Окно в культуру

12.06.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ, Санкт-Петербург

Петербургский международный экономический форум побил все рекорды интереса со стороны как российского истеблишмента, так и мирового сообщества, собрав 19 000 участников и гостей из 145 стран. В этом году он более чем в шесть раз превзошел по популярности январский Давосский форум, традиционно считающийся глобальной экономической столицей. Более трех миллиардов рублей — ​такова итоговая сумма заключенных на ПМЭФе сделок, и это не считая конфиденциальных договоров.

Начавшись когда-то как относительно кулуарное мероприятие, коему с лихвой хватало исторических, но далеко не самых просторных помещений Таврического дворца, сегодня форум с трудом размещается в восьми огромных павильонах, собирая в одно время и в одном месте беспрецедентное количество людей, принимающих решения. Вспоминая слова Вольтера о том, что «нация собирается в партере», громадину «Экспофорума» в Шушарах вполне можно представить как гигантский театр, в интерьерах которого творится история.

Значимым отличием нынешнего ПМЭФа стало то, что заметное количество панельных дискуссий было посвящено экономике культуры и искусства, культурному обмену между государствами, частным и общим проблемам кино, театра, медиа, музейной сферы, взаимовлиянию культурных и экономических процессов в обществе.

Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС«Экономика культуры — ​особая сфера экономического развития», — ​задал тон обсуждениям специальный представитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, напомнив, что именно духовные институции зачастую превращаются в локомотивы финансового развития в регионах. Так было в 90-е в Великобритании, так произошло в Австрии, где огромная выставка Брейгеля явилась катализатором резкого увеличения туристических потоков, в том числе, к слову, и из России.

Подобные объемные проекты постепенно реализуются и в нашей стране. Ближайшие из них: выставки коллекций великих русских собирателей Щукиных и Морозовых, которые практически одновременно откроются в Пушкинском музее и Эрмитаже, а после поменяются дислокациями. Причем это будут не просто коллекции, размещенные в отдельных комплексах городских зданий, нет — ​целиком брендируются огромные общественные пространства Москвы и Санкт-Петербурга, и дух приобщения к мировому искусству на определённый период превратится в лейтмотив жизни двух столиц.

Опыт показывает, что проведение столь значительных культурных мероприятий ничуть не хуже, чем организация тех же Олимпийских игр или футбольных баталий, может давать новые толчки к совершенствованию инфраструктуры гостеприимства, пополнять местные бюджеты и, конечно же, снимать вопрос финансирования музеев и галерей. Как тут не вспомнить о нацпроекте «Культура» и четырех культурных кластерах, которые объединят как местные учреждения, так и филиалы всемирно известных московских и петербургских музеев, театров с регулярным обменом событиями.

В случае с выставками Щукиных и Морозовых экспозиции чередуются в двух мегаполисах, спорящих за звание культурной столицы России, но подобный опыт, кроме всего прочего, позволит и выработать механизмы для прорыва в субъекты, пока не имеющие возможности проведения столь знаковых действ. Как отметила Марина Лошак, директор ГМИИ имени А. С. Пушкина, задача музеев в частности и культуры в целом — ​внедрять душу в пространства нашей необъятной страны. Однако, можно ли отвязать эту высокую духовную задачу от порой непростых экономических реалий?

В данном контексте помощник президента РФ Андрей Фурсенко напомнил, что культура — ​это «мягкая сила», позволяющая государству решать многие проблемы через опосредованное влияние, в том числе когда политические и экономические рычаги оказываются бессильны. Безусловно, она, эта сила, одновременно и действие, и миссия. Но если это инструмент госполитики, то какова финансовая роль государства в культурных процессах? В советский период она была практически всеобъемлющей, затем случился перескок к рынку, едва не погубивший национальную духовную сферу. Сейчас же вроде идет построение разумной системы, сочетающей госфинансирование, спонсорские вложения и собственные доходы учреждений культуры. Но пока благостная картина — ​скорее в проектах.

Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАССКрупнейшие столичные театры и музеи худо-бедно выполняют задачи выхода на самоокупаемость, как сказала Марина Лошак — ​проходят «Большой самурайский путь», и это прекрасно: ведущие храмы искусств пользуются заслуженной популярностью у зрителей и любовью меценатов. Но Россия — ​это не только Мариинка с Третьяковкой. Директор Театра Наций Мария Ревякина привела статистические данные: в нашей стране сейчас 614 государственных театров (с независимыми их количество достигает тысячи). Живут они за счет продажи билетов и бюджетных субсидий, небольших и крайне редко индексируемых. Экономить и оптимизировать, как это сейчас модно, театрам особо не на чем: зарплата актеров в провинции невелика даже по тамошним меркам, задирать цены на вход — ​терять зрителя… Остается сокращать количество репетиций и отказываться от сценических эффектов, что вряд ли улучшает качество конечного продукта.

Очевидно, что без государственной поддержки наше провинциальное искусство пока не поднять. Ревякина также привела интересные данные: ежегодные расходы на культуру на человека в Дании составляют 326 евро, во Франции — ​241, в Германии — ​142, в России — ​40. Да, в нацпроект «Культура» заложено 109,7 миллиардов рублей, но это — ​всего лишь 0,5 % ВВП…

А меж тем декан Экономического факультета МГУ Александр Аузан, выступая на форуме, подчеркнул: культура важнее экономики. И у этого утверждения есть вполне документальная аргументация. Полтора десятилетия назад в целом ряде западных стран стартовала реализация серии проектов «Культура имеет значение» (Culture Matters), доказавших, что многие финансовые события не только связаны, но и зависят от ценностных установок людей.

Впрочем, оглядываться за рубеж вовсе необязательно. «Российская венчурная компания» (крупнейший инструмент государства по построению национальной инновационной системы) представила аналитический доклад, основной вывод которого заключается в том, что наши недостаточные экономические результаты в новых сферах связаны не с тем, что информации не хватает или законы не хороши. Наибольший разрыв, мешающий провести революцию — ​культурный. По мнению аналитиков, существует непреложный закон: наиболее экономически успешные нации — ​те, в которых самореализация людей важнее самовыживания. Проще говоря, бескультурье чисто финансово обходится гораздо дороже.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАССПоэтому развитие творческого потенциала соотечественников — ​приоритетная задача и культуры, и экономики. Именно создание и расширение окна возможностей для раскрытия талантов человека назвал первым фактором, имеющим основополагающее значение для продвижения страны Владимир Путин, выступление которого на пленарном заседании традиционно стало главным событием Петербургского Форума.

Президент четко обозначил задачи и цели: «Сегодняшние тенденции в мире свидетельствуют, что роль страны, её суверенитет и место в современной системе координат определяются несколькими ключевыми факторами: это, безусловно, способность обеспечить безопасность своих граждан, это способность не только сохранять национальную идентичность, но и вносить вклад в развитие мировой культуры».

Вот так, достаточно неожиданно, к казне приравняли перо, а синергия высокого и прагматичного становится фактором и экономики, и национальной безопасности. Таков одновременно и важнейший итог Петербургского международного экономического форума, и весомая установка на будущее.


Фото на анонсе: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть