Брижит Лефевр: «Иксанов часто делал мне комплименты»

18.09.2013

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

С 21 по 25 сентября на исторической сцене Большого театра балетная труппа Парижской оперы покажет спектакль «Пахита» на музыку Эдуара Дельдеве и Людвига Минкуса. Накануне гастролей художественный руководитель балета Брижит Лефевр дала интервью корреспонденту «Культуры».

культура: С какими чувствами Вы отправляетесь в Москву?
Лефевр: Не без некоторого опасения, потому что нам придется выступать перед строгим зрителем, который прекрасно разбирается в балете. К тому же публике есть с чем сравнивать — в Большом театре прекрасная труппа. Как бы там ни было, мы очень рады показать «Пахиту». Я предложила восстановить балет Пьеру Лакотту.

культура: У Вас привилегированные отношения с Большим на протяжении многих десятилетий.
Сцена из балета «Пахита»
Лефевр: С одной стороны, наши этуали — частые гости в Москве. В Парижской опере Юрий Григорович и Алексей Ратманский ставили свои спектакли — «Ивана Грозного» и «Психею». С другой, для нас гастроли Большого театра — всегда событие. В начале января 2014 года он приезжает к нам снова. Покажет новый балет Ратманского «Утраченные иллюзии» по мотивам романа Бальзака на музыку русского композитора (Леонида Десятникова. — «Культура»). Кроме того, я приглашала на нашу сцену таких звезд, как Мария Александрова, Евгения Образцова, Николай Цискаридзе. В этом сезоне снова выступит Светлана Захарова — будет танцевать в «Спящей красавице» в постановке Рудольфа Нуреева. Не устаю восхищаться Светланой — она наделена не только грацией, безупречной техникой, исключительными данными, но и особым шармом. В ней есть какая-то тайна.

культура: Вы, конечно, следите за тем, что происходит в главном театре России?
Лефевр: Трагедия с Сергеем Филиным, которого я помню еще как прекрасного танцовщика, стала шоком. Очень рада его возвращению в театр.

культура: Только что упомянули Цискаридзе. Он остается близким Вам человеком?
Лефевр: Николай был первым русским, которого я пригласила в Париж. К сожалению, на нашей сцене он получил серьезную травму, попал в больницу. Очень переживала за него, часто навещала. Тогда-то между нами и завязалась дружба. Цискаридзе человек талантливый, темпераментный, но когда ты — часть знаменитого театра, нельзя так его критиковать.

культура: После ухода Анатолия Иксанова Вам предстоит познакомиться с новым директором Большого театра Владимиром Уриным.
Лефевр: По-прежнему питаю к Иксанову теплые чувства. Да, он ушел, но через год и я ухожу из Парижской оперы. Такова театральная жизнь. Написала письмо новому директору Большого, которого раньше не знала, и получила от него очень теплый ответ. Мы с ним встретимся в Москве.

культура: «Figaro» писала, что Анатолий Иксанов несколько раз предлагал Вам стать худруком балетной труппы Большого. Это так?
Лефевр: Он часто делал комплименты по поводу того, как я руковожу своей труппой. Но предложения стать художественным руководителем балетной труппы Большого театра от него не поступало. Даже если бы и сделал, я бы отказалась. Балетом Большого должен руководить русский. Мы с Иксановым это прекрасно понимаем.

культура: Чем отличается Ваша балетная труппа от труппы Большого?
Лефевр: Французским танцовщикам присуща сдержанность в выражении чувств, стремление к точности. Русский балет — более лиричный и эмоциональный. Но лучшие труппы мира не замкнуты на себе. Артисты и хореографы много путешествуют. Вспомним хотя бы Мариуса Петипа и его балеты в России. Джордж Баланчин уехал в Америку, а Серж Лифарь и Рудольф Нуреев возглавляли Парижскую оперу. Мы — кочевники. Вместе с тем существуют школы русского, французского и итальянского балетов со своими традициями.

«Спящая красавица» в постановке Рудольфа Нуреевакультура: В этом сезоне в Вашей программе — «Спящая красавица» в постановке Рудольфа Нуреева. Его спектакли уже много лет составляют основу репертуара. Призрак великого танцовщика по-прежнему витает в Парижской опере?
Лефевр: В мире танца Нуреев — не призрак, а легенда. Личность исключительная, безрассудная, отчаянная. Жизнь этого человека похожа на роман. Сегодня о нем говорят так же, как в свое время о Нижинском, хотя многие никогда не видели его на сцене. Рудольф оставил нам свои спектакли. Он обогатил хореографию Мариуса Петипа. Надо сказать, что нуреевские постановки очень сложны для исполнения.

культура: Вы руководите балетной труппой Парижской оперы на протяжении почти двух десятилетий. Чем больше всего гордитесь?
Лефевр: Не отказываясь от балетных традиций, мне удалось добиться новизны. Приглашала замечательных современных хореографов — Мориса Бежара, Ролана Пети, Матса Эка, Джона Ноймайера, Уильяма Форсайта, Пину Бауш и, как уже говорила, Юрия Григоровича и Алексея Ратманского. Кроме того, предоставила возможность нескольким нашим танцовщикам поставить балеты на сцене Парижской оперы.

«Знаки». Хореография Каролин Карлсонкультура: Вы сторонница классического или современного балета?
Лефевр: Я поступила в балетную школу Парижской оперы в восемь лет и выступала на ее сцене до 26. Потом создала свой театр современного танца. Обожаю танец во всем его разнообразии и с одинаковым наслаждением смотрю и классический балет, и современные постановки. В последние годы я стремилась к формированию современного репертуара, в который вошли такие спектакли, как «Знаки» хореографа Каролин Карлсон и работы Иржи Килиана. Нельзя все время показывать публике одно и то же. Иначе она перестанет ходить в театр. На наших же двух сценах — Опера Гарнье и Опера Бастилия — залы заполнены на 98 процентов. Иногда говорят, что к современному танцу у меня слишком классический подход, а к классическому — излишне современный. Это и есть хороший баланс.

культура: Худрука должны любить или бояться?
Лефевр: Артисты должны знать, что их слушают и слышат. Они постоянно мне жалуются: «У меня все болит» или «Почему мне не дали эту партию?» И так до бесконечности. У нас в театре 155 танцовщиков, и если я пойду навстречу одному, то огорчу 154 остальных. Труппа — как пазл, который надо уметь собирать.

культура: В театре о Вас отзываются как о женщине упрямой и одновременно по-матерински заботливой.
Лефевр: Так оно и есть. Я не «железная леди». Просто с характером, но не с жестоким, а эмоциональным. Я была и остаюсь артисткой — в этом смысл существования. Живу в театре, и танец — моя жизнь.

Аньес Летестюкультура: Ваша труппа молодая, средний возраст — 26 лет. Уходят из-за возраста самые яркие — Аньес Летестю, Николя Ле Риш, Орели Дюпон. Балетоманы переживают, считая, что им нет замены.
Лефевр: Те же разговоры слышу и в России… Самой горько, когда сцену покидают лучшие. Когда я танцевала, обычно охали: «Все ушли, и не осталось ярких личностей». Но это не так. Приходят новые таланты. Не правы те, кто считает, что классический балет — всегда один и тот же. Все меняется — техника, балетная грамматика, репертуар. Танец — это движение.

культура: В молодые годы Вы не только ставили балеты, но и пробовали силы в драматическом театре.
Лефевр: Играла роль Лизы в «Одержимых», пьесе Альбера Камю, написанной по роману Достоевского «Бесы». Я поклонница русской культуры. Не только балета, но и оперы, и, конечно, литературы — прежде всего классики. На Западе Толстого принято считать европейским писателем, а для меня он — абсолютно русский. Среди любимых книг — «Война и мир» и «Воскресение». «Смерть Ивана Ильича» советую перечитывать на протяжении всей жизни и, особенно, перед уходом в мир иной. Очень трогателен «Обломов» — помогает понять русский характер. Читаю каждый вечер и иногда мечтаю о бессоннице, чтобы иметь возможность больше проводить времени с книгой.

культура: Через год на посту худрука Вас сменит 36?летний хореограф Бенжамен Мильпье, воспитанник американской школы. Он пока больше известен как муж Натали Портман, с которой вместе сыграл в балетном триллере «Черный лебедь». Он же лицо одного из парфюмов Yves Saint Laurent. Что Вы ему посоветуете?
Лефевр: Не думаю, что он нуждается в моих наставлениях. У него много своих проектов. А я наделена огромной энергией, которую могу использовать в разных областях. Готова заниматься подготовкой балерин или возглавить фестиваль — не обязательно танцевальный. Мои амбиции заключаются в том, чтобы с прежним энтузиазмом заниматься новым делом.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть