Милен Демонжо: «Секса на экране все больше, а символов все меньше»

21.07.2014

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Фото: ИТАР-ТАССПолвека назад в мировой прокат вышел фильм Андре Юнебеля «Фантомас». Вместе с Жаном Маре и Луи де Фюнесом в картине сыграла восходящая звезда Милен Демонжо. Сегодня неувядаемая актриса, которой в конце сентября исполняется 79 лет, по-прежнему в строю. Милен снялась в двух телефильмах — «Три свадьбы и любовь с первого взгляда» и «Розы зимой». С Милен Демонжо побеседовал собственный корреспондент «Культуры».

культура: Вашей востребованности могут позавидовать молодые актеры.
Демонжо: В юности я всегда говорила: «Самые интересные роли у меня будут, когда состарюсь» (смеется). В какой-то степени так оно и получилось. Раньше я в основном играла легкомысленных красоток, а теперь у меня по-настоящему важные работы.

культура: Вы в отличной форме, по-прежнему жизнерадостны, обаятельны и полны энтузиазма. Для Вас кино — это жизнь?
Демонжо: Не дай Бог ограничивать ее рамками кино. Для меня куда важнее друзья, дом, животные, которые живут со мной под одной крышей. Кроме того, я страстно люблю музыку, когда-то сама играла на фортепьяно. Много читаю, сама пишу. К тому же забочусь о своем здоровье — собираюсь жить еще очень долго.

культура: Вы производите впечатление счастливого человека.
Демонжо: Я делаю все для того, чтобы в моей душе царило спокойствие. Не терзаю себя сомнениями. Гоню прочь мрачные мысли. Принимаю себя такой, какая есть — со всеми недостатками и слабостями. А главное — чувствую себя абсолютно свободной. Может, в этом и есть счастье?

культура: Судя по Вашим мемуарам, в детстве, напротив, Вы ощущали себя некрасивой и глубоко несчастной.
Демонжо: В школе надо мной издевались, потому что я страдала от косоглазия. В 15 лет меня прооперировали, и все прошло. Но детей по-прежнему опасаюсь (смеется).

культура: Кажется, до кино Вы пробовали себя в роли модели у Пьера Кардена?
Демонжо: Я действительно была манекенщицей, но мсье Карден тут совершенно ни при чем. Работала в доме моделей Cadolle, который специализируется на женском белье. Участвовала в показах прет-а-порте. Для высокой моды моя фигура никак не подходила, у меня даже в молодости были широкие бедра. Я наполовину русская, что заметно по моей внешности.

культура: Что Вы унаследовали от Вашей матери Клавдии Трубниковой, которая родилась в Харькове?
Демонжо: Темперамент. Человек я увлекающийся, щедрый, порой нетерпимый. Обожаю смеяться, люблю праздник, но и часто плачу. Наконец, могу выпить рюмку-другую водки.

культура: Не обошлось без русских связей и в Вашем кинодебюте?
Демонжо: Первую роль мне предложил французский режиссер Леонид Могий, который родился в Петербурге. В 17 лет я сыграла в его ленте «Дети любви». Правда, событием это не стало. Обо мне заговорили после фильма «Салемские колдуньи», где я снялась вместе с Симоной Синьоре и с Ивом Монтаном. Настоящую же славу мне принесла роль Миледи в «Трех мушкетерах». Ну а после «Фантомаса» я стала известна во всем мире.

культура: Красивой женщине проще сделать карьеру в кино?
Демонжо: Сначала я пользовалась своей внешностью, а потом поняла, что одной красоты недостаточно. Поэтому пришлось много работать. Я была звездой, а стала актрисой.

культура: Больше трех десятилетий Вы были замужем за режиссером и сценаристом Марком Сименоном — сыном знаменитого писателя.
Демонжо: Недавно я побывала на родине Жоржа Сименона в бельгийском Льеже, где установлен ему памятник. Мы с моим свекром были настоящими друзьями. Он потрясающе рассказывал о своей жизни, о том, как сочинял романы.

культура: Наверное, Вы и сами взялись за перо не без влияния Сименона?
Демонжо: Умирая, мама попросила меня написать книгу о ее жизни. И я поклялась, что сделаю это. Так появилась «Харьковская сирень». Так что Жорж не имел никакого отношения к моему сочинительству. Но он втолковывал мне, что писать надо как можно проще — избегать длинных предложений, лишних прилагательных и наречий. Думаю, его уроки не прошли даром.

культура: Он утверждал, что за свою жизнь переспал примерно с десятью тысячами женщин… Похоже на правду?
Демонжо: Нельзя сказать, что Сименон был дамским угодником и любил женщин. Они были ему нужны только для удовлетворения физиологических потребностей. Он сам мне об этом говорил. То, чего Жорж не мог получить дома, искал на стороне.

культура: Какие качества выше всего цените в мужчине?
Демонжо: Все вместе — внешность, манеру держаться, говорить, магнетизм. Верю в родство душ и необъяснимое взаимопритяжение.

«Фантомас»культура: Вам такие мужчины часто встречались?
Демонжо: Совсем нет — максимум трое, которые волновали кровь, будоражили воображение и все остальное (смеется). Подобная алхимия — вещь исключительная.

культура: Есть ли сегодня во французском кино такие секс-символы, какими были Брижит Бардо или Вы?
Демонжо: Секса на экране становится все больше, а символов — все меньше. Есть отдельные исключения — скажем, Летиция Каста. Сейчас в кино пасется масса хорошеньких дурочек.

культура: Почему кино постепенно утрачивает популярность?
Демонжо: Наша публика, как в Древнем Риме, требует хлеба и зрелищ. Последних явно перебор. Еще не закончился теннисный турнир Уимблдон, как начался футбольный чемпионат мира. Одновременно идет велогонка «Тур де Франс». Тем самым людей отвлекают от насущных проблем.

культура: Каким Вам представляется будущее кинематографа?
Демонжо: Насколько я понимаю, в скором времени технологии позволят клонировать актеров. И появятся новые фильмы с Мэрилин Монро или Марлоном Брандо. Возможно, публика получит возможность выбора звезд через интернет. Не хотите Тома Круза? Заменим его Жераром Депардье.

культура: С Брижит Бардо Вас объединяет борьба за защиту животных, которые обрели кров в Вашем доме на западе Франции.
Демонжо: У меня живут десяток котов, куры, голуби, кролики и старая лошадь. Обзавелась я и пчелиными ульями. Опекаю приют «Ковчег» для бездомных животных, расположенный по соседству.

«Три мушкетера»культура: Если бы Вы были животным, то каким?
Демонжо: Кошкой. Защищаясь, она выпускает когти, но, когда хочет, становится самым нежным зверем.

культура: Говорят, что животных больше всего любят мизантропы. Неужели это Ваш случай?
Демонжо: Совсем нет. У меня полно друзей. Правда, в отношениях планку я ставлю очень высоко — предпочитаю людей широких и добрых. Один из моих лучших друзей — Пьер Ришар. Живем мы с ним недалеко друг от друга, но видимся нечасто — он все время занят. Давным-давно собираемся сняться вместе. Недавно я предложила Пьеру роль, но она показалась ему не слишком значительной.

культура: Помнится, несколько лет назад Вы приезжали на харьковский кинофестиваль вместе с Аленом Делоном.
Демонжо: Я бы не назвала Делона близким человеком. Он — типичный Скорпион, которых я избегаю, как чумы. Эти люди разрушают как себя, так и окружающих.

культура: Пару лет назад Вы стали жертвой мошенника, который также обобрал других актрис — Монику Беллуччи, Изабель Аджани, Жюльетт Бинош. Как такое могло случиться?
Демонжо: Я продала за два миллиона евро дом на средиземноморском острове Поркероль, в котором прожила с мужем больше двадцати лет. Симпатичный молодой человек, «банкир» Фредерик Левек уговорил меня вложить их в проект, который должен был меня озолотить. Я человек доверчивый. Он взял деньги и скрылся. Какая же я была дура!

культура: Вы написали шесть книг. Когда выходит очередная?
Демонжо: В августе засяду за воспоминания о самых известных актерах и режиссерах, с которыми я работала. Книга будет называться «Священные чудовища».

культура: Ваш жизненный принцип?
Демонжо: Древние советовали проживать каждый день, как последний. Я к этому стремлюсь, но пока не получается.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть