Виктор Зинчук: «Инструментальная музыка у нас считается неформатом»

06.04.2018

Денис БОЧАРОВ

8 апреля Виктору Зинчуку исполнится шестьдесят. Юбилей один из лучших гитаристов России отметит большим сольным концертом в Светлановском зале ММДМ. Накануне знаменательной даты музыкант ответил на вопросы корреспондента «Культуры».

Фото: Евгений Стукалин/ТАСС

культура: Какой подарок преподнесете в этот вечер публике и, разумеется, себе лично как юбиляру?
Зинчук: Программа предполагается весьма насыщенная и разноплановая. Поскольку зал органный, не использовать этот инструмент в ходе мероприятия было бы преступлением. Есть договоренность с известным органистом, профессором Московской консерватории Алексеем Паршиным, с которым исполним несколько произведений.

Обязательно выступим с Игорем Бутманом. Также в гостях — как у меня, так и у зрителей — будут великие классические композиторы: Бетховен, Бах, Россини. Только прозвучат они в переложении для акустической и электрогитары.

Существенный отрезок вечера займет кельтская музыка. Специально пригласил оркестр шотландских волынщиков и ансамбль ирландского танца «Эридан». В общем, надеюсь, слушателям будет весело.

культура: Позвольте задать несколько вопросов, основанных на высказываниях знаменитых гитаристов. Любопытно, как Вы прокомментируете их мысли. Итак, Кит Ричардс однажды заметил, что гитара — это такой инструмент, который необходимо постоянно укрощать. Согласны?
Зинчук: Мне здесь, скорее, ближе утверждение Рихтера, признававшегося: «Не требую от инструмента, а требую от себя». То есть я даю гитаре ровно столько свободы, сколько нужно. Существуют произведения, при исполнении которых можно не бояться экспрессии и накала запредельного градуса, а есть вещи, нуждающиеся в нежном, лиричном подходе, пережимать здесь нельзя. Все зависит исключительно от музыки. Так что, думаю, инструмент нужно не укрощать, а находиться с ним в гармонии.

культура: Еще один известный мэтр, Крис Ри, как-то сказал, что порой пара нот, извлеченных на протяжении двух-четырех тактов, ему куда ближе, чем иные скорострельные запилы. Наверное, Вам, как гитаристу-виртуозу, это не близко?
Зинчук: Ну почему же? Здесь опять же определяющим моментом является то, какие именно задачи ставит перед исполнителем то или иное произведение. Если ты замахнулся на Паганини, Баха, будь любезен соответствовать. Но часто несколько правильных нот действительно куда более ценны, чем нарочито демонстрируемая техника. Вспомним, например, гитариста Pink Floyd Дэвида Гилмора — его соло в композиции «Wish You Were Here» необычайно красиво, ни прибавить, ни убавить.

На эту тему, кстати, существует анекдот. Два гитариста: один, что называется, «запильщик», другой отнюдь не скоростной. Корреспондент у них спрашивает: «Почему вы играете много, а вы — мало?» На что второй отвечает: «Что значит «мало»? У меня каждая нота на вес золота. Просто он все время ищет, а я уже нашел».

культура: Ну и, наконец, Брюс Спрингстин однажды поведал, что ему проще десять часов подряд играть на электрогитаре, чем полчаса на акустике. А для Вас какая-то разница между этими инструментами существует?
Зинчук: Брюса можно понять, и я, пожалуй, в целом с ним соглашусь. Во времена Паганини электрической гитары, как известно, не существовало, но уже тогда он говорил, что гитара и скрипка — самые сложные для освоения инструменты. «Акустика» действительно очень капризный инструмент, особенно в концертной игре, и требует от исполнителя повышенного уровня сосредоточенности. Иначе слышны все мельчайшие шероховатости, огрехи, недочеты.

культура: Музыкальным инструментам посвящено много песен: «Пой, моя гитара, пой» Юрия Лозы, «Играй, играй, моя старенькая скрипка» группы «Кукуруза», «Старый рояль» Марка Минкова и Дмитрия Иванова и так далее. Гитара для Вас, очевидно, тоже близкий друг. Но даже с лучшими друзьями порой ссорятся. Бывают такие моменты, когда Вам совсем не до игры?
Зинчук: Гитара помогает мне быть в гармонии с миром. Но я тоже человек, и различные эмоции мне не чужды, так что случается всякое. Но тут дело не только в моих взаимоотношениях с гитарой. Инструментальная музыка у нас почему-то до сих пор считается неформатом. На телевидении ее практически не услышишь, да и на радио (за исключением одной-двух профильных станций) она большая редкость. И когда я полностью погружаюсь в грустные мысли на этот счет, руки опускаются. Думаю: ну почему так происходит? Либо люди чего-то не понимают, либо это злой умысел иных бизнесменов и продюсеров. Беда в том, что, владея телеканалами и прочими средствами масс-медиа, они влияют на формирование вкусов и пристрастий. Новые поколения рассуждают весьма прагматично. И если они видят, что «Радио Шансон» пользуется успехом, а каналы типа «Муз-ТВ» в тренде, то и двигаются в этом направлении. Получается, что целый пласт музыкальной культуры остается незатронутым и невостребованным. И это очень грустно.

Но поскольку я человек в целом позитивный, то стараюсь, чтобы подобные мысли надолго мной не завладевали. Понимаю, грех жаловаться. Слава Богу, есть возможности для самовыражения, да и на концертах вижу, что инструментальная музыка все еще нужна людям.

культура: Как Вы относитесь к тому, что порой артисты выпускают альбомы, на которых партии всех инструментов исполняют сами? Сегодня это не редкость — Пол Маккартни, Джефф Линн, Майк Олдфилд постоянно балуются чем-то подобным. Не кажется ли Вам, что в таком «многостаночничестве» есть что-то любительское?
Зинчук: Это творческие эксперименты, которые волен производить каждый. Просто кому-то удается лучше, кому-то хуже, а у некоторых не получается вовсе. Олдфилд прекрасно знает массу инструментов, пишет замечательные аранжировки, и все это на его пластинках звучит весьма органично. А вот с Маккартни, на мой взгляд, другая история. Его первый после распада The Beatles альбом, на котором Пол исполнил все партии, с инструментальной точки зрения отнюдь не впечатлил. И не потому, что он напрасно возомнил себя мультиинструменталистом, просто на фоне того, как звучали «битлы», впечатление оказалось смазанным.

Коллективное творчество — это прекрасно. Полярность мнений, различие характеров, порой даже конфликтные ситуации — все идет на пользу общему делу, и в результате рождается замечательный продукт.

Но, повторюсь, «многостаночничество», как вы говорите, — это не всегда плохо. Другое дело, что сегодня стремление сделать все в одиночку продиктовано не непомерным самомнением, а сложной экономической ситуацией. Люди играют «за себя и за того парня» просто потому, что не в состоянии оплатить услуги высококлассного инструменталиста, пригласить струнный квартет или, скажем, духовую секцию. Репетиционные базы и студийное время тоже дорого стоят. Так что появление эдакой сэмпловой субкультуры вполне объяснимо.

культура: Над новым альбомом работаете?
Зинчук: Да. Правда, когда он выйдет, не знаю. Запись высококачественного студийного продукта — процесс, требующий изрядных материальных вложений.

Но тем не менее работа постепенно идет. Хочется на новой пластинке вернуться к истокам, к тому, с чего начинал. Я уже успел отдать должное многим своим музыкальным предпочтениям — и «Неоклассика» у меня была, и «Кельтский альбом» сделал, и джазовую «Формулу позитива». А сейчас есть желание вновь записать диск обработок классических произведений плюс несколько своих вещей.

культура: Ну и, как водится, в заключение о футболе. Зная Ваше трепетное отношение к этому виду спорта, хочется узнать, с какими чувствами ждете предстоящий мундиаль?
Зинчук: К сожалению, с настороженностью, в особенности с учетом того, что наша сборная все никак не может нащупать свой стиль, а времени до чемпионата осталось совсем мало. Кричать о том, что мы самые лучшие, глупо. Сейчас мы играем как получится, а в футболе получается так, как позволяет противник. Словом, больших оснований для оптимизма, увы, нет. Но другой сборной у нас нет, так что будем болеть и надеяться на лучшее.


Фото на анонсе: Евгений Стукалин/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть