Валерий Гергиев: «Дирижер должен идти на риск»

19.04.2018

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В парижском издательстве Actes Sud вышла книга  Валерия Гергиева «Встреча» — беседы выдающегося дирижера с музыковедом Бертраном Дермонкуром, автором монографий о Бахе, Моцарте, Верди, Стравинском и Шостаковиче, директором журнала «Классика». Сборник стал результатом десятилетнего общения с маэстро, который сегодня, подчеркивает Дермонкур, «символизирует русскую музыку» и является «настоящим Караяном ХХI века».

«Встреча» интересна не только для французской аудитории, у которой Гергиев пользуется колоссальным успехом, но и всем, кто интересуется классической музыкой. Камертоном книги служат пушкинские строки, вынесенные в эпиграф каждой из девяти глав: «Кавказ подо мною. Один в вышине стою над снегами у края стремнины...», «Блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел...», «Так наше ветреное племя растет, волнуется, кипит и к гробу прадедов теснит».

Валерий Гергиев прежде всего предстает перед читателями лидером Мариинского театра, которым руководит уже три десятилетия. Основа его репертуара — русская музыка. Традиции на родине Чайковского и Шостаковича сильнее, чем где бы то ни было. Маэстро убежден: наш национальный стиль — это душа народа. Будущее принадлежит неисчерпаемому классическому наследию.

Россиян отличает высокая культура, в которой литература и музыка занимают исключительное место: «Я вспоминаю самые тяжелые советские времена. Люди часами стояли в очередях, чтобы попасть на концерт оркестра под управлением легендарного Евгения Мравинского. Каждое его выступление было событием. Магия возникала, даже когда ему было уже 75 лет. Ему было тяжело стоять, он садился на стул, в зале царила мертвая тишина. Он был скуп в жестах и одним только взглядом добивался фантастических результатов». Два гиганта — Евгений Мравинский и Евгений Светланов — помогли молодому Гергиеву понять, что такое русская музыка.

На страницах книги маэстро сформулировал свои десять дирижерских заповедей. Первая — «Сделай публику счастливой, и тогда сам останешься доволен». Среди других: «Помни, что оркестр состоит из твоих коллег. Рядовые музыканты — твои друзья, а не враги». «Не говори слишком много во время репетиций. Иначе рискуешь утомить оркестр и потерять его внимание». «Уделяй особое внимание духовым и ударным инструментам. Они могут как вознести концерт до необычайных высот, так и погубить его». «Не исполняй никогда одно и то же произведение одинаково. Для этого приучай музыкантов к импровизации»...

Как бы там ни было, оркестр и без дирижера может очень хорошо исполнить симфонии Гайдна, Моцарта, Мендельсона и даже Брамса или Бетховена. Некоторые ансамбли обладают для этого высокой техникой. Зачем тогда он нужен? Для забавы публики? Нет, он обязан играть роль архитектора, который создает из фрагментов партитуры целостную картину: «Я всегда стремлюсь придать музыке особую эмоциональную окраску и не пытаюсь на репетициях все объяснить. В таком случае существует опасность того, что на концерте произведение прозвучит механически, холодно... Исполняя любую вещь, надо чувствовать себя свободным».

«Дирижер должен смело идти на риск, — убежден маэстро. — Надо, чтобы концерт был полон неожиданностей — даже для самих музыкантов, с которыми делишь сцену. Стопроцентно подготовленные произведения, отрепетированные тридцать или сорок раз, могут звучать скучно. Публика это мгновенно чувствует, и тогда выступление кажется ей слишком длинным. В хорошем коллективе каждый понимает свою ответственность перед залом. Увлеченность дирижера музыкой передается всем остальным. У него нет выбора — он должен следовать за композитором. Он его покорный слуга, который обязан знать, чего хочет мэтр. В чем же секрет успеха? Дирижер должен делать так, чтобы ему все повиновались. Только тогда получается хороший ансамбль. Это урок для всего мира, и в частности для дел международных. К сожалению, слишком часто политики вносят в них диссонанс. В этом огромная проблема нашей эпохи».

Маэстро вспоминает Советский Союз и его распад. «Путин, — подчеркивает Гергиев, — человек умный, прагматик. Когда он пришел к власти, то понял, что культура — единственное, что Россия тогда еще не потеряла». Гергиев ценит президента за то, что он сделал для страны. Не допустил ее развала. Хаос остался в прошлом. Экономика и общество приобрели стабильность. «Путин популярен, потому что россияне стали лучше жить. Возвращение Крыма помогло избежать на полуострове серьезного конфликта и сохранить человеческие жизни. Большинство крымчан — русские, потому что у нас общий язык и общие ценности», — утверждает маэстро.

Как руководитель театра, он дает полную свободу постановщикам. Гергиев — не цензор, но сожалеет, что в наши дни на сцене появляется слишком много так называемых «политических интерпретаций», которые ищут только скандала. «Нельзя забывать, что постановка влияет не только на то, что видишь, но и на то, что слышишь», — утверждает маэстро.

— Как дирижер я сегодня лучше не только потому, что стал старше, — заключает «Встречу» Валерий Гергиев, которому 2 мая исполняется 65 лет, — но и потому, что провел много времени с Моцартом, Вагнером, Чайковским и Шостаковичем. В их компании я — как и публика — не мог не вырасти.


Фото на анонсе: Алексей Дружинин/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть