Алексей Бородин: «Не умничать, не заигрывать, не поучать»

11.05.2012

Наталия КАМИНСКАЯ

Художественный руководитель РАМТа, один из крупнейших мастеров отечественного театра для детей, делится своими размышлениями о современном детстве и его эстетических запросах.

культура: Алексей Владимирович, задаю старый как мир вопрос: с детьми в театре надо разговаривать так же, как со взрослыми, или все-таки иначе?

Бородин: Детей для начала надо знать. Никакие абстрактные понятия и умозрительные концепции здесь не годятся. Я по долгому опыту общения с собственными детьми, внуками и своими зрителями могу сказать: мы даже не представляем себе, насколько ребенок ориентирован во всем, что представляет собой игру, остроумную выдумку, живое наблюдение. Тут его компетентность и возможности восприятия не знают границ. Я убежден, что детство — это самый яркий период человеческой одаренности, а дальше обстоятельства, увы, способны отбивать таланты. Но мы так любим множественные числа, что часто воспринимаем детей как некую однородную биомассу. Вот это страшная ошибка! Как только ты перестаешь сознавать, что зал состоит из самобытных личностей, заканчивается всякий смысл твоей работы. Даже у двухмесячного ребенка личность уже проявляется в полном объеме, а уж пятилетний, семилетний человек — это целый мир. Взрослым кажется, что они имеют дело с несмышленышами, а на самом деле мир ребенка уже сложился, и нам остается только не предать его.

культура: Что значит «не предать»?

Бородин: Не навязывать им свой не всегда разумный опыт. Надо взращивать в ребенке его собственное «я», оберегать, защищать, но не спешить запихивать это «я» в ячейки общества. «Членом общества» он еще успеет стать, и чем позже, тем лучше. Мир устроен так, чтобы все усреднить и нивелировать.

культура: Это точно. Скажем, чтобы поступить в приличную школу, шестилетка сдает чудовищные тесты и уже в этом нежном возрасте поставлен социумом на беговую дорожку.

Бородин: Это всего лишь одна из преступных ошибок взрослых людей. Если искусство сегодня обращено к безликой массе, заполняющей зал, — все, конец этому искусству и этому театру. Если мы обращаемся лично к каждому маленькому человеку, можно еще претендовать на какое-то влияние, на какой-то отклик.

культура: Но ведь в глобальном смысле все идет к тому, чтобы выращивать пользователей — компьютерных, интернетных, потребителей шоу и т.п.

Бородин: Да, у детей сейчас огромный доступ к информации. Возражать глупо, бояться — тоже. Есть, к примеру, новая, шикарная техника мультипликации, например, американская картина «Рождественская история» по Диккенсу, снятая в формате 3D, меня просто потрясла. Сколько новых возможностей, сколько пищи для воображения! Не надо тупого назидания, которое ребенок вообще не воспринимает. Все остальное, в том числе и технически изощренное, можно обратить на пользу. Конечно, театр должен искать новые формы подачи старых кодов. Театр все равно передает некий вечный код человечности, культуры. Другое дело, как он это осуществляет. Отставать нельзя, иначе спектакль превратится в воспоминания дядь и теть о том, как хорошо все было раньше.

культура: А какие книжки Вы читаете своим внукам?

Бородин: Вот недавно читал им «Короля Матиуша Первого» Януша Корчака. Книжка большая и очень непростая.

культура: Корчак, Марк Твен, Киплинг, Чуковский с Маршаком… Нам читали, мы своим детям и внукам читаем. А как с новой литературой?

Бородин: Конечно, я далеко не все знаю. Но молодые режиссеры, ставящие в РАМТе, совершенно свободны в выборе материала. А выбирают того же Киплинга. Или Зощенко. Молодым, оказывается, необходима классика. Вещи, написанные не специально для детей, но с неким детским ощущением мира.

Как раз многие, пишущие сегодня, не обладают этим особым даром и поэтому не вступают с ребенком в равные отношения. Или начинают умничать, или заигрывают, или поучают. А тот же Корчак, насытивший свою книгу и философскими, и социальными вопросами, разговаривал с детьми на принципах взаимного доверия.

культура: Сейчас много говорят о необходимости разговора с детьми о самых сложных вещах. Например, о смерти. Спорят о дозировках страхов и жестких реалий. Как Вам кажется, где предел?

Бородин: Надо ограждать, по возможности, только от пошлости и цинизма.

культура: А от правды жизни?

Бородин: Если театр создают люди подлинно культурной среды, перегиба не будет. А страх и правда необходимы, о чем тут спорить.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть