Лидия Скобликова: «Подарила Никсону значок с гербом СССР»

06.03.2014

Дмитрий ЕФАНОВ

В каждом виде спорта есть свои легенды. В скоростном беге на коньках на протяжении полувека не меркнет слава Лидии Скобликовой. Родина не забывает ее заслуг: Лидия Павловна была среди тех, кто нес флаг России на открытии зимних Игр-2014 в Сочи. 8 марта знаменитая спортсменка отпразднует 75-летие. А накануне юбилея шестикратная олимпийская чемпионка ответила на вопросы «Культуры». 

культура: Гостей уже созываете?
Скобликова: Основное торжество пройдет в Челябинске, куда планирую отправиться на следующей неделе. Будет много родственников, друзей. В этот город всегда возвращаюсь с большим удовольствием.

культура: Вас связывали дружеские отношения с Юрием Гагариным. Доводилось вместе справлять дни рождения, ведь он родился 9 марта?
Скобликова: Такого не было, а вот на других мероприятиях встречались. Познакомились спонтанно: после возвращения с Олимпийских игр 1964 года меня пригласили в Звездный городок на встречу с космонавтами, но не сказали, что вечер встречи будет вести сам Юрий Алексеевич. Это стало приятным сюрпризом. Нас с мужем на три дня поселили в доме Валентины Терешковой и Андрияна Николаева. Часто к нам заглядывал и Гагарин. Удивительно светлый парень. Улыбчивый, открытый. Излучал доброту. Вообще все космонавты — приятные люди, без признаков высокомерия и «звездной болезни». C Валей Терешковой крепко сдружились. Недавно встретились на открытии Олимпиады в Сочи и тепло пообщались.

культура: Вы сделали себе имя на конькобежной дорожке, но могли стать и успешной лыжницей...
Скобликова: На лыжах начала бегать в школьные годы в Златоусте. Соревновались в валенках, к которым тряпочками привязывали деревянные лыжи. Бывали случаи, когда к концу дистанции материя рвалась и тогда приходилось финишировать на одной лыже и без валенка. Еще выигрывать умудрялась (смеется). Когда стала старше, меня начали подключать к занятиям со сборной СССР. Вставала рано, приходила заранее к гостинице, где жили сборники, и ждала их выхода на лыжню, чтобы «прицепиться хвостом». Помню, двукратный чемпион мира Владимир Кузин бурчал: «Опять ты со своими «гробами» пришла».

Спустя несколько лет на Играх-60 в Скво-Вэлли, он увидел меня и говорит: «Какая-то девушка знакомая». Ему отвечают: «Помнишь, в Златоусте, к нам приходила, как ты говорил с «гробами»? Так вот теперь она на коньках бегает!»

культура: Что подвигло сменить спортивное амплуа?
Скобликова: Параллельно с лыжами занималась бегом. Установила массу рекордов области среди девушек, а на дистанции 800 метров обыгрывала даже взрослых соперниц. На каток стала ходить потому, что там было весело, шумно. А на лыжах холодно. Пока друзья кружатся в центре города, на освещенном пятачке, под музыку, я одна в лесу, руки-ноги мерзнут. Правда, на каток в наши годы было не просто попасть. Час минимум стояли в очереди за билетом.

К слову, кататься учились самостоятельно. Школу проходили суровую. Сейчас бы сказали — экстремальную. Цеплялись сзади крюками за воз с сеном, который везла лошадка. Кто быстрее и дальше прокатится, тот и герой.

Серьезно заниматься коньками стала уже в институте. Сдавали спортивные тесты — отжалась 45 раз, и спрашиваю: «Сколько надо?» Мне отвечают: «Десять!» Подошел тренер по скоростному бегу на коньках, предложил зимой позаниматься, а весной вернуться в легкую атлетику. Норматив мастера спорта выполнила довольно быстро и поняла, что нашла свой вид.

культура: Вспомните самую трудную победу?
Скобликова: Всегда любила 3000 метров. Накануне Олимпиады 1964 года установила мировой рекорд на этой дистанции, была уверена, что в Инсбруке ничто не помешает победить. Бежала в первой группе. В это время с гор спустился местный туман, который называли фён. И еще неожиданно отключились холодильные установки — причем аккурат после финиша забега они снова заработали. Кореянка выступала в нормальных условиях и совсем немного не дотянула до моего результата. Вот как бывает: после успеха на трех дистанциях, могла не выиграть свою «коронку».

культура: Четырьмя годами ранее в американском Скво-Вэлли Вы завоевали две золотые медали и удостоились внимания со стороны Ричарда Никсона.
Скобликова: Никсон в то время был вице-президентом. По окончании Олимпиады он зашел в кинозал, где собирались спортсмены. Познакомились, разговорились. В память о встрече подарила ему значок с гербом Советского Союза. А он мне — шариковую ручку.

культура: Вы побывали во многих капстранах, но всегда были верны Родине и верили в советскую власть...
Скобликова: И сейчас верю. Партбилет у меня дома. Не рвала и не выбрасывала. Отрекаться от своего прошлого не собираюсь. Заявляю об этом открыто. Все, что имею, дала мне советская власть. В СССР, если ты нормально учился, все было в твоих руках. Я это знала и ночи просиживала за учебниками.

Кстати, неправда, что в КГБ мне велели написать Хрущёву и попроситься в партию. На самом деле, было так. На пресс-конференции после четвертой победы иностранный корреспондент спросил: «Вы коммунистка?» — «Нет, комсомолка. Но моя мечта — стать членом партии». Фраза разлетелась по миру. Вечером руководитель нашей делегации Юрий Машин говорит: «А не послать ли тебе, Лида, письмо Хрущёву с просьбой принять в партию?» Через два дня приходит ответ. Хрущёв сообщил, что в ЦК рассмотрели просьбу и приняли меня в КПСС. Без кандидатского стажа. Дальше был прием в доме правительства на Ленинских горах, где меня представили Никите Сергеевичу. Обнял, расцеловал.

культура: А в Бога верите?
Скобликова: Мне кажется, перед важным делом любой шепчет: «Господи, помоги!» Хотя главное в отношениях с Богом — не просить, а благодарить. Я и при советской власти никогда не позволяла себе сказать: «Бога нет». А в 50 лет покрестилась. В Златоусте в годы войны на нашей улице была единственная действующая церковь. Мимо дома в Пасху шли старушки, угощали нас конфетками. И когда решила креститься, сказала: только в этой церкви.

культура: В Москве Вы живете недалеко от Театра на Таганке. Есть время выбираться на столичные премьеры? Что предпочитаете: драму, оперу, балет?
Скобликова: Театр — это святое. Как только появляется возможность, обязательно иду. В конце прошлого года была на юбилее Светланы Адырхаевой, народной артистки СССР, члена Художественного совета балета Большого театра. Можно сказать, что мы землячки. Когда училась в Челябинске, Светлана танцевала в труппе местного Государственного академического театра оперы и балета имени Глинки. Там и познакомились. Нравится слушать Евгения Нестеренко. Всегда восхищалась его талантом. А более других всегда поражал балет «Спартак». Помню, когда его посмотрела впервые, то под впечатлением от увиденного долго не могла прийти в себя. 

культура: Любовь к кино столь же безгранична?
Скобликова: В школьные годы сбегали с друзьями с уроков, смотрели знаменитого «Тарзана» множество раз. Как не надоедало? Предшествовала походам в кино ежедневная тренировка. Мне давали деньги на трамвай. Детский билет в кино стоил копейки. Два дня топаешь пешком и можешь позволить себе встать в длинную очередь за заветными квитками.

Когда родился сын Гоша, в доме появилась няня, которая работала в кинотеатре. Нам с мужем билеты доставала. На все премьеры ходили. Ни одну не пропускали. До сих пор люблю советские фильмы. Старые картины были лучше: душевнее и человечнее. 

культура: Вас с мужем — Александром Полозковым — наверняка связывает не только пристрастие к кинематографу. Говорят, он очень оригинально признался в любви?
Скобликова: Саша был моим однокурсником в челябинском пединституте, член сборной СССР по спортивной ходьбе. Я его сразу приметила: красивый такой. Меня прикрепили к нему подтягивать немецкий. Придет, бывало, все пряники съест и так мило на меня смотрит... А однажды спросил: «Как будет по-немецки «я тебя люблю»?» С тех пор мы вместе, уже отметили золотую свадьбу.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть