Мидори Терада и Коя Окава: «Море — не главное, был бы балет»

30.05.2014

Елена ФЕДОРЕНКО

Азы балетной техники Мидори Терада и Коя Окава постигали в Японии, встретились — в Московской академии хореографии, где и сложился их дуэт. На III Международном конкурсе Юрия Григоровича «Молодой балет мира» в Сочи Мидори выиграла «золото», Коя получил «бронзу». В 2012 году на пермском «Арабеске» пара Терада — Окава получила приз Екатерины Максимовой и Владимира Васильева как лучший дуэт. 

Прошло два года, и сегодня японские танцовщики, о которых украинские газеты писали, что они демонстрируют «поистине недосягаемый даже для многих зарубежных танцовщиков уровень академической строгости и пластической чуткости к языку классического балета», оказались незалежной не нужны. Зато «одесских японцев» с радостью приняли в Татарском театре оперы и балета имени Мусы Джалиля.

культура: Как вы попали в Одессу и почему ее покинули? 
Окава: Мы начали работать в Одесском театре в 2011-м. Приглашение получили за год до окончания Московской академии хореографии от моего педагога Юрия Васюченко. Он уже совмещал преподавание в Академии с руководством балетной труппой Одесского театра. Два года в театре мы были счастливы, а потом на Украине поменялись законы. Новые правила запрещают иностранцам работать в национальных украинских театрах, так что на третий сезон оформить нас не смогли . 

культура: Как вы об этом узнали? 
Терада: Нам сообщили из отдела кадров. Поначалу мы даже не верили, что с нами могут так поступить... 

культура: Я тоже удивлена: Юрий Васюченко прошлой зимой рассказывал, как он рад, что вы работаете в театре, что у вас появились поклонники и зрители ждут встреч с вами. 
Терада: Мы тоже думали, что все происходящее — временное препятствие. Танцевали много, исполняли главные партии в «Щелкунчике», «Дон Кихоте», «Спящей красавице». Продолжали выступать в спектаклях, но зарплату уже не получали. И все-таки надеялись, что останемся в театре, который стал для нас по-настоящему родным. Мы не хотели уезжать, полюбили Одессу, чувствовали, что к нам очень доброжелательно относятся. В городе было комфортно еще и потому, что все разговаривали по-русски. Думали, что еще долго будем работать в театре. 

культура: Вы уезжали до трагических событий в Одессе? 
Терада: Начались беспорядки в Киеве, среди наших друзей все поддерживали позицию России, мы вместе смотрели киевские новости и даже не думали, что трагедия коснется спокойной Одессы. 

культура: Закон ударил только по вашей паре? 
Окава: Уехали и все русские танцовщики, они ведь для Украины иностранцы, и им тоже было отказано в работе. Еще одна наша японская балерина перешла в Красноярский театр. Всего порядка десяти человек. 

культура: Вы спокойно это восприняли? 
Терада: Очень переживали. Но японцы — люди выдержанные, поэтому я старалась скрывать свои страдания. Все сразу поменялось: наша интересная творческая жизнь в Одессе с отпуском в родной Японии сменилась ужасным состоянием — мы оказались без прав, без зарплаты, а надо было за квартиру платить. Я пережила такую обиду, что уже не хотела оставаться на Украине.

культура: Почему выбрали Казань? 
Окава: На конкурсах в Сочи и в Перми мы разделили призовые места с артистами из Татарского театра. От них знали, что в Казани большой театр и сильный балет. Отправили электронное письмо с вопросом, можно ли приехать на просмотр. 
Терада: Нам ответили, и мы приехали. Нас взяли. Сейчас нам делают документы: разрешение на работу и рабочую визу в России. Это всегда долго. Пока готовятся бумаги, мы числимся приглашенными артистами, но чувствуем себя в труппе на равных. Работаем активно.

культура: Какие роли успели подготовить? 
Окава: Станцевали вставное па-де-де в «Жизели», Мидори исполнила первую вариацию в картине «Тени» в «Баядерке», Шехеразаду в «Тысяче и одной ночи», Гюльнару в «Корсаре». Я — партию Али в «Корсаре», Золотого божка в «Баядерке». Планов много. Коллеги к нам отнеслись внимательно. Город очень красивый. Мы довольны. 

культура: Моря, наверное, не хватает? 
Терада: Можно и без моря. Море — не главное, был бы балет. 

культура: Как удалось так бойко освоить русский?  
Окава: Начали учить язык, когда приехали в Москву, в Академию хореографии. Было сложно. И сейчас мы понимаем лучше, чем говорим. 

культура: Почему решили учиться в Москве?  
Терада: Москва — мечта всех японцев, влюбленных в балет. Мы поклоняемся классике, которой хорошо учат только в России, наши кумиры — выпускники московской школы: Майя Плисецкая, Владимир Васильев, Екатерина Максимова. 

культура: Приехав в Казанский театр, я увидела ваши фамилии на афише и спросила, где и когда вас можно увидеть. Мне сказали, что вы все время в репетиционном зале, а про Мидори с восхищением поведали, как ей дали кассету «Спартака» для того, чтобы она посмотрела партию Клавдии — одну из главных ролей в версии Георгия Ковтуна. Вы же, Мидори, пришли на первую репетицию, полностью освоив весь хореографический текст. 
Терада: Да, я очень люблю репетировать и заниматься — с педагогом и самостоятельно. И Клавдия у меня готова — ее я станцую на Нуреевском фестивале. 

культура: Можно ли сказать, что вы полностью освоились в России? Что-то мешает?  
Окава: Странно до сих пор слышать, как младшие могут грубить старшим. Японцы всегда почитают возраст.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть