Режиссер фильма «Никто» Илья Найшуллер: «Пули, гонки, схватки — это весело, классно, попкорново, но если не видеть эмоции, все улетает мимо цели»

Алексей КОЛЕНСКИЙ

24.03.2021

NOBODY-3.jpg


На экраны мира выходит олдскульный зубодробительный боевик «Никто», снятый российским режиссером Ильей Найшуллером по сценарию соавтора остросюжетной антиутопии «Джон Уик» Дерека Колстада. Перед премьерой режиссер пообщался с газетой.

Прославившись убойными клипами Шнура и снятым субъективной движущейся камерой GoPro паркур-боевиком «Хардкор» 2016 года, Илья Найшуллер попробовал силы в классическом американском экшн и поступил как нельзя лучше. Использовав лаконичный сюжет с парнем, объявившим войну уличному беспределу, он повенчал классическую «Жажду смерти» Майкла Виннера с постмодернистским «Джоном Уиком» и зарядил экшн типичным лишним человеком с русским чувством неизбывной вины...

— Как возник замысел?

— Это история Боба Оденкёрка. Однажды он проснулся у себя дома и спустился на кухню позавтракать, а младший сын заглянул в подвал и сказал: «Папа, там кто-то есть!» Боб поспешил и увидел стоящего к нему спиной абсолютно голого человека. На оклик «Эй! Ты кто?» тот даже не обернулся, а тяжко закряхтел, как классический зомбак. Боб ретировался, запер дверь на ключ и вызвал полицию. Копы скрутили амфетаминщика, а один сказал: «Ты, конечно, поступил правильно, но если бы тут жила моя семья, я б не церемонился!» Оденкёрку стало очень обидно, и он задался вопросом: что случилось бы с настоящим героем, который знал как поступить с непрошеным гостем, но по какой-то причине сдержался? Боб обсуждал его с разными сценаристами и наконец обратился к сценаристу Дереку Колстаду, написавшему удачный драфт, а затем «присмотрел» меня.

— Итак, в один ужасный день ваш герой осознал, что жил не своей жизнью…

— Да, это история про человека, который был нечестен с самим собой и оттого не мог стать счастливым, а потом сорвался с резьбы и начал творить то, что хотел. Все неприятности приключаются с Хитчем из-за него самого, и русская мафия никогда бы не напала на след парня, если бы тот не соскучился по острым ощущениям… На самом деле Хитч — антигерой.

— 58-летнему Оденкёрку было тяжело сыграть супермена?

— Напротив, мы с самого начала определились, что Хитч — не Терминатор, а битый жизнью «крепкий орешек»; Бобу стало проще оттого, что его герой — рядовой человек. Для меня самое кайфовое видеть в экшн-сцене то, что происходит с героем. Пули, гонки, схватки — это весело, классно, попкорново, но если не видеть эмоции, все улетает мимо цели.

— Много ли в этом сюжете от вас лично?

— Около девяти месяцев мы с Оденкёрком переделывали сценарий, в котором сначала фигурировали корейские злодеи. Я видел их лишь в кино, предлагал: «Дайте пару месяцев пожить в Корее, пообщаться с бандитами. Что-нибудь придумается!» Хоть не очень-то и хотелось... В итоге удалось настоять на наших бандитах.

— В вашей картине по-новому раскрылись Алексей Серебряков и Александр Паль, сыгравшие вполне традиционных братков из девяностых. Есть ли большое будущее для российских актеров в Голливуде?

— Никогда не говори никогда! Будут роли — хорошие актеры себя покажут, и холодная война им не помешает. Увы, как правило, русских злодеев играют американцы, скандинавы, немцы и кто угодно, кроме нас. Слава Богу, мы ушли от картонных страшилок и показали русских людей большими оригиналами!

— Легко ли согласился на роль Серебряков?

— Я позвонил ему и предложил замечательную, выдающуюся, интригующую роль русского злодея, а он протянул: «Ну во-от, опять, это неинтересно...» Параллельно на роль пробовались голливудские звезды, но мне было тяжко на них смотреть. Я попросил Алексея записать пробы на русском и английском с максимально нелепым танцем — он надел гавайскую рубашку, сделал брутальное лицо, умышленно изобразил тупейшее па-де-де, и я послал видео Бобу: «Это наш Юрий!» И тот, ни разу не видевший Серебрякова, отбил эмодзи — три сердечка. После съемок первой сцены — прохода в баре — маячил за спиной, поглядывал в монитор, восхищенно стонал: Oh, my God! Правда, было непросто — случалось, переписывали реплики за три дня до съемок. За то мне удалось ввести в сюжет сакральное понятие «общак», летальное напутствие «На здоровье!» и идеально говорящего по-русски африканца, актера Арая Менгеша.

— На роль эфиопского наследника Олимпиады-80 не нашлось нашего парня?

— Мы снимали в Виннипеге, и канадская актерская гильдия нас замучила: всех иностранцев — американцев и русских — приходилось пробивать. Поэтому и я снялся в классной сцене, где не пришлось ничего играть, а только улетать от выстрела дробовика за компанию со Шнуром. Это вышло случайно. Мы снимали клип, когда пришло письмо из Америки. Сергей спросил, отчего я такой довольный. Признался, что приглашают делать кино, а он откликнулся: «Получится — зови меня!» Во время съемок у Шнура проходил тур по США, и он прилетел к нам на пять часов, зашел в комнату, где сидел вооруженный дед… Я специально не говорил ему, что это будет Кристофер Ллойд, которого, кстати, предложил Боб (нам был нужен хороший парень за 80, с багажом теплых ролей и не замеченный в разборках с дробовиками)… В общем, отстрелялись легко, но было немного жаль, что в стену влетал не я. Просил каскадера-постановщика доверить мне эту миссию, но он отнесся скептически: «Ок, сегодня мы тебя прикончим, а кто ж завтра снимать будет?.. Увидишь, как сработает дублер, и сам все поймешь!» Тот улетел от выстрела, и я скромно сказал: «Спасибо, достаточно!»

— Что вам не удалось?

— Как-то на вопрос «какие песни The Beatles вы бы переписали?» Джон Леннон ответил: «Все!» — «И даже Strawberry Fields forever?» — «Особенно ее!» Делать экшн мне не сложно, но я имею мало опыта сцен, где люди просто нормально разговаривают, — поэтому на сей раз я снимал без всякого выпендрежа, максимально статичной камерой и больше всего горжусь самыми спокойными сценами… Конечно, хотелось снять кино на пленку, но такой возможности не было, я использовал цифровую камеру Red, с которой не работал много лет, — всю дорогу мы гонялись за картинкой с легким налетом благородной старой грязи, начинали фильм со сдержанных, приглушенных цветов, двигались к ярким попсовым кадрам. Если склеить первые и последние экшн-сцены, ощущение будет странным.

— Как выстраивался захватывающий «балет» поединков?

— Энергично, в совместном мозговом штурме — мы придумывали кино всего шесть недель, и для меня было шоком, что все получилось!

— А если бы мистер Никто перешел дорогу Джону Уику — кто кого одолел бы?

— Думаю, Хитч — он похитрее и всегда найдет время подготовиться к разборкам…

— Что означает зловещая татуировка на запястье героя?

— Наихудшая комбинация карт в покере.

— Планируется ли сиквел?

— Вопрос не ко мне, но, как вы думаете, может ли не быть планов у огромной корпорации Universal? Голливудские студии в принципе не снимают фильмы на один раз. Мне очень приятно, что «Никто» они не выкинули на стример — значит, нам верят, это греет душу. Подлинный показатель успеха картины — вторая часть. Будет ли она? Поживем — увидим: «Никто» стартует в Америке и в России одновременно!

— Отчего стали так редки классические боевики с героем-одиночкой, «мочащим всех подряд»?

— Взрослые истории ушли на стриминг, и мне самому стало не на что сходить в кино вместе с папой — как привык с детства. Графические блокбастеры нас не впечатляют, поэтому я взялся за студийное кино с правильным бюджетом и маркировкой «18+».

— Однако в предыдущем «Хардкоре» крови лилось куда больше…

— Все люди состоят из двадцати литров крови, а предыдущую картину я делал для 15-летних ребят. «Никто» гораздо приземленнее, но рассказывать эту историю бескровно — просто бред. Я не понимаю, как у нас в России умудряются снимать военные фильмы категории «12+», где нельзя даже выругаться матом, а в Голливуде из подстреленных людей вылетает пыль! Вы представляете, что переживает человек на краю гибели, ежедневно теряя товарищей? Делать кино с реальным насилием куда честнее. В обычной жизни агрессия меня напрягает, а на экране — совсем наоборот.

«Никто». США, 2021

Режиссер Илья Найшуллер

В ролях: Боб Оденкёрк, Конни Нильсен, RZA, Алексей Серебряков, Кристофер Ллойд, Александр Паль, Майкл Айронсайд, Арая Менгеша

18+

В прокате с 18 марта.