У джихада французское лицо

03.03.2014

Юрий КОВАЛЕНКО

В последние месяцы резко возросло число французов, которые отправляются воевать в Сирию. Под знаменами исламистских боевиков с армией Асада сражаются семьсот французских легионеров. Такую цифру озвучил на днях президент Франсуа Олланд.

«Мы являемся свидетелями настоящей эпидемии. Добровольцев становится все больше, и мы не в состоянии с этим справиться», — признается судебный следователь Марк Тредевик, специализирующийся на борьбе с терроризмом. Французы составляют основу интернациональной бригады джихада, но в ее рядах немало и других европейцев — бельгийцев, немцев, англичан, голландцев, ирландцев, испанцев. По словам координатора Евросоюза по борьбе с терроризмом Жиля де Кершова, «иностранный легион» джихада насчитывает около двух тысяч человек.

Массированная вербовка идет по всем мечетям Франции, где проповедуют экстремистски настроенные имамы, в исламистских ассоциациях и кружках, а также в тюрьмах, где около двух третей заключенных — мусульмане. Но главным рассадником экстремизма является интернет. «В промывании мозгов молодежи ключевую роль играют именно социальные сети», — подчеркивает Жиль де Кершов.

По мнению министра внутренних дел Манюэля Вальса, обращение в радикальный ислам является одной из самых серьезных угроз безопасности Франции и всей Европы. Ряды французских джихадистов пополняет молодежь в возрасте от 15 до 25 лет. На фронт отправляются не только мусульмане — выходцы из семей иммигрантов, но и «чистокровные», этнические французы, принявшие ислам. Вчерашние католики, протестанты и атеисты готовы отдать жизнь в борьбе с «неверными».

Примкнувший к боевикам террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» молодой француз Салахудин отправился в Сирию вместе с женой и двумя маленькими детьми. «Я мечтал сражаться в рядах тех, кто хочет создать в Сирии исламское государство и учредить там шариат», — рассказал незадолго до гибели Салахудин.

Есть у джихада и женское лицо. Молодые француженки, принявшие ислам, как правило, не участвуют в боях. Девушек, среди которых есть и совсем малолетние, используют в других целях. Одних выдают замуж, другие занимаются сиротами погибших повстанцев, третьи предназначены для поддержания «боевого духа» исламистов в постели.

Сирийская война уже унесла жизни нескольких десятков французских джихадистов. На место тех, кто отдал свои жизни, приходят все новые бойцы. Роль камикадзе выпала на долю уроженцев Тулузы — братьев Николя и Жан-Даниэля Бонам. За пару недель до смерти Николя, ставший Абу Абделем Рахманом, записал видеообращение к президенту Олланду: «О, мой брат Франсуа! Прими ислам, спасай свою душу от огня и ада! Откажись от своих еврейских и американских друзей! Выведи войска из Мали и перестань сражаться с мусульманами!» «Это настоящее бедствие, раковая опухоль, которая грозит метастазами», — заявил отец одного из погибших юношей.

«Но наибольшую опасность для Франции представляют те, кто вернулся и продолжил борьбу на территории своей страны», — предупреждает генеральный прокурор апелляционного суда Парижа Франсуа Фаллетти. Их кумир — 24‑летний француз Мохаммед Мера. После подготовки в лагерях исламистов в Афганистане и Пакистане Мера расстрелял троих военнослужащих в Монтобане, а затем устроил бойню в еврейской школе в Тулузе.

Другой «глобтроттер» джихада — 26‑летний Ибрагим О., француз малийского происхождения. Он прошел через горячие точки — Египет, Судан, Йемен, где находится один из главных центров подготовки французских экстремистов. Арестованный в Каире по требованию французских властей, Ибрагим О. отбывает срок в одиночной камере в тюрьме парижского пригорода Нантер. Ждет освобождения, чтобы вернуться в строй. «Тюрьма для меня, — говорит он, — это каникулы перед новой битвой».

Некоторые аналитики полагают, что Париж отчасти закрывает глаза на участие добровольцев в войне против Дамаска. «Надо ли удивляться тому, что французские джихадисты сражаются в Сирии?» — задается вопросом известный колумнист Оливье Раванелло. Совсем нет. Ведь Париж полагает, что они вместе с сирийскими повстанцами борются против «кровавой диктатуры» Башара Асада. И если джихадисты помогут свергнуть Асада, уверен колумнист, Франция не станет строить кислую мину.

Со своей стороны, депутат Национального собрания и бывший следователь по террористическим делам Ален Марсо отмечает, что не стоит предъявлять обвинения французам, которые отправились в Сирию. Они же действуют в соответствии с внешнеполитической линией Парижа. В сущности, полагает Ален Марсо, они временно состоят на «госслужбе».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть