Каждый труд благослови, удача!

07.02.2013

Денис БОЧАРОВ

Последнее время в печатных СМИ, не говоря уже об интернете, появляется много публикаций в отношении Российского Союза правообладателей. Большинство из них носит явно клеветнический, порой — попросту заказной характер. Возмущает как и неуемное стремление всячески очернить деятельность РСП, так и элементарное нежелание жить по справедливости. А ведь именно на это, прежде всего, ориентирована работа организации.


Честная «болванка»

Обыкновенному среднестатистическому человеку далеко не всегда ясно, что включает в себя понятие «интеллектуальная собственность». Не то, чтобы за этим витиеватым, на первый взгляд, определением скрывалась какая-то хитрость — многие просто не задумываются о том, как оно в принципе работает. Однако в цивилизованном обществе такое положение дел недопустимо.

Все мы любим смотреть фильмы и слушать музыку. Но есть ли у нас четкое представление о том, каким именно образом оплачивается труд многих людей, стоящих за созданием произведений искусства — авторов, исполнителей, режиссеров, сценаристов, актеров, изготовителей фонограмм? Каков, с сугубо технической точки зрения, процесс зарабатывания средств творческими людьми? Да, мы что-то слышали о контрактах, которые заключаются с киностудиями и фирмами звукозаписи, единовременных выплатах, именуемых гонорарами, но дальше этого дело, как правило, не идет. И как на деле функционируют такие понятия, как «потиражные» или «роялти», люди в массе своей представляют довольно слабо. Им до этого, по сути, нет дела. Особенно в наши дни, когда официальные тиражи физических носителей неуклонно падают, а пиратство, похоже, неистребимо.

Ставя «болванку» в «резак» и копируя в личных целях понравившиеся нам фильмы или музыкальные произведения, мы, вроде бы, никакого противоправного действия не совершаем. Однако это ложное самовнушение. Что же сие, как не банальное воровство, если авторы в подобных случаях ничего не получают? Любой правообладатель — будь то автор или исполнитель — может и должен распоряжаться судьбой своего произведения. А именно: разрешать тем или иным способом его использовать. Это положение заложено в базовых международных конвенциях об авторских и смежных правах. Где, в частности, сказано, что без соответствующего разрешения использовать произведение нельзя.

Однако на российском правовом поле люди, создающие творческие и интеллектуальные произведения, выполняют роль эдаких запасных игроков. По крайней мере, такое положение дел наблюдалось в стране до недавнего времени — деятельность учрежденного в 2010 году Российского Союза правообладателей как раз и направлена на то, чтобы защитить права авторов на результаты интеллектуального труда и устранить несправедливость.

Основным направлением деятельности РСП является коллективное управление правами авторов, исполнителей и изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений, с целью выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение результатов интеллектуального труда в личных целях. Дабы пояснить, что это означает, вновь обратимся к обычной ситуации, когда кто-либо, сидя перед компьютером, заряжает в него CD (DVD) с записью музыки (фильма), нажимает кнопку «copy», после чего вставляет пустой диск. Отследить все случаи подобных операций на юридическом, а уж тем более на бытовом уровне не представляется возможным. Так каким же образом причитающееся вознаграждение находит авторов?

Технически это выглядит так. Российский Союз правообладателей заключает договоры о выплате вознаграждения с импортерами и изготовителями оборудования и материальных носителей, предназначенных для воспроизведения фонограмм в личных целях. На основании этих договоров, соответствующие фирмы выплачивают 1% от цены реализации, либо от таможенной стоимости ввозимого в Россию оборудования. И уже после этого РСП, по результатам фактических данных, а также проводимых статистических исследований, распределяет вознаграждение между конкретными правообладателями.

Словом, все четко и прозрачно. Однако, как многие благие начинания в нашей стране, деятельность РСП порой наталкивается на барьеры — и внутренние, и внешние. Значительное количество компаний-импортеров и изготовителей оборудования и материальных носителей продолжают уклоняться от соблюдения требований законодательства по уплате средств для выплаты вознаграждения. Логику их рассуждения в подобных случаях, казалось бы, можно попробовать понять. Ведь сами поставщики и изготовители напрямую не в ответе за то, что их оборудование будет непосредственно использовано для копирования музыки или фильмов в личных целях — это каждый потребитель решает для себя сам. Мол, кто копирует, тот пусть лично и платит.

Идея вполне бредовая, однако, когда дело доходит до нежелания расставаться с деньгами, все средства хороши. На сегодняшний день в РСП практически сформирована основанная на решениях Верховного суда Российской Федерации правовая позиция, на базе которой Союз планирует обратиться в суд в отношении целого ряда крупных компаний-неплательщиков.

О том, что иностранные фирмы не особо заинтересованы в прочно стоящей на ногах российской организации, занимающейся проблемами защиты интеллектуальной собственности, сигнализирует и неоднозначная ситуация с ВТО. Под давлением отдельных зарубежных коммерческих компаний продолжают предприниматься попытки дестабилизации системы расширенного коллективного управления, которая за последние пять лет успела доказать свою эффективность в России. Успешное функционирование отечественной структуры в области охраны авторских прав — в особенности на уровне частного копирования — не входит в число приоритетов западных мэйджоров. Ведь никому не хочется терять хотя бы малую часть контроля над ситуацией и — тем более — платить отчисления. Впрочем, это сугубо юридическая территория, и, хочется верить, что перед «влияниями извне» Российский Союз правообладателей устоит.

Куда важнее, чтобы мысль о необходимости защиты прав интеллектуальной собственности нашла понимание и поддержку в нашей стране. Никакое общество не может считаться цивилизованным, если в нем ущемляются, а порой и банально не соблюдаются права. Говоря простым языком, негоже выпихивать на обочину людей, которые своим трудом доставляют нам столько радости. Не надо притворяться, что произведения и их создатели не имеют друг к другу никакого отношения. Помните, как у Есенина:

Каждый труд благослови, удача!

Рыбаку — чтоб с рыбой невода,

Пахарю — чтоб плуг его и кляча

Доставали хлеба на года.

Давайте наконец научимся ценить любой труд, а интеллектуальную собственность уважать не меньше, чем частную.

Придите и заберите ваши деньги!

Любое нововведение, как правило, если и не воспринимается «в штыки», то уж точно натыкается на противодействие со стороны ряда лиц и даже целых организаций. Российскому Союзу правообладателей тоже порой пытаются ставить палки в колеса. На самых разных уровнях.

На свои внутренние нужды РСП удерживает до 15 процентов от общей суммы располагаемых средств. Они идут на покрытие расходов по сбору, распределению и выплате вознаграждения. Иные недоброжелатели задают каверзный вопрос: а не многовато ли? Как выясняется, нет.

Когда Союз еще только пытался получить аккредитацию и, что называется, встать на ноги, его основным соперником была организация НП «РОСП» (Некоммерческое партнерство «Российское общество по смежным правам»). Несмотря на то, что в 2010 году в аккредитации последним было отказано, компания по сей день не желает признавать себя побежденной. После того как московский суд был проигран ими во всех инстанциях, РОСП решил прибегнуть к традиционной рейдерской практике — а именно, судам в регионах. Причем используя негласную схему: чем глубже и труднодоступнее — тем лучше. Первый из таких судов прошел в Калмыкии, второй — в дагестанском горном селе Акуши, а третий — до сих пор длится в Гудермесе. Во всех исках выдвинуто требование отменить регистрацию РСП.

Понятно, что эти акции не могут увенчаться для «Российского общества по смежным правам» успехом, но дело не в этом. РСП должен реагировать на суды, а любые проволочки подобного рода, как известно, требуют очень больших затрат. В итоге получилась следующая картина: организация, вместо того чтобы сосредоточиться на своей прямой деятельности — сборе, распределении и выплате вознаграждения музыкантам и деятелям кино, — вынуждена тратить драгоценное время и внушительные средства на судебные тяжбы. Досадно осознавать, что существенная часть средств, собираемых для выплаты вознаграждения правообладателям, тратится на отбивание подобных возмутительных атак. Ведь на юридические цели, связанные с подготовкой документов, отправкой людей в горные селения и прочими нюансами, расходуются солидные денежные суммы. Которые, при ином (правильном) стечении обстоятельств, могли бы пойти непосредственно правообладателям, либо оказаться потраченными на социальные проекты. И самое обидное, что конца этой катавасии не видно.

Порой недоброжелатели подстерегают РСП там, где ждать их не совсем логично. До образования Союза отечественная киноиндустрия никаких денег от частного копирования не получала и даже с трудом представляла, что это такое. Когда же, по инициативе РСП, данная идея стала обретать определенные очертания, функционеры от кинематографа разделились на два лагеря: одним эта затея показалась заманчивой и правильной, другие отнеслись к ней с подозрением. Любопытно, что на данный момент представители киноиндустрии вообще реагируют на начинание РСП, связанное с выплатами причитающегося вознаграждения, куда более вяло, чем, скажем, музыканты. А напрасно: господа кинематографисты, это же ваши деньги — придите и заберите их! Государство специально инициировало соответствующий институт, чтобы вы получали деньги за собственный труд. В данном случае берите пример с Запада: там людям об этом напоминать не надо — они давно привыкли к подобным вознаграждениям и отнять их у себя никому не позволят.

Конечно же, управление правами авторов и исполнителей с целью выплаты вознаграждения за частное копирование — идея для нашей страны пока еще новая, не до конца освоенная. Но если разобраться, тот механизм, по которому работает Российский Союз правообладателей, просто по определению не может не устраивать людей, составляющих цивилизованное общество. И палки в колеса набирающего обороты РСП пытаются вставлять либо те, кто пока недопонимает сути благородной деятельности организации, либо лица, которые действуют умышленно, исходя из своих личных амбиций и преследуя корыстные интересы. С пиратской идеологией «все это наше, это нам» надо кончать. Афоризм вождя: «Искусство должно принадлежать народу» в принципе никто не оспаривает. Но при этом не надо забывать и о другом, не менее важном высказывании: «Каждый труд должен быть оплачен».

Фонд неравнодушных

На базе РСП основан Национальный Фонд поддержки правообладателей, в рамках которого осуществляются различные благотворительные и социально значимые акции.

На нашей памяти есть ряд горьких случаев, когда уважаемые и любимые многими поколениями артисты к концу своих дней влачили жалкое существование и умирали в полной нищете. Борислав Брондуков, Михаил Кононов, Семен Фарада — печальная история последних лет жизни этих и многих других выдающихся актеров известна всем. Больно осознавать, что люди, на протяжении десятилетий радовавшие нас своим творчеством, с течением времени порой оказываются выброшенными из жизни. НФПП взял на себя благородную миссию по устранению подобной несправедливости: ежегодно Фонд оказывает материальную поддержку ветеранам культуры и искусства, которые в силу возраста или иных жизненных обстоятельств находятся в бедственном положении. Порой помощь приходит к ветеранам неожиданно, что является для них приятным сюрпризом.

«Нам, представителям старшего поколения, людям уже далеко не молодым, очень важно знать, что нас помнят и не забывают, — говорит народный артист СССР Алексей Баталов. — Помощь, которую предоставляет Фонд, очень нужна и важна». По словам же народной артистки России Валентины Шарыкиной, «деятельность РСП и Фонда вселяет уверенность в том, что поколение современных артистов не окажется у обочины жизни в будущем, как это происходит сейчас со многими их коллегами — звездами сцены и кино прошлых лет».

Впрочем, сегодня не только ветераны кино нуждаются в помощи, но и начинающим кинематографистам требуется поддержка в осуществлении их творческих планов. Дело в том, что на реализацию даже дипломных проектов у студентов зачастую банально нет средств: снять качественное кино — дорогостоящее удовольствие. НФПП не остается в стороне и от этой проблемы: многие студенты ВГИКа получают финансовую помощь на создание дебютных фильмов.

Как отметила студентка Высших курсов кино и телевидения ВГИКа Людмила Пронькина, «создание фильма, пусть даже небольшого по хронометражу, — это трудоемкий и дорогостоящий процесс. Финансовая поддержка Фонда помогает сделать наши первые фильмы более качественными».

«С помощью Фонда я смогла завершить профессиональную аранжировку и сведение саундтрека для своего дебютного короткометражного фильма «Иваново счастье». Мы даже записали вживую скрипку и виолончель, что, надеюсь, будет оценено зрителями при просмотре», — говорит студентка Высших курсов кино и телевидения ВГИКа Ольга Невская.

Мы часто досадуем по поводу того, что нашу повседневность окружает назойливая и оголтелая попса — хороших новых музыкальных произведений слышим не так много, как хотелось бы. Происходит это во многом потому, что талантливым молодым людям порой бывает крайне сложно пробиться сквозь коррумпированную и бездушную завесу отечественного шоу-бизнеса. Национальный Фонд поддержки правообладателей пытается влиять на данную ситуацию: оказывает поддержку всевозможным фестивалям и конкурсам в сфере культуры и искусства («Серебряная Лира», «Царь-джаз» имени Георгия Гараняна, «Московская осень» и ряд других заметных проектов), учреждает собственные номинации и награждает призами самых талантливых, популяризирует российскую культуру за рубежом.

Немаловажной частью деятельности фонда является сохранение культурного наследия нашей страны — при поддержке НФПП становятся доступными широкой аудитории музыкальные и литературные произведения, разрабатываются образовательные пособия для слушателей учебных заведений в сфере музыки и кино. Так, «Фонохрестоматия по музыкальной литературе и истории музыки», куда вошли диски с записью музыкальных произведений, изучаемых в соответствии с требованиями российской системы образования, была безвозмездно передана Фондом преподавателям из более чем 100 музыкальных школ регионов России.

Также НФПП активно поддерживает духовно-религиозные учреждения. В частности, при его непосредственном участии возводится православный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы в Ясенево, восстанавливается Богоявленский Старо-Голутвинский мужской монастырь в Коломне, реставрируется Христорождественская церковь в селе Мочилы.

Национальный Фонд поддержки правообладателей пока довольно молод и в некоторых своих благих начинаниях лишь нащупывает векторы движения. Однако уже сейчас можно со всей определенностью сказать главное. Собственным примером НФПП красноречиво демонстрирует: в наше непростое время, когда порой кажется, что безыдейность, безынициативность и равнодушие пронзают многие (и, прежде всего, творческие) сферы жизни, есть люди, которым не все равно. Хотелось бы, чтобы их было как можно больше. 

Читайте также:

«Зависть — двигатель всякого зла». Интервью с Никитой Михалковым

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть