Весна на захолустной улице

20.01.2013

Анна ЧУЖКОВА

Театр имени Ермоловой представил музыкальную версию «Снегурочки» Александра Николаевича Островского.

Весенняя сказка в постановке молодого режиссера едва не превратилась в быль. Алексей Кузмин-Тарасов в Деда Мороза явно не верит: старика он из страны берендеев прогнал. Наверное, к Лешему — этому персонажу на сцене места тоже не нашлось. Царь Берендей (Сергей Бадичкин) стал рядовым чиновником в сереньком свитере. Да и деревенская молодежь, ковыряющаяся со сломанным мотоциклом «Ява», совсем не напоминает мифический народ. Волшебство ушло, поскольку действие «Снегурочки» постановщик перенес из сказочной страны в некое безымянное Захолустье.

Что ж, в Захолустье тоже плачут, и тоже от любви. Акценты меняются, суть остается. История по-прежнему рассказывает о девушке с ледяной душой, для которой любовь равносильна смерти, но от того не менее желанна. Правда, коллизии масштабов природных стихий мельчают до уровня дворовой сплетни. Вместе со сказочными персонажами из спектакля уходит и фольклорный колорит. Такие народные забавы, как выкуп невесты у подружек, превращаются в подростковые стрелки-разборки.

Зимняя красавица (Вероника Иващенко) не выходит к людям из дремучего леса, а давным-давно беззаботно тусуется со сверстниками без всякой надуманной застенчивости. «Мам! Дай любви!» — по-будничному обращается Снегурочка к Весне (Елизавета Пащенко), похожей на беспечную хиппи в индийских шароварах.

Современный повседневный костюм — толстовки и джинсы, минимум декораций. Захолустье украшают лишь несколько языческих идолов да широкий помост, изгибом спускающийся на авансцену — замерзшая река. Пьесу Островского покинуло многое: персонажи, часть текста, настроение. Зато неожиданно на смену русскому своеобразию приходят солнечные ритмы регги и джаза. За звучание отвечают сам режиссер, по совместительству автор музыки на слова Островского, и группа Гарика Сукачева «Неприкасаемые». Вот только известный бренд успеха не гарантирует. То ли техника в Ермоловском еще не обновилась, то ли звуковик был пьян, но оценить музыкальность молодых актеров не представляется возможным. Фонящие микрофоны этого сделать просто не позволяют, как и разобрать, о чем, собственно, поют озорные берендеи. Это, конечно, существенно подпортило спектакль, выстроенный исключительно по принципу музыкальных номеров.

Кроме песен постановке похвастаться нечем: костюмов фактически нет, декорации не работают, игра актеров... А собственно, как играть, если изобразить нужно себя: молодого, влюбленного? Выходи да говори слова. Так что ни одним хоть сколько-нибудь объемным образом спектакль не отличился. В перерывах между песнями действие провисает, сцена пустеет, и ни молодая энергия, ни музыканты, теперь уже выполняющие роль декорации, не спасают. При отсутствии глубины драматического театра постановке отчаянно не хватает дисциплины настоящего мюзикла с четким темпом и внятной хореографией. Застряв где-то между жанрами, «Снегурочка» больше напоминает студенческий капустник. Усиленно изображаемая на сцене жизнерадостность перед полупустым зрительным залом — картина и вовсе удручающая.

Компенсируя дыры, появившиеся в репертуаре с приходом Олега Меньшикова (новый худрук закрыл основную часть старых спектаклей), Ермоловский театр выпускает премьеры с завидной скоростью. «Снегурочка» стала уже третьей по счету постановкой за полтора месяца. Но за амбициями обновленного театра спектакли не поспевают. До выхода на большую сцену «Снегурочка» явно не доросла. Но до весны есть еще время.

«Снегурочка»

Театр им. Ермоловой. А.Н. Островский

Режиссер Алексей Кузмин-Тарасов

Сценография: Леонид Шуляков

В ролях: Вероника Иващенко, Рустам Ахмадеев, Анна Кузьмина, Артем Ефимов, Елизавета Пащенко, Сергей Бадичкин...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть