его профиль был изменен, приобрел историко-бытовой, краеведческий характер, и это стало косвенной причиной того, что многие памятники древнерусского искусства стали передаваться другим музеям.

Часть экспонатов оказалась в Государственной Третьяковской галерее, в Музеях Московского Кремля, в Историческом музее. Почти вся коллекция книг и рукописей Лавры и Московской духовной академии перешла в Румянцевский музей, сейчас это Российская Государственная библиотека. Приближаясь к своему 100-летию, мы задумали показать некоторые из «ушедших» произведений на нашей юбилейной выставке.

Почему мы назвали ее «Встреча с прошлым»? В основу выставки легли образы первых экспозиций музея, сохранившиеся на фотографиях. «Древлехранилище», знаменитые выставки тканей, икон и книг. Произведения, размещенные в витринах, как бы «выходят» к зрителю из этих фотографий. Это, например, замечательные сосуды из серебра XVI-XVII веков из наших фондов, которые окружают очень редкий экспонат — двойной кубок XVI века немецкой работы, который монастырские власти преподнесли царю Алексею Михайловичу в знак почтения.

Из Музеев Московского Кремля, где хранится этот кубок, мы получили другой интересный экспонат, это золотая подставка под крышку раки Преподобного Сергия Радонежского. Предметы, связанные с почитанием святых мощей Преподобного, вообще образа Преподобного, стали экспозиционным центром всей выставки. Мы представили хранящийся в музее покров с образом Преподобного, этот покров был подарен, вложен, как тогда говорили, в Троице-Сергиев монастырь первым избранным царем Василием Шуйским, а создан он был в мастерских Оружейной палаты. Рядом с ним находится вот эта золотая подставка, которую дал в Троицкий монастырь царь Алексей Михайлович. Мы хотели показать преемственность в почитании основателя Троице-Сергиева монастыря русскими государями. Здесь же более поздний вклад, уже российских императоров — многоцветная, вышитая крестом дорожка-ковер, которую подарила в монастырь императрица Мария Александровна, и сама она принимала участие в шитье этой дорожки. Дорожка стелилась в Троицком соборе вдоль иконостаса к раке с мощами Преподобного.

— Как у вас строятся отношения с Троице-Сергиевой лаврой? Монастырь не просит у вас какие-то вещи на церковные службы?

— Нет, такой практики нет, мы прошли довольно сложный процесс становления наших отношений, но сейчас они могут служить примером достойного сотрудничества государственной организации и монастыря. Надо начать с того, что генеральным директором нашего музея является архиепископ Каширский Феогност. Когда он стал директором, он был наместником Троице-Сергиевой лавры. Понимание ценности коллекции, которую мы храним, позволяет очень хорошо достигать иногда компромисса, но самое главное — сотрудничества. Не было случая, чтобы у нас просили что-то для богослужения, наоборот, сейчас у нас в постоянной экспозиции «Реликвии и сокровища Троице-Сергиева монастыря XI-XVII веков» представлены реликвии, которые принадлежат Троице-Сергиевой лавре: фелонь (то есть риза. — «Культура») Преподобного Сергия и две иконы, которые считаются келейными иконами основателя монастыря. Они у нас на временном хранении.

 На развитие Сергиева Посада были выделены немалые деньги, власти собираются вывести город на уровень Ватикана. Заденет ли этот проект комплекс Лавры и ваш музей?

— Речь идет не о развитии комплекса Лавры, потому что это сложившийся архитектурный ансамбль, который внесен в особый список ЮНЕСКО, является особо ценным объектом культурного наследия Российской Федерации. Кстати, этим же распоряжением Президента РФ наш музей тоже объявлен особо ценным объектом РФ.

Поэтому проект больше касается развития городской среды, исторического центра. Такие планы есть, авторы этого проекта стремятся задержать, если можно так сказать, туриста в городе. Чтобы он не проездом здесь оказался — так бывает, турист едет из Москвы и, уделив час-полтора нашим памятникам, стремится дальше по Золотому кольцу: в Переславль, Ростов, Ярославль. Задача разработчиков — сделать так, чтобы турист задержался в городе, потому что у нас есть что посмотреть, есть где отдохнуть.

Я очень надеюсь, что будет завершено строительство здания нашего фондохранилища, оно находится рядом. Название немного сухое — фондохранилище, — но на самом деле оно планировалось как экспозиционно-просветительский центр, где будут и выставочные площади, и реставрационные мастерские, и замечательные возможности для представления народных художественных промыслов.

Дело в том, что основу нашего музея составило монастырское собрание, но за сто лет существования его коллекции выросли с 11 тысяч единиц до 200 тысяч, и пополнились они коллекциями народного и декоративно-прикладного искусства. У нас одна из лучших коллекций в России. По проекту в здании фондохранилища откроются художественные салоны, где предприятия традиционных промыслов, прежде всего подмосковных, смогут показывать свои подлинные произведения. И мы не будем портить вкус наших туристов подделками, которые сейчас, к сожалению, наводнили сувенирный рынок. 

Фотографии предоставлены музеем