Труд, завещанный от Бога

10.11.2015

Татьяна МЕДВЕДЕВА

9 ноября отмечается День российского историка и одновременно — День памяти преподобного Нестора Летописца (ок. 1056–1114), автора знаменитой «Повести временных лет». Об этой выдающейся личности и значении его трудов для современной России «Культура» попросила рассказать историка и публициста Леонида БОЛОТИНА. Из-под его пера недавно вышла книга «Странствия по времени. Древняя Русь сквозь призму «Повести временных лет».

культура: Почему Вы решили обратиться к наследию Нестора Летописца? 
Болотин: Я увлекался историей с детства, отец возил меня на раскопки в Самарканде. У родителей было филологическое образование, дед преподавал в сталинские времена церковнославянский язык, так что преподобный Нестор в моем сознании присутствовал всегда. В конце 2009 года я взялся писать учебник истории для православной гимназии — от Рюрика до царя Бориса Федоровича. Подавать материал, естественно, нужно было с церковных позиций. Думал, возьму дореволюционные учебники, сделаю добротную компиляцию. Но, к моему глубокому удивлению, когда я обратился к такой литературе конца XIX — начала ХХ века, я увидел, что там нет церковного взгляда на русскую историю. 

культура: Давайте поясним читателям, в чем он заключается...
Л. БолотинБолотин: Это когда историк опирается в исследованиях и на Священное Писание, и на Священное Предание: а что Библия говорит об этом событии? И потом уже предмет детально изучается по другим источникам. Мы этот принцип видим у всех древних христианских авторов и хронографов. Он последовательно проводится и у преподобного Нестора, который начинает русскую историю со Всемирного потопа. Там он указывает на корни восточных славян, ведущих родословную от Иафета, одного из сыновей Ноя, рассказывает, как они пришли на Восточно-Европейскую равнину. Кроме того, в его «Повесть» включена беседа греческого философа с великим князем Владимиром, там говорится о Сотворении мира. Русская история вписывается во вселенский библейский контекст. Все рассказывается очень лаконично. Надо учитывать древний минимализм, когда нужно было экономить драгоценный пергамент.

культура: «Повесть временных лет» вызывала споры об авторстве — один ли человек ее писал? 
Болотин: Академик Леонид Милов с помощью количественного метода доказал, что авторство значительной части «Повести временных лет» принадлежит преподобному Нестору, хотя в ней встречаются фактические противоречия. Просто «главы» создавались в разное время. Например, в одном произведении он пишет, что апостол Андрей не был в Киеве. А позже, при святителе Иоанне II, Киевском митрополите, предание о «хожении» апостола Андрея по землям будущей Руси приобрело более четкое очертание, и летописец учел это. Поскольку, как уже говорилось, тексты тогда создавались на драгоценном пергаменте, физической возможности переправить все редакции прошлых житий у древнего автора не было. Отсюда и разночтения. 

культура: В своей книге Вы пишете, что идея о связи русских с этрусками и выходцами из Трои имеет свои резоны. 
Болотин: Я считаю эту гипотезу интересной. Как известно,  итальянский историк Себастьяно Чьямпи первым предложил использовать для расшифровки этрусских надписей славянский алфавит. Потом это направление разрабатывал Фаддей Воланский — его исследования об этрусках римско-католическая церковь внесла в индекс запрещенных изданий, подлежащих сожжению. Исследования Воланского продолжил русский ученый Егор Классен. Есть версия, что античные славяне пришли из Малой Азии, из Трои. Ее продолжают разрабатывать сербские ученые, которые себя тоже связывают с Россией. Находят массу артефактов, в том числе и на территории Сербии, этрусского происхождения. Но проблема в том, что эта версия зажимается западным истеблишментом и подыгрывающими им российскими учеными. Западу невыносимо представить, что основание Рима заложили славяне. У пришедших из Малой Азии был очень высокий уровень культуры. В отличие от греков, они уже умели выкладывать кирпичный свод. Владели искусством качественного литья, этрусские погребальные маски отливались по восковой форме, снятой с лица покойного. Сами римляне рода Юлиев и другие аристократы ценили свое этрусское происхождение, хотя, например, Юлий Цезарь уже не понимал этрусского языка. 

культура: Погружаясь в историю, мы пытаемся разгадать: в чем смысл существования Руси, что думали об этом наши предки. Как Вы отвечаете на этот вопрос? 
Болотин: Уже святитель Петр, митрополит Московский, свидетельствовал в первой трети ХIV века, что Москва — это новый Иерусалим. И в Церкви это Предание жило. Оно отобразилось в иконах. Возьмем икону Феофана Грека «Спас в силах небесных», где Русь изображена в виде красного ромба — как подножье Божьего престола. Это и есть изображение Судии на Страшном Суде. Иконописец поехал в Крым, потом думал, что новый Иерусалим связан с Новгородом или с Нижним Новгородом. Затем добрался до Москвы. Еще никто тогда не говорил, что Москва — Третий Рим. Но именно Феофан Грек и преподобный Андрей Рублев изображают Русь как мистический центр, как место Страшного суда. Из более поздних, близких к нам свидетельств есть слова Иоанна Кронштадтского: Русь — это «подножие Престола Господня». 

культура: Сейчас много говорят о необходимости сформулировать новую идеологию для нашей страны. Что можно взять из прошлого? 
Болотин: В церковных произведениях содержится державная идеология. Я изучал Собор 1598 года, поставивший на царствование Бориса Годунова. Восхищает, какую «команду» собрал патриарх Иов и какие соборные документы они подготовили. Это пригодилось в дальнейшем, после Смутного времени. У нас любят ругать царя Бориса. И хулить тот Собор, не зная простого факта, что в формулировочных и идеологических фрагментах вся грамота 1613 года — копия грамоты 1598-го. Я исследовал, что такое самодержавие, народ, православие, в идеологическом контексте. Или что означает слово «государство»? Оно из русского языка, не церковнославянского. Вошло в употребление в конце ХIII — начале XIV века. В этом слове корень — суд. Интересно, что в других странах «государство» это kingdom или state — к суду не имеют никакого отношения. 

Некоторые идеи тех веков пригождаются на более поздних этапах. Например, княжеский съезд, где принимались все ключевые решения государственного строительства. Большевики потом «похитили» эти термины — съезд, советы. Эту форму можно использовать и сегодня. Отчасти ее пытались реализовать современные политтехнологи — через такие «форматы», как гражданский форум. Убежден, что русская идеология всегда должна быть церковно-державной. Пришло ли время, чтобы это реализовывать — не уверен. Изучая Несторову «Повесть», поразился тому, что автор ни об одном государе не говорит худо. А если и называет Святополка, убийцу Бориса и Глеба, окаянным — в том контексте у этого слова нет ругательного значения. Он говорит об этом с сожалением. Нестор обличает Святополка, и слово «окаянный» означает безумный. Автор понимает Промысл Божий, что нельзя над государем вершить человеческий суд, он подвластен только суду Господа. И находит правильные слова, чтобы сказать о Святополке с сердечной болью.

культура: Поражает уровень древнерусской словесности...
Болотин: Когда мы читаем произведения той эпохи — «Слово о Законе и Благодати», «Поучение Владимира Мономаха», мы видим, что это шедевры. Но «Повесть временных лет» отличает еще эпический размах. Как преподобный Нестор описывает походы Святослава! Многие фразы стали крылатыми: «Иду на вы!» или «Мертвые сраму не имут». Просто чудо! Жемчужины русского самосознания. Напомни любому современному молодому русскому офицеру эти слова — они для него естественны и остаются идеалом. Поражает описание крещения великого князя Владимира, его подвигов.

Несторова летопись — высочайший образец художественного повествования. Но у нас беда — мы с его текстами знакомимся в пересказах. Смысл понимаем, а дух исчезает. Надо читать в подлиннике. Язык совершенно понятный — только сделайте небольшое усилие. Он близок нам и структурно, и по словесному составу. 

культура: Известно, что Пушкин очень ценил Нестора...
Болотин: Да, поэт именно с него писал своего Пимена в «Борисе Годунове». Под впечатлением «Повести временных лет» Пушкин написал «Песнь о вещем Олеге». Древнерусская литература — наше сокровище, но мы его так мало ценим. В прошлом году исполнилось 900 лет со дня блаженной кончины Нестора Летописца. Увы, эта дата  широко не отмечалась. К сожалению, у нас в Москве даже нет престола преподобного Нестора, нет его храма. А ведь его значение для нас колоссально. Это ключевая фигура в отечественной историографии, он является воплощением первоначала русского летописания. «Повесть временных лет» — уникальное произведение, ключ ко всей русской литературе, истории и культуре, его автор отобразил особенности православного менталитета, великорусского сознания и самосознания народного.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть