Херсонес на распутье

04.08.2015

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

Решение губернатора Севастополя назначить директором музея-заповедника «Херсонес Таврический» настоятеля Свято-Владимирского собора протоиерея Сергия Халюту вызвало не только протест сотрудников, но и категоричную реакцию в Кремле. Президентским указом исторический памятник передан в федеральное подчинение и внесен в перечень объектов культурного наследия народов России (что, по совести, следовало бы сделать еще полтора года назад).

Надо сказать, с возвращением Крыма в состав нашей страны мытарства Херсонеса отнюдь не закончились. С высоких трибун его прославляли, им гордились. А севастопольское начальство пыталось сперва упразднить заповедник, слив его в «музейный холдинг» с остальными ценными сооружениями города-героя, а затем, когда этот вариант вызвал возмущение археологов, пост директора был предложен священнику.

Таким образом, Сергей Меняйло думал разорвать замкнутый круг, когда Херсонесом заведовали люди, настроенные проукраински, обвиняемые в земельных махинациях прямо на территории древнего города. Тот факт, что выкопанные здесь монеты регулярно появляются на «черных» аукционах, тоже требовал ответа. Однако выбранный губернатором выход не стал бы исцелением. Да, настоятель собора разбирается в крымских особенностях, не повязан с властями, как чиновники от науки, имеет независимую опору в лице РПЦ. Но, с другой стороны, Херсонес — научное и музейное учреждение, где на первом месте стоят раскопки, изучение и экспонирование их результатов, а потому быть благим человеком и даже хорошим управленцем тут попросту маловато.

Стало слишком очевидно, что городские власти разрешить вопрос на своем уровне не могут. А вопрос — не праздный. Во-первых, Херсонес — самый значительный памятник античности и Византии на территории России, вообще один из немногих сохранившихся в неплохом состоянии эллинских городов, а память о крещении князя Владимира делает его еще и нашей Храмовой Горой. Во-вторых, по загадочной психологической аномалии, в самом Севастополе к Херсонесу довольно равнодушны. Там гордятся двумя великими оборонами, отважными адмиралами и героическими моряками. Но Херсонес для образа русской славы кажется чуточку излишним. Я не раз замечал, что севастопольцы смотрят на руины практически — как на два лучших в повседневной черте пляжа, а посему очень недовольны высокой входной платой, установленной музеем.

Решение включить первоклассный исторический памятник в федеральный перечень в этой ситуации, конечно, оптимально. Ведь для руководства заповедником нужны, некоторым числом, и «варяги». То есть российские специалисты, компетентные в античном и византийском наследии, осознающие значение объекта, имеющие четкий план развития, но при этом свободные от клановых интересов, оформившихся во время украинской истории полуострова.

Как сделать Херсонес музеем, достойным величия этого древнего города? Первые шаги вполне очевидны — необходимо разобрать завалы, доставшиеся от Украины. Открыть античный отдел, который не работает почти десять лет. Тысячи школьников и студентов читают про «Херсонесскую присягу», высеченную на стеле, но увидеть ее собственными глазами не могут, ибо античная экспозиция закрыта (будем надеяться, что хотя бы не разворована). Затем необходимо превратить древние руины в понятную для посетителя среду. Отвратительно, когда ты заглядываешь в гробницы и обнаруживаешь там стеклотару и обертки от мороженого. Всюду должны быть установлены таблички, подробно разъясняющие значение того или иного архитектурного фрагмента.

Научная задача состоит в том, чтобы докопать, наконец, памятник. Огромные участки Херсонеса заброшены. Район порта и северо-запад заповедника представляют собой, по сути, пустыри. Рядом пристроился еще какой-то яхт-клуб… Учитывая значение Херсонеса нельзя жалеть денег на то, чтобы открыть, музеефицировать и охранять весь комплекс, а не только его фрагменты.

Главный содержательный вопрос — как совместить музейную и рекреационную зону, чтобы удовлетворить всех? Скажем, после Херсонесского побережья с его чистейшей водой, действительно, нигде больше в Севастополе купаться не хочется. Но крайне важно соблюсти баланс интересов музея и любителей пляжного отдыха.

Достойный пример равновесия между античностью и современностью показывает театр Херсонеса — один из немногих древних театров, где ставятся спектакли, проходят концерты. Афинского комедиографа Аристофана тут ставят лучше, нежели где-либо в мире.

Но вот башня Зенона, часть древних укреплений города. Невозможно удержаться, чтобы, вопреки запрещающим табличкам, не подняться на ее вершину, любуясь севастопольской бухтой и ракетными катерами черноморского флота. Увы, забравшись внутрь, обнаруживаешь на древних стенах надписи «Кисы» и «Оси», начиная с далекого 1914-го. Как тут поступить? Можно не обращать внимания и периодически убираться. Или, как принято у нашей бюрократии, намертво перекрыть проход. Хотя правильнее, конечно, поставить камеру и, не мешая тем, кто хочет побродить по древним камням (а иначе зачем их вообще откапывать?), сурово карать вандалов.

Везде, на каждом шагу в Херсонесе нужны сотни подобных решений, не сводящихся только к науке и археологии. И кто-то их должен принять, чтобы святой город, действительно, служил нашими воротами в античность, а не скучной банальностью, мимо которой проходит дорога к пляжу.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть