Возвращение к звездам

11.04.2019

Андрей САМОХИН

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС«Мы гоняли вчера голубей, завтра спутников пустим в полет», — пела Майя Кристалинская в 1961-м. Через пять лет Юрий Визбор развил тему до настоящего гимна космической мечте, казалось бы, сбывавшейся на глазах: «Мы построим лестницу до звезд, мы пройдем сквозь черные циклоны от смоленских солнечных берез до туманных далей Оберона!» Песен таких уже давно не сочиняют — все больше судачат о причинах очередной аварии или отсрочки проекта. А еще реже в СМИ обсуждают вопрос, кто будет завтра строить «лестницу до звезд», хватит ли у них знаний и желания. В заинтересованном разговоре, состоявшемся в главной кузнице отраслевых кадров — МГТУ имени Н.Э. Баумана, приняла участие и наша газета.

Каждый год в День космонавтики славные победы прошлого от нас все дальше, что естественно. Но очертания гипотетических викторий будущего, увы, также не становятся четче. Нельзя сказать, что это проблема лишь российской космической отрасли: перспективы ее развития, кроме спутниково-коммерческой и военной компоненты, туманны во всем мире. Однако не может не настораживать, что нас медленно, но верно начинают обходить даже в таких наших приоритетных «нишах», как пилотируемая орбитальная космонавтика, доставка спутников и грузов на орбиту надежными и «дешевыми» ракетами-носителями.

Ныне, зачастую в одном пакете с новостями об очередном скандальном расследовании на предприятиях системы Роскосмоса, мы узнаем об успешной миссии штатовского марсохода или китайского лунохода, запуске нового европейского, японского, израильского научного аппарата. Скоро, наверное, будем «радоваться» космическим свершениям бразильцев и арабов!.. Недавняя же успешная тестовая стыковка американского корабля Dragon 2 с МКС, при уже состоявшейся утере нашего мирового первенства в количестве запусков ракет-носителей, в обозримой перспективе лишит наше космическое ведомство устойчивых доходов от орбитального «извоза». А это, между прочим, сегодня — базовая доходная часть Роскосмоса, влияющая на загрузку крупнейших предприятий и зарплатный уровень.

И вот тут возникает точка бифуркации: чем мы собираемся мерить космонавтику будущего — мечтой и волевой сверхцелью, которая может оживить всю промышленность, или бухгалтерским расчетом — дебет/кредит? Если только последним, то всю научно-исследовательскую «половину» можно потихоньку сворачивать, оставляя лишь военные, как вопрос выживания, и коммерческие проекты. Отставание от глобальных конкурентов в таком случае, правда, все равно произойдет, но не сразу, советский задел фантастически велик.

Ключевым вопросом в любом случае становится кадровый. Кто пойдет в отрасль, если при отсутствии амбициозных целей в ней будут еще и невеликие зарплаты? Даже если каким-то чудом поднять или хотя бы сохранить нынешний уровень оплаты труда (местами достаточно неплохой), сможет ли эта сфера человеческой деятельности, созданная в паритете мечтателями-учеными, инженерами и военными, процветать на тех же основаниях, как любая другая «приземленная» индустрия?

Когда около десятилетия назад в российской прессе с подачи чиновников Роскосмоса поднялась волна марсианского и лунного планирования, было зафиксировано заметное повышение интереса школьников к учебе в «космических» вузах. К этому добавились строительство новой ракеты «Ангара», возведение космодрома Восточный, запуск в производство многоразового космического корабля «Федерация», план создания сверхтяжелого носителя для лунной программы. Однако последовавшая невнятица и постоянное перенесение сроков, а главное — отсутствие долгосрочного целеполагания государства в космонавтике, не прибавляют энтузиазма молодежи, рискуют свести на нет поднявшееся вроде бы оживление умов в этой сфере.

Нужны большие задачи

Участвовавший в беседе советник гендиректора РКК «Энергия» имени С.П. Королева, заслуженный конструктор РФ, доктор технических наук Вячеслав Филин уверен, что развитие и само сохранение российской космонавтики не исчерпывается объемом финансирования

— Помню, сколько ночей мы проводили, конструируя лунный посадочный модуль, — вспоминает Вячеслав Михайлович. — Потому что было страшно интересно!.. Сегодня, когда молодые люди приходят к нам в корпорацию, они первым делом спрашивают не «что я буду делать», а «сколько буду получать». Это нас губит. Ментальный разрыв между поколениями огромный. Мы увлекались фантастикой, вообще книгами, а сейчас это практически ушло. Другой строй? Но каким бы он ни был, без мечты не сможет выжить никакая отрасль, а тем более наша. Без этого все попытки привлечь новую смену в космонавтику окажутся тщетными. Если мы через школу, телевидение, СМИ, интернет не приучим молодых людей к стремлению заглядывать за горизонт сегодняшних знаний и материальных благ, то все рассыплется, словно песочный замок... Идейные, мечтающие ребята есть, но они, увы, скорее исключение. Да, мы раньше стремились к коммунизму, который шутники определяли как «невидимая черта горизонта». Но в этом стремлении мы делали страну богаче, сильнее, сами постоянно напитывались знаниями. Требуется переломить циничные и упаднические настроения, которые охватили слишком многих наших соотечественников всех возрастов. Когда будут поставлены большие задачи, сразу найдутся и те, кто захочет и сможет их решать.

Советник при ректорате МГТУ им. Н.Э. Баумана, кандидат технических наук Валентин Зеленцов считает, что положительные подвижки в отрасли, в том числе кадровые, по сравнению с лихими 90-ми годами налицо — слова «инженер» и «конструктор» перестали быть ругательствами, хотя и не поднялись еще до пределов эпохи «высокого космоса». И зарплата в отрасли за десятилетие заметно подросла. Не везде, правда.

— Тем не менее есть уже приличные жалованья, даже у молодых специалистов, — отмечает Валентин Викторович. — А среди последних есть и те, кто на первый план выносит перспективу профессионального совершенствования в связке с масштабом решаемых задач.

Кванториум — не панацея

Как выяснилось из беседы, с новой сменой в космонавтике, подготовкой кадров все не так уж плохо, как иногда рисуют доморощенные идейные пессимисты. Непрерывная цепочка, идущая от «зубров» легендарной эпохи, не прерывалась, точка невозврата не пройдена. Детей продолжают настраивать на авиакосмическую и вообще инженерную стезю с ранних лет. Более того, взамен канувшим в небытие многочисленным техническим кружкам при Домах пионеров пришли отнюдь не бесполезные технопарки «Кванториумы», срисованные на Западе лет несколько назад Агентством стратегических инициатив (АСИ) и адаптированные к нашим реалиям и задачам. Их региональная сеть активно расширяется.

Замдиректора департамента госполитики в сфере воспитания и дополнительного образования Министерства просвещения РФ Ольга Колударова рассказала об этой форме профориентации подростков:

— Заниматься в Кванториумах может любой желающий, без предварительного отбора и бесплатно, — пояснила Ольга Павловна. — Руководят ими штатные преподаватели с педагогическим или техническим образованием. Могут приходить пятиклассники, но основной поток детей — после 7-го класса. Как правило, налажено взаимодействие со школами с углубленной физико-математической направленностью. То есть возникает связка: школа — учреждение дополнительного образования — вуз. Когда Кванториумы создавались, они столкнулись с тем, что педагоги не готовы работать с предоставляемым оборудованием. Его лучше знают студенты технических вузов. Тогда мы скорректировали правила, расширив возможности для «практиков» без педагогического диплома. Тем же студентам или аспирантам надо только пройти через краткие курсы повышения квалификации. Мы хотим тем самым возродить в допобразовании институт наставничества. Главная же задача — вовлечь детей в проектную деятельность, научить работать в команде. Минпросвещения побуждает Кванториумы привлекать к работе профильные предприятия, чтобы на занятия приходили специалисты и, наоборот, чтобы они водили ребят к себе на экскурсии.

Кванториумы — прекрасная идея, но далеко не исчерпывающая и не везде одинаково работающая, считает начальник отдела взаимодействия с профильными школами МГТУ имени Баумана, лауреат премии правительства РФ в области образования Наталья Зеленцова:

— В городе Королеве очень хорошо прослеживается связка Кванториума с местной школой, которая будет носить имя космонавта Геннадия Стрекалова. Но главную работоспособность этому союзу придадут действующие в городе космические предприятия.

Суммарный вектор в допобразовании должен быть четко определен, — считает Наталья Федоровна: в него входят точка приложения, направление и величина воздействия.

— Департамент образования и науки Москвы уделяет много внимания профильному обучению: есть инженерные, медицинские классы. Мы в нашем университете тоже сделали немало в этом направлении — «Бауманскую школу будущих инженеров», «Бауманский старт в профессию». Все ученики наших московских профильных школ, проходящих аттестацию, имеют возможность получения допобразования в вузе. Что же касается Подмосковья, то хочется плакать. Из тамошних школ обращаются и просят взять их, но по закону мы этого делать не можем: другой регион! А ведь у нас там большинство профильных предприятий расположено. Если в стране не будет выстроена единая система дополнительного образования, прозрачная от начала до конца, то это будет пучок разнонаправленных векторов, в сумме дающих чуть больше нуля.

Здесь, правда, уместно спросить и самих бауманцев: в МГТУ, кроме отдела взаимодействия с профильными школами, есть Молодежный космический центр и ежегодная олимпиада «Шаг в будущее», подготовительный центр «Инжинириум». И каждый работает в своей ячейке. Почему бы не связать их в единое целое?..

Профессор кафедры «Космические аппараты и ракеты-носители» МГТУ им. Н.Э. Баумана, руководитель Молодежного космического центра, доктор технических наук Виктория Майорова в целом смотрит на ситуацию оптимистично.

— Мы уже четверть века занимаемся допобразованием школьников и студентов, которое меняется в соответствии с реалиями, — рассказывает Виктория Ивановна. — Да, была хорошая советская сетевая модель такого образования, но сегодня нужна другая, и прекрасно, что Министерство просвещения ее разработало. В марте прошел очный этап Всероссийской олимпиады школьников «Шаг в будущее», на которую приехали ребята из разных регионов. И мы уже заметили результат: детям не хватало именно командной работы, ведь в одиночку школьник редко может выполнить осмысленный проект. В нашем Молодежном центре мы почти 20 лет занимаемся микроспутниковыми технологиями, и студенты работают именно командами, каждый по своей специфике: проектант, тепловик, баллистик, материаловед, робототехник. Интересно, что они так командами и уходят потом на космические предприятия и прекрасно там себя зарекомендовывают — в связке. Это ускоряет и служебные лифты: уже лет через семь ребята становятся начальниками отделов или их замами.

Переварить реформы

Валентин Зеленцов затрагивает больную тему — ЕГЭ и формализации приема в технические вузы.

— Раньше в наш университет приходили сотни мотивированных абитуриентов, которые занимались где-то в технических кружках. А потом поставили в качестве условия поступления ЕГЭ не менее 75 баллов по физике, — сетует Валентин Викторович. — А если у абитуриента 74 балла, но он горит космонавтикой? Он что, не может наверстать физику уже здесь? Ведь любое измерение имеет погрешность. Раньше в ходу были более крупные оценочные градации, дававшие вместе с собеседованием больше степеней свободы в решении приемной комиссии. Помню, как-то из Новосибирска приехала к нам делегация школьников со своим учителем, сделали доклады. Видно: ребята талантливые. Узнав об этом, Игорь Борисович Федоров ( президент МГТУ. — «Культура») своей властью разрешил принять их без вступительных экзаменов. А сегодня у ректора такого права и близко нет.

Серьезное недовольство в аэрокосмическом комплексе в свое время вызвало введение в образовательный процесс единого госэкзамена и болонской системы. Что характерно, отрасль все-таки «переварила» эти реформы.

— Сегодня на предприятиях уже попривыкли, приладились, где можно использовать бакалавра, а на какое направление требуется магистр, — отмечает Валентин Зеленцов. — Для базовой кафедры ЦНИИмаш мы четыре года учим на бакалавров, а потом они уходят туда в магистратуру — это нормально. Такой порядок хорошо бы распространить и на все базовые вузы. На Западе, кстати, болонская система гораздо гибче работает...

Собравшиеся в стенах центрального отечественного технического вуза констатировали снижение подготовки школьников по математике, физике, черчению, недостаточный уровень практических знаний даже у старшекурсников, что связано с ограниченным доступом к производству. Как положительный фактор последних лет отмечалось введение целевого набора на предприятия отрасли, хотя и здесь не без ошибок: заявляющие определенное количество «целевиков» по закону обязаны обеспечить их не только практикой, но и доплатами к стипендиям, с чем некоторые предприятия не справляются. Да и вообще с планированием, стратегическим мышлением в аэрокосмическом комплексе большая проблема.

Спрашиваю, почему разные организации и компании создают при вузах свои технопарки, инновационные и учебные центры, а Роскосмос этого не делает?

— Я тоже не могу понять, — отвечает Валентин Зеленцов. — В НАСА своими глазами видел целых два департамента, связанных с образованием. Первый занимается «доводкой» нового персонала, а второй — ранним «выращиванием» будущих кадров на уровне средних и высших учебных заведений. У нас же этого почему-то нет. Спросил у одного чиновника Роскосмоса, отвечающего за кадровую политику: «Как вы прогнозируете потребность в специалистах?» Он посмотрел на меня, как на идиота, и ответил: «По штатному расписанию». Так они сами же его и пишут! А потом удивляются, что специалистов не хватает... Хотелось бы, чтобы те, кто рулит космонавтикой, приезжали в наш, в другие вузы, советовались, координировали свои планы хотя бы с ректорами.

Инженер-ракетчик — кто он?

Дискутируя о «технических» проблемах системы подготовки инженерных кадров, собравшиеся в Бауманке затронули глубинную сторону дела. Инженер — это не только знания, умения и навыки, как записано в федеральном образовательном стандарте, но и трудолюбие, ответственность, общая культура. Их, как и действенный патриотизм, нужно воспитывать с детского сада.

Развивая тему, гендиректор Фонда поддержки детского технического творчества имени летчика-космонавта Александра Сереброва Владимир Лосицкий с болью говорил, что историю отечественной космонавтики и ракетостроения плохо знают не только школьники и студенты, но и многие работники системы. А без передачи этого знания новым поколениям не будет той преемственности, что одухотворяет любое дело. Так, по его словам, на протяжении многих лет общественность, объединенная вокруг Фонда Сереброва, пыталась создать музей в помещении, где до войны действовала Группа изучения реактивного движения (ГИРД) с Сергеем Королевым, Фридрихом Цандером, Михаилом Тихонравовым, Юрием Победоносцевым и прочими основоположниками ракетостроения. Но инициатива оказалась невостребованной. Сейчас, по предложению дочери великого конструктора Наталии Сергеевны Королевой, идет речь о создании памятника инженерам ГИРДа и всего инженерного сословия. Заинтересуются ли этим проектом, или идея, как и прежняя, канет в небытие?

Владимир Петрович также рассказал об организованной его фондом выставке детского рисунка и научно-технического творчества «Эра фантастики», которая в мае пройдет в ЦВЗ «Манеж», и призвал подключить к популяризации космической мечты центральное телевидение.

Не споря с ним по существу, представитель Минпросвещения Ольга Колударова заметила, что современная молодежь не смотрит телевизор, а живет в соцсетях и гаджетах.

— Поэтому мы придумали новые формы пропаганды технических знаний и инженерных профессий, которые включили в концепцию нацпроекта «Образование», — сообщила Ольга Павловна. — Один из них «Проекториум» — молодежный образовательный форум социально-инновационного развития. Это и смотр проектов, и ранняя профориентация.

Да, сегодня молодежь сильно материально ориентирована — констатировала она, всем хочется жить в собственной квартире и ездить на автомобиле, отдыхать. И без удовлетворения этой мотивации одной лишь мечтой, пусть высокой и амбициозной, юношей и девушек уже никуда не привлечь.

Что ж, с подобными доводами трудно не согласиться. Как и с тем, что сами «системы координат» в мировосприятии прошлого — советского — поколения и нынешних молодых сильно различны. Не «конгруэнтны» и контуры мышления инженеров-ракетчиков, госчиновников, бизнесменов. Однако нет альтернативы поиску точек соприкосновения этих систем и воззрений, ведь страна у нас, как ни крути, одна, а без космонавтики, без Большого Проекта, она перестанет быть самой собой, да и вообще вряд ли сможет сохраниться в будущем.


Фото на анонсе: Вячеслав Прокофьев/ТАСС




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть