Павленскому указали на дверь

17.02.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА, обозреватель «Культуры»

Интернет всколыхнул очередной скандал, связанный с премией «Инновация» — ​той самой, что в 2011 году досталась группе «Война» за «произведение» «Х… в плену у ФСБ». Тогда многие удивлялись: почему бюджетные деньги — ​а премия организована при поддержке Министерства культуры — ​тратятся на плевок в сторону государства? И дело вовсе не в цензуре, о которой любят вспоминать представители «совриска», когда лишаются лакомых дотаций. Существуют элементарные правила приличия: не кусай руку дающего. А если благодетель тебе категорически неприятен — ​кто ж заставляет брать у него деньги? Есть рынок, есть конкуренция, есть множество талантов, сражающихся за место под солнцем: никто не запрещает вам влиться в их ряды.

Нынешняя «Инновация» могла стать повторением ситуации пятилетней давности, однако не случилось: курирующий премию ГЦСИ, возглавляемый Михаилом Миндлиным, отказался включать в состав номинантов скандально известного акциониста Петра Павленского за поджог двери здания ФСБ (в официальных релизах «перформанс» скромно называется «Угроза»). Озвучена причина: Центр, как государственная организация, считает для себя «недопустимым представлять работы, в процессе производства которых было нарушено действующее законодательство». Здесь бы и порадоваться победе здравого смысла, однако нет: четверо членов экспертного совета в знак протеста вышли из его состава. Не успокоило их и то, что номинацию «Лучшее произведение визуального искусства», куда хотели включить «художника», в этом году отменили. Подать им Павленского — ​и все!

А между тем — ​что действительно инновационного в нашумевших акциях арт-деятеля? То он, раздевшись, обматывался колючей проволокой, то зашивал рот ниткой, то прибивал тестикулы к брусчатке на Красной площади. Подобные мазохистские эксперименты отнюдь не изобретение Павленского: западные акционисты на них собаку съели. Например, та же Марина Абрамович во время одного из перформансов позволила производить над собой любые действия, в том числе и разрезать одежду. Впрочем, рискованные манипуляции с собственным телом люди осуществляли и раньше. Только вот цели были другие: с незапамятных времен находились индивидуумы, которые считали, что, жестоко истязая плоть, они получат в награду какие-нибудь сверхспособности. Скажем в Европе XIII–XV веков было популярно движение флагеллантов — ​или, как их называли, самобичующиеся. Хлеставшие себя до тех пор, пока кровь не начинала литься рекой, они надеялись на искупление грехов.

Мыслил ли подобными категориями Павленский, отрезая себе мочку уха? Позвольте усомниться. Скорее, его цели куда более прозаические, на что намекает последний геростратовский поступок. Недаром глубокой ночью рядом с Павленским и несчастной дверью на Лубянке оказались журналисты и блогеры. Повышения собственных акций на арт-рынке — ​вот чего хотел скандальный деятель. Сколько бы современные художники ни говорили о самопожертвовании, идейная борьба с властью прекрасно капитализируется: интервью, обложки журналов и даже появление в популярных американских сериалах. Нынешняя яростная защита Павленского выглядит реакцией на покушение на священные принципы арт-сообщества. Иногда кажется, что представители современного искусства пытаются взять государство на слабо: хотите прослыть просвещенным — ​будьте добры финансировать наши инициативы. Иначе все, цензура! Между тем претензии к тому же Павленскому связаны не с содержанием акции, а с нарушением общественного порядка. Нужно понимать: многочисленные объекты, инсталляции, перформансы, которые по привычке называют «искусством» (пусть и современным), далеко не всегда художественны. Можно ли всерьез рассматривать произведение, где нет ни капли эстетического — ​если это всего лишь голый политический жест или груда мусора в углу галереи? Ответ, казалось бы, очевиден, однако подмена понятий — ​не такая уж невинная, как может показаться на первый взгляд, — ​продолжается не одно десятилетие. Жертвами ее становятся действующие художники: как представители академической школы, так и современные, далекие от провокаций — ​их приравнивают к акционистам, нуждающимся в другом названии. А главное, жаль неофитов, у которых есть естественное желание приобщиться к прекрасному. Наткнувшись на очередную бездарную инсталляцию, они лишь беспомощно морщат лбы в попытках понять, почему же «искусство» рождает у них не душевный отклик, а лишь недоумение, порой переходящее в отвращение.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть