Как это будет по-русски?

31.05.2013

Татьяна УЛАНОВА

Два года назад в календаре знаменательных дат появился День русского языка. Поговорить о новом празднике мы решили с коренной петербурженкой Людмилой ВЕРБИЦКОЙ, человеком, который знает о родной речи всё.

Лингвист, профессор, в течение многих лет ректор, а с 2008 года — президент СПбГУ, сопредседатель Совета по культуре речи при губернаторе Санкт-Петербурга, президент Российского общества преподавателей русского языка и литературы и Международной ассоциации преподавателей русского языка. Должностям и званиям Людмилы Алексеевны несть числа. Главное — Вербицкая не только обсуждает языковые проблемы, но и решает их.

культура: Поздравляю Вас с 310-летием родного города. День русского языка много моложе, ему всего два года. И, скорее всего, наши соотечественники еще не знают, что нужно делать в этот день.

Вербицкая: О русском языке нужно думать всегда, а не только 6 июня. Знаменательно, что новый праздник совпадает с днем рождения Александра Сергеевича Пушкина, с которого по существу и пошел настоящий русский литературный язык.

культура: Кажется, в Петербурге ситуация лучше, чем в целом по России. Тут даже полицейский ГИБДД, останавливая Вас на дороге, восклицает: «О! Это же — Русский язык!» и спрашивает: «Как сказать правильно?» Куда сегодня обращаться человеку, который заботится о культуре своей речи? «Словарь трудностей русского языка» незабвенного Розенталя отправлен на антресоли. Книжные магазины забиты справочниками, в которых непросто разобраться. Интернет не всегда оперативен и объективен...

Вербицкая: В Сети можно пользоваться сайтами gramma.ru, gramota.ru. Месяцев пять назад вышел неплохой орфоэпический словарь, подготовленный Институтом языкознания. Огромное количество справочников выпускает СПбГУ. В 2003 году, послушав, как говорят депутаты и сенаторы, мы с тогдашним министром образования Владимиром Филипповым решили издать для них словарик. Он предложил — слов 300, но в словарь вошло больше 800. Реакция была бурная, премьер-министр Михаил Касьянов, например, удивился, узнав, что надо говорить «жалюзИ». Хотя тогда мало что изменилось... Сегодня могу порекомендовать подготовленный нашим университетом Комплексный нормативный словарь русского языка — толковый, грамматический и произносительный одновременно. Такого еще не было.

культура: Вы не раз заявляли, что государственные мужи должны сдавать экзамен по русскому языку. Если до этого дойдет, страна рискует остаться без чиновников...

Вербицкая: Вот и мне говорят, что это нарушение прав человека. Хотя что здесь особенного? Заполняют же чиновники каждый год декларации о доходах... Хочешь стать депутатом Госдумы — будь любезен сдать экзамен по культуре речи. То, как ты говоришь, воздействует на речь окружающих.

культура: Зачем чиновникам сдавать экзамены — у них есть Вы, человек, который пишет им записки, указывая на ошибки. Кто-нибудь обижался?

Вербицкая: В глубине души — наверняка. В основном же реагируют правильно. Ведь ошибок в официальных выступлениях действительно много. Как только не коверкают, например, двухтысячный, две тысячи первый год!.. С числительнымиФото: ИТАР-ТАСС очень сложно, но спотыкаются и на других частях речи. Министр иностранных дел Сергей Лавров, замечательно владеющий русским языком, однажды в выступлении рассказывал о языкОвых проблемах. Я написала ему записочку: «языкОвая — только колбаса, проблемы — языковЫе». С тех пор он не допускает этой ошибки.

культура: Простым людям, особенно в провинции, языковЫе нормы не указ. Как привыкли они говорить: позвОнишь, так и говорят.

Вербицкая: Это было нормой сорок лет назад. Одна дама с дипломом Саратовского университета долго пыталась убедить меня, что мы придумали какую-то ерунду — правильно говорить: звОнит. Пришлось рекомендовать ей обратиться к справочнику Горбачевича «Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка».

культура: Последние несколько лет я своих близких, в том числе сына, учила правильно произносить слово творОг. И вдруг услышала, что филологи в телепередаче разрешили вариативность...

Вербицкая: Все-таки правильно: творОг.

культура: По-моему, варианты только создают путаницу. Проще запомнить единственно верное произношение, чем всякий раз колебаться.

Вербицкая: Совершенно согласна — детям нужно давать ведущий вариант. Поэтому сейчас мы подготовили специальный словарь для школьников. Ударения — тема сложная. Слишком много исключений. Тут уж не до вариативности.

культура: Сложности с новыми словами при появлении новых понятий и профессий понятны. Но почему филологи ни с того ни с сего начинают сомневаться в «родовой» принадлежности кофе и менять ударения в несчастных гренках и йогурте, к которым люди уже привыкли?

Вербицкая: Четыре года назад журналисты написали о новых словарях, допускавших (всего лишь!) употребление «кофе» мужского и среднего рода и вариативность ударения в «гренках» и «йогурте». Что началось! Люди забыли о других проблемах и два месяца говорили только о русском языке. Как можно произносить «гренкИ» и «йогУрт», возмущался народ. Хотя эти нормы были в словаре Аванесова еще в 1950-е годы. Все зависит от языка, из которого слова заимствованы. Аванесов считал, что гренкИ и йогУрт пришли с Востока. А позже случилось повторное заимствование из Европы. С иным ударением. Хотя звОнит и звонИт не связаны с иностранными языками.

культура: Равно как включИт и вклЮчит.

Вербицкая: ВклЮчит никогда не было нормой... Ошибок — тьма! Свёклу называют свеклОй. «Агушу» не едят, а кушают, считая, что так звучит интеллигентнее, а ведь согласно норме должно быть «едят». Скучают не по Вам (кому? чему?), а почему-то — по Вас...

культура: Телевыступления военных и представителей правоохранительных органов стали более грамотными. Но еще слышно: осУжденный, возбУждено, прИзыв. У жителей Рыбинска — на буднЯх...

Вербицкая: А один мой знакомый, академик-металлург, вспоминал: «В Москве на заседаниях я сидел рядом с академиком Виноградовым и если произносил: МурмАнск и компАс, он морщился. Когда же дома нечаянно говорил: МУрманск и кОмпас, люди обвиняли меня в том, что я зазнался».

культура: Правда, что запомнившийся всем своими нАчать и углУбить президент СССР был первым, кто обратился к Вам за помощью?

Вербицкая: Да, мы еще не были знакомы, когда он попросил тогдашнего министра образования Геннадия Ягодина найти специалиста, который анализировал бы его речи. Интернета не было. Я бегала к телевизору, записывала ошибки. Но через три месяца взмолилась: «Трачу столько времени! А результата никакого. Как были нАчать, углУбить, азеБАДжанский, так и остались». Потом мы с Михаилом Сергеевичем познакомились, даже вместе работали. Спустя много лет опять встретились: «Послушай, как я говорю!» — «А что такое?» — «Да я же все твои записки нашел. Теперь есть время...» Когда следит за речью, получается неплохо. Но избавиться от фрикативного «г» ему все-таки сложно.

культура: Черномырдин, Лившиц, Ельцин сами сочиняли афоризмы. Вы наверняка конспектировали?

Вербицкая: Черномырдина никто не превзойдет. Однажды встретились в Москве, поговорили. А, провожая меня, — пот лился с него градом — Виктор Степанович признался: «Ой, я так устал с тобой!» (Если отношения с человеком устанавливались хорошие, он переходил на «ты».) — «Я думала, Вы скажете, как мы чудно провели эти 25 минут». Черномырдин: «Ты что?! За 25 минут — ни одного неформального слова?! Для меня это невозможно!..» Потом спрашивает: «Вот ты всех критикуешь: и Горбачев говорит неправильно, и Ельцин — с ошибками. Ну а я-то — как?..» Отвечаю: «Я специалист по произносительным нормам, а у Вас в основном нарушения темо-ремных отношений». — «Каких, каких?» Объясняю. Он опять: «А произносительных ошибок нет?» — «Ну, почему? Есть. Много. Например, Вы говорите: акадЭмики, а надо мягко: акадЕмики». Премьер на минуту задумался, потом спросил: «А почему же антенна произносится как антЭнна?» Я и это объяснила. А когда на очередном выступлении, глядя на меня, он вдруг опять произнес акадЭмики, я рассмеялась и в шутку разрешила ему употребление этого варианта... Виктор Степанович всем нам запомнился своими неподражаемыми выражениями, например, помню, как он сказал: «Да, бывает так, товарищи: ложишься с одной, а просыпаешься с другим...» Зал грохнул. Он имел в виду: с одной — идеей, с другим — решением. Виктор Степанович подошел потом ко мне: «Что смешного-то?» И когда я объяснила, как поняли люди, сам расхохотался...

культура: Вас заботит русский не только для русских. Разработаны тесты для мигрантов. Должны сдаваться экзамены. Неужели всё получается? По дворникам не скажешь...

Вербицкая: Экзамены сдают. Но уровень владения языком напрямую связан с родом деятельности мигранта. Сейчас уточняющие документы — что и с кого требовать — готовятся. Пока, к сожалению, за рулем маршруток, бывает, сидят люди, не умеющие ни водить, ни говорить. И часто непонятно, как такие люди въезжают в Россию и получают работу.

культура: Вы были не очень довольны списком ста книг, рекомендованных школьникам, и заявили, что в Петербурге будет свой вариант...

Вербицкая: Президент Путин обратился к русистам СПбГУ, и мы составили список, мне кажется, очень удачный. Список ушел к чиновникам правительства, Администрации президента. Но потом началось: включите то, это... Каждый стал добавлять свое. Мне непонятно: профессионалы выполнили работу — зачем в нее вмешиваться? Но беда не в этом. В 2011 году треть населения не прочла ни одной книги! Немногие понимают, что приучать к чтению нужно с младенчества. Некоторые сунут iPad ребенку — и радуются, что он занят, нажимает на кнопки. Традиция семейного чтения должна сохраняться.

культура: Несколько лет назад в Петербурге был запущен проект «Давайте говорить как петербуржцы!», и теперь русскому языку можно учиться на улице, в транспорте...

Вербицкая: Когда-то я сказала Валентине Ивановне Матвиенко: «Надо что-то делать! Мы же особый город! И речь петербуржцев должна быть образцом правильности и интеллигентности...» И тогда она предложила создать при губернаторе Санкт-Петербурга Совет по культуре речи. Плакаты и баннеры развешены повсюду, каждый месяц меняются. Там и про ударение, и про значение и сочетания слов, и про числительные... Люди в основном довольны.

культура: Проведение всероссийского диктанта одобряете?

Вербицкая: Идея неплохая. Но так все-таки русскому языку не научишь. Можно только обратить внимание на число ошибок, их ведь достаточно много. В школе часы русского сокращаются. Считаю, что ЕГЭ дает шансы выпускникам, действительно интересующимся языком, поступить в университеты. Но этого мало. Надо вернуть в школы выпускное сочинение. А при поступлении в вузы учитывать средний балл аттестата.

культура: Вы попали на филфак волею судьбы — дочери выбрали эту науку сознательно?

Вербицкая: Да, муж пытался их склонить к физике — не получилось. Они нашли себя в филологии. У меня же просто не было выбора. Как дочь врага народа, я не могла стать ни врачом, ни переводчиком, и на филфак-то попала с трудом. Спасибо Виктории Николаевне Карповой, заместителю начальника Львовской колонии, в которую меня определили после ареста отца. Она убедила вышестоящее начальство, что за три с половиной года я перевоспиталась и могу поступать в университет. И за все эти годы я ни разу не пожалела, что стала филологом-русистом.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (2)

  • alt

    Shevler 31.05.2013 20:36:36

    Спасибо за интересную и познавательную статью. Недавно сам слышал, как дедушка хвастался соседке: " Моя внучка работаить на компьюхтире".
  • alt

    Александр 15.01.2016 08:29:20

    Что касается слов "осУжденный" среди рабртников УФСИН, "дОбыча" среди шахтеров–это прфессиональный слэнг. Уже ничего не поделаешь. Как бывший работник лесного хозяйства, добавлю сюда и слово "хвоЯ", которое принято в ЛХ. Хотя сам, проработав всю жизнь, так и не привык. Коробит. Но говоря правильно, станешь "чужим".
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть