Спасенные в Йемене

15.04.2015

Максим ГЛАДКИЙ

Продолжается эвакуация российских граждан из охваченного войной Йемена. В ночь на понедельник два самолета, на борту которых находилось в общей сложности 366 человек, приземлились на подмосковном аэродроме Чкаловский. Ранее уже было совершено три таких рейса. К спасательной операции подключился и российский военный корабль «Приазовье» — он вывез из порта Аден в общей сложности около 500 беженцев. Всего же Россия спасла более тысячи человек — среди них не только наши граждане, но и жители стран СНГ, Западной Европы, Азии, Латинской Америки и даже США. Эвакуированы и работники российского посольства. Ситуация в Йемене отнесена к числу наиболее актуальных для нашей внешней политики вопросов и в минувшую пятницу обсуждалась на оперативном совещании президента Путина с постоянными членами Совета безопасности РФ.


Эвакуация

— Надо шкурой своей это прочувствовать, пожить в этом аду хоть пару дней, — взволнованно делится вернувшаяся в Россию жительница Северного Кавказа Диана Мадави. — Последнюю неделю мы практически не спали и, когда услышали об эвакуации, даже не подумали, что с собой взять, многие вещи там и бросили…

Украинка Елена Давыденко, работавшая в госпитале йеменской столицы Саны, тоже в шоке от пережитого.

— Кругом стрельба, непонятно, кто стреляет, откуда. Очень много раненых мирных жителей, около госпиталя на днях машину обстреляли: кто, почему — неизвестно…

Елена двадцать лет прожила в Йемене и уехала, оставив там мужа и старшего сына. Прижимая к себе дочь, она идет от трапа спецборта к автобусу с надписью «Домодедово». Впереди еще один перелет — на Украину, где сейчас тлеет гражданская война, и это явно не добавляет женщине оптимизма.

По словам эвакуированных россиян, понять, кто с кем воюет, крайне сложно. Армия раскололась, но большинство поддержало шиитский бунт. Боевики «Аль-Каиды» с юга и севера страны — против шиитов, но и не сказать, что горой за свергнутого президента Хади, который с ними откровенно заигрывал. Они сами по себе. На Сану пока побаиваются наступать, так что там относительно спокойно. Днем, во всяком случае. С наступлением темноты город начинают бомбить саудиты, на пару с США поставившие ныне свергнутого Хади. Так что лучше добраться до аэропорта засветло.

— Многие наши знакомые не попали на самолет в Россию, потому что просто не смогли добраться до аэропорта, — пояснила другая беженка, Али Аллашуа. — А если ты в Адене, это триста километров от Саны, то приехать практически невозможно — там нет ни машин, ни бензина, вооруженные люди палят по всему, что двигается, без предупреждения.

По некоторым данным, в мятежном Йемене могут находиться еще до сотни россиян (их планируется вывезти еще одним спецрейсом) .

Эвакуация не всегда проходит гладко. Уже не первый раз коалиция арабских стран, поддерживающая свергнутую власть и проводящая военную операцию в Йемене, не пропускает в страну российские самолеты. Они вынуждены приземляться в Каире и ждать там дипломатического урегулирования вопроса. Представители свергнутого правительства заявляют, что на борту своих гуманитарных самолетов Россия якобы поставляет мятежным шиитам оружие. Но в российском МИДе, закаленном в гораздо более серьезных баталиях с американскими «партнерами», не обращают внимания на подобные инсинуации, предпочитая решать реальные вопросы.

— У многих эвакуированных, конечно, есть проблемы с документами — они либо советского образца, либо вообще отсутствуют, — пояснили «Культуре» в Ситуационно-кризисном центре МИДа России. — Но мы на месте решаем все сложности, все-таки это спасательная операция и действуют соответствующие правила работы в кризисных ситуациях.

Еще в воздухе всем прибывшим из Саны предлагают определиться со своими действиями в Москве. Выбор небольшой: автобусы развозят по другим аэропортам. Тех же, кто остается в столице, — вернее, кому есть у кого остановиться, поскольку москвичей среди эвакуированных почти нет, — отдельный автобус доставит к зданию МИДа на Смоленской площади. Далее сами, дополнительной помощи не предусмотрено.

Строитель с автоматом

— У нас в Йемене с рождения оружие в руках держат, спокойной жизни толком-то и не было, — рассказывает Ахмед Габир. — За последние десять лет каждый мужчина получил опыт войны, и сейчас мы всего лишь хотели прекратить тот беспредел, который воцарился после Салеха (президент Али Салех находился у власти 33 года, в январе 2012 года был вынужден уйти в отставку и покинуть страну. — «Культура»). Другими словами, то, что происходит сейчас, — это бунт обманутых.

Ахмед патрулирует один из перекрестков Саны. В городе после январского переворота все-таки пытаются поддерживать порядок, хотя бы в перерывах между бомбардировками. Он еще недавно строил дома и считался по местным меркам вполне состоятельным человеком. Ситуацию в стране обрисовывает коротко. Пришедшие к власти сторонники проиранского шиитского движения «Ансар Аллах» поначалу пытались убедить «заинтересованные стороны», что конфликт все-таки внутренний, мол, сами разберемся, как жить Йемену. В ответ начались массированные бомбардировки со стороны арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией под патронатом США.

Под «обманутыми» Ахмед подразумевает прежде всего миллионы шиитов, из которых 800 000 — мужчины с прекрасным боевым опытом. И все они, по его словам, были недовольны действиями пришедшего на смену Салеху и недавно свергнутого президента Абд-Раббу Мансура Хади.

— Правительство Хади в нарушение прежних договоренностей выдавливало нас из органов управления, никак не реагировало на растущую активность «Аль-Каиды», — разъясняет обстановку Ахмед. — А последние выбрали мишенью именно нас, и таким, как я, ничего не оставалось, как вновь браться за автоматы. Либо нас вырежут ваххабиты-сунниты, либо — мы их.

Советские «калаши», которыми вооружены повстанцы, им особенно искать не пришлось, просто вытащили из чуланов и шкафов. Тяжелое вооружение, технику получили от военных Йемена, перешедших на сторону восставших.

— Сейчас бои еще продолжаются в Адене, мы же здесь в Сане следим за порядком и раздаем мирным жителям еду. Нас ведь не только бомбят, мы же еще в полной блокаде, — констатирует собеседник.

После блокирования воздушных и морских портов 25-миллионный Йемен потерял возможность ввозить продовольствие и нефтепродукты. Пограничные переходы с Саудовской Аравией, которая является крупнейшим поставщиком продовольствия, не работают. Порт, связывающий страну с султанатом Оман, закрыт. Все это наверняка приведет к дефициту продуктов и росту цен. Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн полагает, что страна находится на грани гуманитарной катастрофы.

Для жителя Йемена, где значительная часть населения пребывает за чертой бедности и не владеет грамотой, Ахмед получил очень даже неплохое образование. Год проучился на строителя в Сирии, потом продолжил обучение в Белоруссии. Вернулся на родину в 2012-м, и спустя год, когда начались нападения ваххабитов, сам взялся за оружие.

— Я, когда возвращался домой, хотел свою девушку перевезти, она из Минска, жениться уже здесь планировали, но из-за этой стрельбы все сошло на нет, последний год мы не общались и вряд ли будем снова вместе, — заключил с грустью в голосе строитель, взявший автомат.

Язык до Йемена доведет

Здесь всегда было не слава Богу. Но президенту Салеху в свое время удалось примирить воюющие Северный и Южный Йемен и возглавить единую страну. Чего хотели те, кто добивался его свержения? Известно — свобод.

— Салеха тогда сверг весь народ Йемена, — рассказывает российскому журналисту полковник йеменской армии Хорез Мохаммад Джандаль. — Он ушел по договоренности с Саудовской Аравией и США, саудиты обещали ему личную безопасность, защиту банковских счетов и выполнение еще одного условия — чтобы его сын остался во власти, в республиканской гвардии. Расширенные права должны были получить и шииты.

Но все пошло не так, как договаривались. В 2013‑м Салеха-младшего выгнали из властных структур, потом арестовали счета отца, до которых могли дотянуться. Президент Хади всячески стал поощрять ваххабитов на юге страны, направляя их недовольство на шиитов. Условия, оформленные по итогам «арабской весны», были опрокинуты.

Но постепенно Йемен стал выходить из-под контроля США, затеявших «демократизацию».

— Реально страной управляли уже не из Вашингтона, а из Эр-Рияда, — отмечает Джандаль. — В 2014 году хуситы (вооруженная группировка шиитов, названная по имени их погибшего руководителя Хусейна аль-Хуси. — «Культура») предложили нам, военным, отказаться от поддержки правительства Хади и создать межконфессиональные структуры, учитывающие интересы всех общин. Армия встала на их сторону, в итоге власть рассыпалась, как карточный домик.

При этом за поддержкой и помощью восставшие шииты первым делом обратились к Москве. Оценить расстановку сил в стране сейчас очень сложно. Налицо влияние Саудовской Аравии, США, России, Ирана. Но и йеменские шииты — не гости в своей стране. У них есть имам Абдул-Малик аль-Хуси, потомок самого пророка Мухаммеда, фигура весьма авторитетная в регионе. Куда будет направлена равнодействующая всех этих сил, не предскажет ни один оракул.

— Не надо сбрасывать Россию со счетов, — убежден эксперт по проблемам Ближнего Востока Семен Багдасаров. — Мы плотно присутствовали в этом регионе почти все советское время. Вспомните, что до 1990 года Йемен был разделен на два государства, и Южный Йемен тесно сотрудничал с СССР, тем самым мы сдерживали амбиции и Ирана, и Саудовской Аравии.

А заодно и оказывали влияние на формирование цен на нефть. Правда, с объединением Йемена этот контроль был нами утрачен. Но почему бы не вернуть былые позиции? К тому же есть у нас еще один козырь.

— Фактически вся современная армия Йемена обучена в СССР и России, — подчеркивает Багдасаров. — Это очень важный фактор влияния, а кто им пользуется — другой вопрос.

Для йеменцев русский язык — отнюдь не китайская грамота. Многие местные достаточно свободно им владеют — еще со времен СССР. С полковником Джандалем мы общались как раз на русском. Немало йеменских офицеров получали образование в СССР, создавали смешанные семьи.

— Многие из нас выросли и выучились у вас, в России, для нас это было хорошее время. И сегодня, когда меня спрашивают: «Кто ваши друзья?», я отвечаю: «Россия, Иран и Сирия», — заключает полковник.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть