Судебный разворот

02.03.2017

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова предложила фактически исключить из Уголовного кодекса статью 212.1 — «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». 

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков пообещал, что в Кремле идею внимательно изучат. 

В нынешнем виде, напомню, ст. 212.1 предусматривает наказание от штрафа до пяти лет лишения свободы. Нарушил дважды — придется раскошелиться в пользу государства или отсидеть 15 суток административного ареста. Третий случай — уже уголовка. 

Так получилось, что за два с половиной года существования данной статьи по ней был осужден один-единственный человек — Ильдар Дадин. Повоевав на киевском майдане, он с упорством, достойным лучшего применения, демонстративно нарушал уже в Москве разнообразные правила проведения митингов, выступая по любым поводам — против войны на Украине, в защиту «узников Болотной», ЛГБТ-сообщества, братьев Навальных и так далее, зарабатывая за это штрафы и административные аресты. После появления уголовной статьи, которая по идее должна была остудить пыл протестанта, Дадин лишь утроил усилия, пока, согласно закону диалектики, количество не перешло в качество и он не получил трехлетний срок (по апелляции его снизили до двух с половиной). Возникало даже ощущение, что Дадин просто провоцировал применение к себе новой статьи, примеряя образ «мученика режима».

Вообще вся история с этим оппозиционером сильно напоминает сюжет авантюрного романа. Протесты, аресты, бракосочетание в изоляторе, злодеи, как следует из заявления Дадина, избивавшие его в заключении, внезапное спасение в лице федерального омбудсмена, прибывающего с командой медиков по личному приказу президента. И наконец, высшая справедливость от Конституционного и Верховного судов — неожиданное освобождение. Дюма отдыхает.

Короче, однократное применение статьи 212.1 выявило ее несостоятельность. И не отвертеться от вопроса — а зачем было вообще вводить оную в Уголовный кодекс, неужто не хватало существующего инструментария? Ведь еще «болотное дело» показало: статей 212 «Массовые беспорядки» и 318 «Применение насилия в отношении представителя власти» УК РФ достаточно для защиты интересов государства и общества. А правоприменительная практика будет жестко придерживаться принципа: полицейского нельзя трогать руками. Ударил, даже толкнул человека в форме при исполнении — получишь срок… 

Ответ станет понятен, если посмотреть на хронологию принятия этой поправки в УК. Вводящий ее закон № 258-ФЗ был подписан 21 июля 2014 года, а рассмотрение проекта Госдумой началось за два месяца до этого. Еще не убрали остатки обгорелых покрышек с киевского майдана, еще дымился Дом профсоюзов в Одессе. Благодаря телевидению мы внезапно заглянули в разверзнутое жерло приближающейся гражданской войны, начинавшейся в соседней стране как раз с митингов, на которых милиционеров из «Беркута» били, кололи ножами, поджигали, агрессивные группы захватывали правительственные здания. Авторы поправки в наш УК хотели, как выражаются правоохранители, спрофилактировать возможное обострение ситуации в России. 

Но дело в том, что украинскому президенту Януковичу не хватило для сохранения власти не статьи 212.1, а того, что есть в избытке у современного российского руководства. Хладнокровия и политической воли. Поддержки 85 процентов населения.

Небольшой пример. В 2009–2010 годах центр Москвы регулярно оказывался парализованным из-за запрещенных, но все же проводившихся акций движения «Стратегия 31» на Маяковской и огромного количества сдерживавших пикетчиков правоохранителей. Однако, как только сменился московский мэр и столичные власти разрешили помитинговать, движение стухло и рассосалось. В результате теперь на Триумфальной площади по 31-м числам народ, как и в прочие дни, качается на качелях и покупает в павильончиках торт «Москва», лидер «Стратегии» Эдуард Лимонов реализует себя в колумнистике, а его бывшие сподвижники проклинают «коварного Собянина», отнявшего любимую игрушку…

Надо сказать, в последнее время уголовное законодательство России стало стремительно смягчаться. Декриминализуются мелкие преступные деяния (особенно по экономическим и налоговым делам), отменен печально знаменитый «закон о шлепках», снижается сумма залога, широко применяется домашний арест. Только что Верховный суд отправил на пересмотр дело воспитательницы детсада Евгении Чудновец, осужденной за репост видеоролика с обнаженным ребенком, который она сделала, желая привлечь внимание к издевательствам над 10-летним мальчиком и защитить его... 

Наша судебная машина разворачивается в сторону гуманизации, что является, несомненно, хорошим признаком: сильная, уверенная власть может позволить себе не перестраховываться по мелочам.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть