Дездемоне не дали помолиться

24.10.2013

Анна ЧУЖКОВА

«Сатирикон» открыл сезон. Одну премьеру уже показали, четыре держат в уме. 

Скоро Константин Райкин начнет ставить «Кухню» Арнольда Уэскера. Поваров и официанток будут изображать тридцать актеров — более половины труппы. Спектакль увидим не раньше апреля. Две премьеры ожидают Малую сцену: постановка Елены Бутенко, название которой пока неизвестно, и пьеса Мартина Макдонаха «Однорукий из Спокана» в версии худрука.

Имеется и еще одна задумка. Под занавес сезона актер Яков Ломкин приступит к репетициям «Укрощения строптивой» — в роли режиссера. Спектакль представят осенью 2014-го — к 75-летию театра. Кстати, «Сатирикон» сделает себе еще один подарок — наконец, завершит долгострой. Правда, на время ремонта придется съехать. В 2015-м труппу ожидают большие гастроли. Сцена в Марьиной роще опустеет на целый год. Но сложности Райкина не пугают: «Это и трудно, и прекрасно, ведь у нас наконец поменяется пейзаж».

Впрочем, новый пейзаж на подмостках «Сатирикона» можно увидеть уже сейчас. Сезон открыла премьера Юрия Бутусова «Отелло». Режиссер в очередной раз работал с художником Александром Шишкиным. Первое, что удивляет в спектакле — сценография. Не венецианские улочки и не кипрская гавань. Каждый метр фантазийного пространства загроможден всевозможным барахлом, которое неизвестно каким ветром занесло в шекспировскую трагедию. Вентиляторы с развевающимися ленточками, старые лыжи, пальмы и зеркала. Ширмы, комоды, бутылки и черепа. Бочки, скрипки, детские игрушки и рояль. Над вселенной брик-а-брака — свинцового цвета фанерный небосклон, качели на канатах и четыре «солнца» — наполненные водой желтые пластиковые пакеты. Так что Чебурашке и дымящемуся чудовищу из мусорных мешков приходится лавировать между бесчисленным реквизитом, дабы не нарушить хрупкую гармонию выдуманного мира.

Все это в один момент предстает пред очи растерянного зрителя, который не знает, куда смотреть: на экзальтированную пианистку, танцующую Полину Райкину, или на Яго (Тимофей Трибунцев). Не зря же парень палит в зал из пистолета и по-немецки зазывает на шоу...

«Отелло» — уже пятая работа Юрия Бутусова в «Сатириконе». Почти все предыдущие тоже вдохновлены английским классиком. «Шекспир меня не отпускает», — признается режиссер. Ну да, невооруженным глазом видно: прет. Впрочем, классического прочтения от Бутусова никто не ожидал. Его капризный король Лир то и дело снимает штаны, кровавый Ричард III пешком под стол ходит, а леди Макбет танцует под Майкла Джексона. 

Бутусов говорит, что «Отелло» — самая страшная пьеса, которая «вскрывает черные глубины человеческого подсознания». Видимо, свое злодейское представление Яго устраивает как раз в подсознании Отелло, изрядно захламленном всякой ерундой. Ведь, если верить Пушкину, трагедия мавра не в том, что он ревнив, а в том, что слишком доверчив. 

Полководец в исполнении Дениса Суханова вышел хоть и суровым, но несколько жеманным и болезненным. Отелло — бледнолицый и молодой. И только иногда чернеет от злобы: наносит кистью грим на лицо или руки. Дездемона (Марьяна Спивак) мужу под стать — тоже, как хамелеон, меняется: стервозная и нежная, невинная и неверная, покорная и повелевающая. 

Бал здесь правит Яго — единственная константа в сценическом хаосе. Злодей упивается своей силой, импровизирует, входит в раж, на радостях даже берет гитару и поет битловскую «Oh! Darling». Вот он рисует сцену измены, как настоящий художник — метафорично: Кассио (Антон Кузнецов) из садового опрыскивателя окатывает лежащую Дездемону. А вот счастливые любовники венчаются. 

Бескорыстное зло как чистое искусство — в своем безумном порыве Яго заходит настолько далеко, что зрителю поспеть следом непросто. Вот драка, спровоцированная Родриго (Тимур Любимский), перетекает в сцену из «Трех сестер». В копоти пожара Дездемона Прозорова навзрыд выкрикивает чеховские реплики. «Если бы знать», — вторят Эмилия (Лика Нифонтова) и Бианка (Марина Дровосекова). Тут выбегает Анна Ахматова: «Забудут? — вот чем удивили...» Но Юрий Бутусов не забыл ни поэтессу, ни Пушкина и удивил как раз этим. Отелло читает отрывки из «Руслана и Людмилы», Eminem — рэп, Гэри Мур привычно заводит «Picture of the moon». Порхают бабочки, летят мыльные пузыри... И в критический момент — наступит он до антракта или после, зависит от вашей выдержки и широты эстетических взглядов — спектакль начинает рассыпаться, как трескучие искры фейерверка. «Отелло» похож на запутанную красочную гирлянду из эффектных и малопонятных сцен. Эпизоды меняются местами, дублируются, часть знаменитых реплик бесследно пропадает (Дездемона отправилась на тот свет, не помолившись). Этот мелко порубленный салат из трудно сочетающихся ингредиентов Юрий Бутусов предлагает есть четыре часа. Чайной ложечкой. В общем, его новая постановка адресована зрителям с крепким желудком.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть