Лишних билетов нет

29.03.2018

Александр АНДРЮХИН

Фото: Станислав Красильников/ТАСС27 марта, в Международный день театра, в Москве прошла пресс-конференция, посвященная борьбе с билетной мафией. «Культура» подробно писала об этой проблеме в материале «Не надо спекуляций» (19.05.2017).

Сколько людей посещают театры и какие суммы они готовы платить за приобщение к искусству, стало ясно благодаря запущенной единой электронной системе продажи билетов. К примеру, в период с января по февраль этого года театральные учреждения посетили 854 839 граждан. Общий объем составил 1,3 млрд рублей. То есть в среднем за эти два зимних месяца зритель потратил на походы в театры более 1,6 тысячи рублей.

Присутствующий на пресс-конференции руководитель ГАБТ Владимир Урин признался журналистам, что когда впервые увидел эту статистику, то его резанул такой факт, что стоимость на спектакли в Большой втрое превышает цены на билеты в другие известные театры страны, например, в ту же Мариинку.  

— Хотя слухи о запредельных билетах в наш театр сильно преувеличены, — тут же поправился Урин. — Средняя цена — 4300 рублей. Конечно, выше, чем по стране. Но нужно учесть, что у нас работают три тысячи человек, и им нужно платить зарплату. Самые дорогие билеты у нас не превышают 15 тысяч рублей. Только в новогодние праздники, когда идет «Щелкунчик», цена может доходить до двадцати тысяч. Но это максимум. Когда мне говорят, что на сайтах-клонах билеты на «Щелкунчик» реализуются по 800 евро, я верю. С перекупщиками мы боремся давно, но натыкаемся на правовые ограничения. Хотя продажа билетов по паспортам и не более двух в одни руки (причем с сайта тоже) возымела некоторый успех. Если раньше билеты на «Щелкунчик» исчезали из кассы уже на третий день после начала продаж, то в этом году их можно было купить даже в новогодние каникулы, причем по средней стоимости — восемь-девять тысяч. Но даже такие цены недоступны для студентов. А интеллигенцию мы ценим и такую публику терять не хотим. Для них мы (правда, в ограниченном количестве) продаем билеты по паспортам от 200 до 700 рублей.

Только чересчур дешевыми, по словам Владимира Урина, билеты в театры быть не должны — иначе их повысят перекупщики.

По мнению худрука театра «Модерн» Юрия Грымова, ничто так не обесценивает и не опускает до ширпотреба театральное искусство, как дешевые билеты.

— Театр — это роскошь! А за роскошь нужно платить, — эмоционально заявил он журналистам. — Создание постановок и игра на сцене — удовольствие дорогое. У меня только в одном спектакле «Юлий Цезарь» задействовано 40 человек. И 25 — за сценой. Средняя цена за билет в нашем театре 2,5 тысячи рублей. Максимальная — пять тысяч. По сути, спекулянты, которые наживаются на перекупке билетов, — трутни. Они не вкладывают в постановки ни копейки и не затрачивают особого труда на перепродажах. Это несправедливо. Хотя во всем мире существует биржа билетов. Когда заканчивается время продажи, скажем, в парижских театральных кассах, цены тут взлетают с 200 евро до 900. Можно сказать, что российские перекупщики выполняют функцию билетной биржи. Это не самое ужасное. Плохо то, что у нас нереализованные билеты можно сдать обратно в кассу согласно закону «О защите прав потребителей». Представьте, спекулянт скупает все билеты на премьеру, а за час до начала спектакля сдает их обратно в кассу. В результате — пустой зал! Иначе как диверсией такое не назовешь!

По словам Грымова, в этом отношении рассматриваемый парламентом законопроект обезопасит коммерческие риски культурных учреждений, поскольку возврат билетов в кассы в нем выведен из федерального закона «О защите прав потребителей». Согласно документу, каждый театр будет сам устанавливать правила по возврату билетов.

Впрочем, не все присутствующие с оптимизмом отнеслись к закону об ужесточении наказания за перекупку билетов.

— Сама идея ограничить деятельность спекулянтов законодательно прекрасная, — выразил мнение бывший заместитель гендиректора Большого театра, а ныне гендиректор Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Антон Гетьман, — но очень сомневаюсь, что это возымеет действие. Говорю, исходя из своего опыта работы в Большом театре, который выиграл шесть процессов по сайтам-клонам. Но что толку? Ни одного решения суда не было исполнено. Еще на стадии рассмотрения дел мошеннические сайты исчезали, и следом появлялись такие же, с какими-то незначительными изменениями. Если закон действительно заработает, я буду только счастлив.

В целом же, по его словам, рассчитать цены на билеты за тот или иной спектакль — это непростое искусство. Если их продавать ниже рыночной цены, театр будет кормить спекулянтов. Если выше — билеты останутся лежать мертвым грузом. Спекулянты в ценообразовании очень неплохо подкованы и, пользуясь успехом театральных премьер, просчитывают, какие деньги может выложить зритель за новинку.

— По большому счету доходы театральных учреждений зависят от ежедневной работы над постановками, — напомнил Антон Гетьман. — Чисто по-чиновнически, в отрыве от театрального процесса вопросы с ценообразованием решать нельзя.

Коллегу поддержал директор Театра имени Маяковского Леонид Ошарин, добавив, что расчет цен на билеты не только для каждого театра, но и для каждого спектакля сугубо индивидуальный.

— Угаданными считаются такие цены, когда за два-три дня до начала спектакля все билеты в кассе распроданы, — сказал он. — Если они раскупаются за три-четыре недели — значит, с ценами продешевили. Если остались не проданными — завысили.

Кстати, билеты в Театр Маяковского не очень дорогие — от полутора до двух тысяч рублей. Самая высокая цена на лучшие места — пять тысяч рублей.

— Повышать уже нельзя, — развел руками Ошарин. — А нам, чтобы выполнить «дорожную карту», нужно поднять цены на 15 процентов.

Поясним, что «дорожная карта» для театров — это программа по выполнению майских указов президента. Речь идет о повышении зарплат деятелям искусств. Она не должна быть ниже средней в регионе.

Собравшиеся согласились с тем, что в провинции дела с «дорожной картой» обстоят намного хуже. Например, в Орле средняя цена театральных билетов составляет 250 рублей, и увеличить ее невозможно — тут же опустеют и без того не слишком заполненные залы. Но такие театры выручают большие гастроли по столичным и другим небедным городам, где они могут продавать билеты по столичным ценам.

Как бы там ни было, в одном руководители театров единодушны — ценообразованием должны заниматься сами театры, а не билетные спекулянты. В этом отношении на подготовленный законопроект возлагаются большие надежды. Согласно ему билеты в культурные учреждения выше номинальной стоимости попадают под запрет. Право на их реализацию будут иметь только организации, заключившие договоры с театрами и музеями. За незаконную продажу предусмотрены весьма крупные штрафы: для физических лиц — от 100 до 300 тысяч рублей, для юридических — от 700 тысяч рублей до миллиона. Если же театральные агентства рискнут продавать билеты выше номинальной стоимости, граждане могут направить жалобу в Роспотребнадзор, который, кроме прочего, возбудит свое административное дело.


Фото на анонсе: Валерий Шарифулин/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть