Кто сделает новое детское кино? Питчинг проектов в Минкультуры

Алексей КОЛЕНСКИЙ

04.09.2020

MINKULT-6.jpg


В конце августа Министерство культуры РФ провело очную защиту проектов кинематографических организаций, претендующих на субсидии производства игровых национальных фильмов для детей в текущем году. Экспертная комиссия рассмотрела 34 заявки. Общий уровень участников был невысок.

Главный сюжет отечественного детского кино наших дней почти всегда неизменен: расшалившийся оболтус отправляется в деревню (вариант: в сказку, в поход), где встречает деревенских мудрецов, лесную нечисть или добрых товарищей, у которых учится почитать старших, любить Родину, быть человеком… Сам по себе примитивный соцреалистический канон «с исправлением плохиша» не плох и не хорош, пугают масштабы явления: более половины заявок аккуратно укладывались в прокрустово ложе деревенских «уроков добра», в силу чего никак творческих открытий не сулили.

Задействованные в питчинге эксперты явно были не в восторге. «Почему у вас так плохо играют?» — пару раз поинтересовалась продюсер Наталья Мокрицкая. «Мы будем использовать других детей, проведем серьезный кастинг, а этих взяли, чтоб наговорить закадровый текст», — парировали «творцы». Однако проблема была далеко не только в юных исполнителях — соискатели господдержки сами «зажигали», будто нарочно выбирая неудачные точки съемки; о характерах персонажей, уникальности историй и кинематографическом видении часто вообще не было сказано ни слова. Большинство питчингующих демонстрировали монтажные нарезки популярных фильмов, уверяя, что снимут нечто «референтное» этим «сизлам». Иные прибегали к силовым приемам: на экране мелькали звезды, призывавшие любить животных, космонавты, желавшие напомнить ребятишкам, каким парнем был Гагарин, классические музыканты жаждали привить любовь к скрипке, а чаще — взрослые дяди сетовали на засилье гаджетов и юзали их в качестве сюжетообразующих магических артефактов.

«Мы понимаем, что не находимся в бизнес-модели и не соберем денег с проката, как и большинство представленных здесь проектов. Поэтому нам так важен этот питчинг — для понимания: вкладываемся ли мы в этот проект с привлечением авторов и наших ресурсов, или нет!» — откровенно признавался успешный продюсер малобюджетных ужастиков Иван Капитонов. Решив выступить в амплуа режиссера, он выглядел убедительнее многих, как и его проект, опирающийся на крепкую литературную основу — популярную повесть «Голова-жестянка» Серафимы Орловой. Тем же путем пошла Виктория Фанасютина, заручившаяся поддержкой кинокомпании «Каро», что перенесет на экран фантастическую книгу Виктории Ледерман «Календарь ма(й)я», но ее ролик смахивал на откровенную пародию — жесткий микс любительских эпизодов и эффектных титров. 

В общем, из 34 представленных проектов перспективными выглядели лишь семь. В их числе — дачная комедия «До первой звезды» Егора Сальникова, только что закончившего бойкое молодежное роуд-муви «Смотри как я», подростковая драма «Колокол надежды» Елены Чесноковой — про непростую жизнь осиротевших подростков в детском доме и ретроужастик «Кукольник» Сергея Кузнецова — о том, что «если вы не станете играть со своим ребенком, с ним будет играть кто-то другой». В новом амплуа выступил якутянин Эдуард Новиков — режиссер «Царь-птицы», отмеченной «Золотым Георгием» прошлогоднего Московского кинофестиваля и более чем 30 призами международных смотров, представил атмосферный трейлер мистической сказки «Связующая нить». Автор «Частных пионерских» Александр Карпиловский и открытый им юный актер Даня Муравьев-Изотов вновь выступили тандемом в проекте «Случайный пират». Вадим Абдрашитов стал худруком полнометражного дебюта своей ученицы Марты Тимофеевой на военной драме «Сокровища партизанского леса». Самым социально значимым явлением стала мелодрама признанного сценариста Дениса Родимина «Я читаю» о талантливом педагоге, страдающем дислексией.

Ни одного потенциального хита в конкурсе замечено не было, и тому есть несколько объективных причин. Главная — образная недостаточность, особенно болезненно сказывающаяся на киноязыке детских картин. Для содержательного общения с малышами и подростками требуется увлекательная визуальная работа, освоить которую может лишь мастер жанра, находящийся в активном творческом поиске. Живой пример дают лучшие советские кинематографисты — от Птушко и Роу до Быкова, Нечаева, Асановой, Грамматикова — экспериментаторы и новаторы, не вписывающиеся в карго-культ «продюсерского кинематографа».

Вторая причина фиаско — отсутствие образа будущего. Никто не только не мечтает покорить космос или Америку, но даже рассказать старую сказку на новый лад, раскрыть ее архетипический потенциал. Уровень творческой рефлексии российских мастеров экрана не соответствует ни вызовам времени, ни роли доброго сказочника. Отсюда — сознательная установка на вторичность высказывания, подразумевающая неуважение и к аудитории, и к кинематографическому искусству.

Третий фактор застоя — государственная политика, не имеющая в виду стратегию инфраструктурного развития национальной культуры как инструмента подлинного суверенитета. И мастера экрана, и аудитория по умолчанию представляются сегодня потребителями денег и зрелищ. Кинематограф же, прежде всего, подразумевает обмен эмоциями и смыслами. Следовательно, он может развиваться только при условии содержательной конкуренции разнополярных художественных установок, а не коммерческих форматов; творческого сотрудничества с традицией, а не продюсерским цехом, играющим в киноискусстве сугубо инструментальную роль.

Никита Михалков недавно заметил, что сегодня следует устраивать пробы не актерам, а режиссерам. Еще в большей степени это касается представителей бизнеса. Раз государство выступает генеральным продюсером кинопроцесса, будет логично, если его представители перестанут руководствоваться принципом «что выросло — то выросло» и примут системное участие в формировании осмысленного репертуара. Поскольку кино начинается со сценария, деньги следует выделять под него и в случае, если проектом заинтересуется крепкий режиссер, устраивать кастинг компаний, претендующих на госфинансирование конкретных картин. 

Фото: пресс-служба Минкультуры РФ