Владимир Путин: «У нас нет времени на раскачку»

07.06.2018

Михаил БУДАРАГИН

Фото: Kremlin.ru«Прямая линия», которую президент России Владимир Путин провел в шестнадцатый раз, дала ответы на несколько вопросов: и частных, касающихся отдельных регионов, и общих, затрагивающих жизнь страны. Нашлось место и для мировой повестки. Ключевой темой стало участие чиновников различных уровней в решении конкретных проблем людей: глава государства, который многими гражданами воспринимается как единственный субъект действия, дал министрам и губернаторам возможность доказать, что они занимают свои посты не зря. 

В общих чертах была явлена та система государственного управления, которая будет достроена в ближайшее время. Путин останется арбитром, но мера ответственности вертикали власти вырастет в разы. Этому новому стилю была принесена в жертву динамика и яркость «Прямой линии».

Новый формат — без зрителей в зале, но с прямым включением из регионов и вызовом чиновников, отвечающих за то или иное направление, — был призван продемонстрировать одну из основных задач, которую ставит президент. Он начал учить госаппарат брать на себя ответственность за принятые решения. «Персональная ответственность должна быть абсолютной. У нас нет времени на раскачку», — напомнил Путин, и после короткой похвалы правительству речь зашла о ценах на топливо, которые волнуют всех без исключения.

Итоговый вердикт — «цены не растут» — президент доверил вынести министру энергетики Александру Новаку, и это означает, что у проблемы, если она снова станет предметом общественного внимания, теперь есть имя. Кажется, будто бы народ не должен помнить фамилий членов правительства, но система отстраивается таким образом, что каждый должен знать каждого в лицо. В свою очередь глава Минприроды Дмитрий Кобылкин и вице-премьер Алексей Гордеев прямо назначены ответственными за экологическую ситуацию в стране.

Этот принцип работает и в обратную сторону. «Прямая линия» показала, что люди должны перестать восприниматься чиновниками как «население» подведомственных территорий. Гражданина страны, как и министра, нужно называть по имени и отчеству. Путин специально очень жестко одернул губернатора Томской области Сергея Жвачкина. Чиновник, которому президент переадресовал вопрос Натальи Журовой, матери троих детей, не получившей полагающуюся по закону землю, пообещал: «Я встречусь лично с ней, и лично Вам, Владимир Владимирович, доложу о решении». «С ней, это с Натальей Николаевной», — ответил главе региона Путин. Стоит думать, Жвачкин запомнит, а остальные будут иметь в виду — как, например, врио губернатора Алтайского края Виктор Томенко, который ближе к финалу «Прямой линии» коротко и по существу пообещал, что малокомплектную школу в селе Старая Суртайка не закроют. Он, в отличие от Жвачкина, обращался и к президенту, и к жителям села.

Фото: Kremlin.ruДругой пример — проблема больницы в небольшом городе Струнино Владимирской области — стал еще более показательным. К разговору с инициативной группой (ее составляют одни женщины — картина для регионов типичная: мужчины заниматься общественной деятельностью или не успевают, или брезгуют) были привлечены и министр здравоохранения Вероника Скворцова, и губернатор региона Светлана Орлова. Получилось в итоге совещание, в котором приняли участие и жители. Каждый имел равное право голоса и одинаковое время. Больница в Струнино закрыта не будет, однако механизм воплощения решения отличается от того, что мы видели ранее. Скворцова и Орлова теперь несут за это общую ответственность — и перед Путиным, и перед горожанами.

Несколько лет назад этот сюжет занял бы в два-три раза меньше времени, президент просто сказал бы: «Поручим». Однако эпоха мановений волшебной палочки закончилась, каждое решение — это сложная и долгая история, у которой есть исполнители.

О том же Путин говорил и отвечая на вопрос писателя, депутата Государственной думы Сергея Шаргунова, который призвал приостановить «тех, кто на полной скорости решил закатывать чужие мнения». Шаргунов вступился за пользователей Сети, которых судят за репосты в соцсетях. Президент согласился с тем, что не стоит действовать, как призывал известный герой, — «забрать все книги бы да сжечь», — но указал на то, что необходимо поставить заслон экстремизму. Это «безусловно, отвечает интересам подавляющего большинства общества. Ну, кто же будет спорить с тем, что нужно поставить заслон пропаганде суицидов, особенно среди молодежи? Разве кто-то против? Ну, конечно, нет».

Проблема была переадресована Общероссийскому народному фронту, который, по словам Путина, достаточно эффективно работал по различным направлениям. Какой вид приобретет работа по гуманизации правоприменительной практики, во многом будет зависеть и от самого Шаргунова, и от того, насколько убедительными покажутся силовикам аргументы депутата и ОНФ.

Впрочем, существуют проблемы, которые могут быть решены одним словом. Дмитрий Верховский из Иваново пожаловался на то, что ставка ипотечного кредита составляет 13 процентов. Постановление правительства дает многодетным семьям право выплачивать ипотеку по льготной ставке — 6 процентов. Но банки отказываются помогать из-за одного пункта в документе. Он позволяет снизить ставку при рождении второго или третьего ребенка. А если в семье уже есть, например, десять детей, она не имеет права на льготы. Президент согласился с несправедливостью этого и указал министру финансов Антону Силуанову, что «решение ошибочно, и его нужно поправить».

Не будет забыта и практика больших государственных программ: скорее всего, в ближайшее время федеральный центр, делегируя часть полномочий регионам, но не отдавая решение проблем полностью на откуп местным чиновникам, займется долевым строительством и ТБО.

Фото: Kremlin.ruНа этом фоне незыблемыми оказались все без исключения внешнеполитические установки. Путин ответил и на вопрос об отравлении Скрипалей (заметно, что президент, как и подавляющая часть тех, кто разбирается в теме, в версию Великобритании не верит), и о том, возможно ли наступление киевских войск на Донбасс («Если это случится, то будет иметь очень тяжелые последствия для украинской государственности»). Позиция главы государства остается предельно конкретной: «своего не отдадим, чужого не надо». В очередной раз Путин акцентировал внимание на международной безопасности: «Понимание того, что третья мировая война может оказаться концом сегодняшней цивилизации… должно сдерживать нас от крайних и чрезвычайно опасных для современной цивилизации действий на международной арене».

Внешнюю политику глава государства оставляет за собой полностью, а что касается повестки внутри страны, то «Прямая линия» показала: российская политическая система будет становиться гибче. «Я думаю о том, чтобы у нас подросло новое, молодое поколение управленцев, ответственных людей, которые будут в состоянии взять на себя ответственность за Россию», — эти слова Владимира Путина, сказанные в самом конце «Прямой линии», лучше всего объясняют и перемену формата, и налаживание в прямом эфире диалога между чиновниками и рядовыми гражданами, и то, что внешней политике было уделено не так много времени. Проблем хватает и внутри страны.

Единственное сожаление вызывает, пожалуй, тот факт, что о культуре не было сказано ни слова. Это, конечно, не означает, что в этой важнейшей для государства и общества сфере все в полном порядке. Скорее, стоит готовиться к тому, что серьезный разговор только предстоит.


Фото на анонсе: Kremlin.ru


Полный текст Прямой линии с Владимиром Путиным

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть