Закрытие Древнего Востока

17.03.2015

Егор ХОЛМОГОРОВ

В начале марта на территорию дворца ассирийских царей в Нимруде вблизи Мосула ворвались варвары и бульдозерами «убили» всех шеду. У шеду бычье туловище, два крыла, человеческая голова и пять ног, которые понадобились древним мастерам, чтобы придать иллюзию движения. У ворот царского дворца гостей встречали два таких человеко-быка, охраняющих покой повелителя. Их передние лапы были вытянуты строго параллельно друг другу. Проходишь мимо, и вдруг грозный страж сдвигается с места, делает шаг. Теперь его передние лапы раздвинуты. Скажете, не велика хитрость в век 3D-технологий? Но можно себе представить, какое пугающее и завораживающее впечатление производила на подданных ассирийского царя эта иллюзия движения...

Шеду не были ни богами, ни демонами ада. Ассирийцы считали их духами, охраняющими каждого человека и выражающими его индивидуальность. Поэтому их изображали на охранных табличках, ставили у ворот жилищ, чтобы защитить те от зла. Так они и простояли тысячи лет в ассирийских столицах — Ниневии, Нимруде, Дур-Шаррукине, не тронутые ни разрушившими сами города мидянами и халдеями, ни позднейшими персидскими, греческими и мусульманскими завоевателями. 

В XIX веке европейские археологи выкопали шеду из-под земли. Есть забавные воспоминания Шарля Мишеля, слуги археолога Перро, обследовавшего холмы Северной Месопотамии. Он сидел на земле у жалкой арабской хижины и машинально ковырял землю ножиком, как вдруг металл уперся во что-то твердое. Несколько ударов лопатой, и показалась первая голова человеко-быка из дворца царя Саргона II в Дур-Шаррукине. 

Большинство находок остались на месте — на севере Ирака, но часть уехала в Лувр и другие европейские музеи. До какого-то момента это казалось несправедливым, а европейцы выглядели похитителями. Власти независимого Ирака — особенно Саддам Хусейн — всеми силами старались возродить великое наследие. Создавали музеи, реставрировали и даже частично строили заново ассирийские дворцы и вавилонские зиккураты. Примечательно, что стремление Саддама выступать едва ли не преемником вавилонского царя Хаммурапи вызывало на Западе резкое раздражение. 

И вот «свержение диктатуры», обернувшееся, кстати, разграблением американцами иракских музеев, дало плоды. Вместо светского арабски-националистического режима север Ирака захвачен фанатиками ИГИЛ. Страшным повседневным явлением стали массовые постановочные (но от этого не менее реальные) казни и демонстративное разрушение памятников старины...

Шеду в Лувре

Конечно, дорога вандализму была проложена еще «Талибаном», когда фанатики уничтожили две гигантские статуи Будды в афганской провинции Бамиан. Впрочем, буддизм — живая вера, и исламисты могли хоть как-то оправдывать свое варварство в глазах других мусульман «борьбой с идолопоклонством». Но никаких последователей ассиро-вавилонской религии в природе нет, большинство потомков древних ассирийцев исповедуют христианство, и памятники Нимруда имели чисто художественное значение.

Однако истерическая пропаганда экстремистских шейхов направлена прежде всего на древневосточное искусство и его мнимых «идолов». Скажем «братья-мусульмане» в Египте, пока их не свергла военная контрреволюция, регулярно высказывали намерение разрушить пирамиды и сфинкса, хотя полтора тысячелетия они мусульман не смущали, а последователей древнеегипетской религии давно нет в живых. 

Хотя, точно ли нет? Забавная деталь. На Западе ИГИЛ обозначают как ISIS (Islamic State of Iraq and al-Sham). Ничуть не смущаясь им пользуются и сами боевики. Но, простите, — Isis — это же древнеегипетское женское божество Изида. Вот уж где зарыто идолопоклонство. Представьте себе, к примеру католическую организацию, аббревиатура которой звучит как SATAN. А тут рядящиеся в обличье исламских фанатиков постмодернисты с дьявольским уклоном ни капли не смущаются а, наверное, еще и хохочут над одураченными мусульманами и остальным миром, поверившим в то, как опекаемые сенатором Маккейном боевики «сирийской демократической оппозиции» на глазах превратились в показательных исчадий ада.

Варвары уже разгромили отдел древностей музея в Мосуле, разрушили Нимруд и прекрасный город парфянской эпохи Хатру. Под угрозой находятся и знаменитая ассирийская столица Ниневия, расположенная рядом с тем же Мосулом, и даже жемчужина римской древности — Пальмира. За Пальмиру идут сейчас бои сирийской армии и игиловцев. Если последние перенесут свое варварство и сюда, то не избежать очередного чудовищного преступления против мировой культуры.

Ислам, кстати сказать, явно служит им ширмой. Мухаммед запрещал поклоняться изображениям и осуждал христианские иконы, но к варварским разрушениям древностей отнюдь не призывал. В Иране, где у власти находятся фундаменталисты, никому тем не менее не приходит в голову разрушать зороастрийские памятники древних персидских царств — напротив, ими гордятся и берегут. Несмотря на то, что зороастризм, как и буддизм — религия живая. То есть вандализм «Изиды» — это новшество, причем придуманное скорее извращенным умом западного человека, нежели в глубинах Азии.

Сирия. Пальмира

Похоже, кому-то очень хочется закрыть Древний Восток. Начав с той самой точки, где полтора столетия назад археологи его раскопали. Ведь именно с возвращения из небытия легендарной Ассирии, дотоле известной лишь по Библии и обрывкам греческих авторов, тысячелетия древней истории начали обретать плоть и кровь. Человечество впервые узнавало совершенно забытое прошлое, в библиотеке Ашшурбанипала в Ниневии был в том числе обнаружен эпос о Гильгамеше, с которым по поэтической силе могла сравниться лишь «Илиада».

На тот момент, когда эти раскопки только начались, Восток представлялся европейцам местом упадочным, грязным, нищим и унылым, лишенным всякой привлекательности и своего лица, кроме разве что гаремной экзотики. Никакого права голоса в мировом концерте культур он не имел и годился разве что на роль поставщика ресурсов и дешевой рабсилы. 

Открытие Древнего Востока перевернуло картину — оказалось, что перед нами земля древнейших цивилизаций, что нынешний упадок региона — возможно, лишь временный перерыв в истории его величия, а невежество и фанатизм прописаны тут отнюдь не навсегда. Здешний пласт древнеегипетских, шумерских, вавилонских, сирийских, финикийских, эллинских, римских и ранневизантийских  древностей поистине огромен. По сути, перед нами настоящий музей, дававший Востоку право на собственное лицо и надежду на будущее.

Пока европейцы действовали в рамках «просветительской» программы и считали своим долгом обеспечивать прогресс всего мира, их это вполне устраивало. Но со второй половины ХХ века Восток оказался зоной уже не европейского, а американского имперского господства. Будет ли культура, насчитывающая порядка двух сотен лет и представленная мемориальными фургонными домиками, трястись над древними цивилизациями? А вспомните хотя бы Индиану Джонса, который, хоть и числится археологом, — по сути, грабитель и разрушитель памятников. 

Излишняя древность Востока, наделяющая его определенными историческими правами, в частности — правом на уважение, тут только вредит. Поэтому варвары, силой присвоившие себе право говорить от имени местного населения, которому все эти шеду и зиккураты безразличны, являются для Глобальной Западной Империи естественными союзниками. Вот в этих жерновах — между геополитикой и лицемерным варварством — оказались сегодня и древняя Ассирия со всеми ее столицами, и древний Вавилон. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть