А я люблю военных — строптивых, здоровенных

03.12.2013

Анна ЧУЖКОВА

В «Театре Наций» на Основной сцене «Укрощение строптивой» поставил молодой, но уже добившийся успеха в провинции режиссер Роман Феодори.

Фото: С. ПетровВместо хотя бы условной Падуи XVI века — огромные металлические ворота военного гарнизона, муштра, солдатики в трусах и невольный вопрос: а Шекспир ли это? Но через минуту все становится ясно. Оказывается, местный генерал (Владимир Калисанов) решил заняться самодеятельностью и провести «на высоком идеологическом уровне, спортивно и музыкально» праздник, а именно — поставить «Укрощение строптивой». 

На наших глазах проводится кастинг. Мальчишкам, понятно, быть женихами, генералу — отцом Бьянки и строптивой Катарины. А кто сыграет невест? За неимением лучшего к самодеятельности привлекли фельдшера (Ольга Цинк) и повариху (Чулпан Хаматова).

Фото: С. ПетровИ если первая на роль красавицы годится, то вторая и отдаленно не напоминает грубиянку Катарину. Поэтому поначалу действие не клеится: мало того, что текст никто не выучил, так еще и главная героиня — марсианка-аутистка с перевязью из сосисок на внушительном пузе, к тому же подслеповатая. Но встретив Петруччо (Рустам Ахмадеев), даже она берет себя в руки. И пошло-поехало. Как никак, люди военные: дисциплина. Вместо мизансцен «меняют диспозиции», а пока режиссер не видит, «деды» строят новобранцев.

После чудесного перевоплощения монструозная повариха предстает этакой Пеппи Длинныйчулок, острой на язычок и со звонким кнутом в руке — сама кого хочешь укротит. Роман Феодори, к вящему удовольствию слабой половины зрительного зала, сексистский посыл Шекспира сбавил. Катарина подчиняется Петруччо, только когда видит, как он в нее влюблен — рад ноги целовать. Да и сам грубиян готов быть укрощенным — как щенок с поджатым хвостом, бежит на зов своей строптивицы. К тому же мужская партия в этой постановке спета еще не в полную силу. 

Фото: С. ПетровСоревноваться в острословии на сцене изначально должны были две звезды. Роль Петруччо репетировал Максим Аверин, но незадолго до премьеры от участия в спектакле отказался. Мало того что молодому Рустаму Ахмадееву приходится тягаться с популярной актрисой, перетягивающей на себя зрительское внимание, так еще и вводился артист в постановку в срочном порядке. Художник Даниил Ахмедов нарядил Петруччо в белоснежный китель и фуражку, сделав его похожим на другого известного авантюриста. Правда, до великого комбинатора он пока немного недотягивает. 

Оказалось, муштра не гарантирует художественную стройность. Жена (Ольга Волкова) шумно спорит с генералом о чистоте жанра. Кстати, высокопоставленной супруге с ролями повезло больше всех, несмотря на то, что в пьесе не занята. Недовольная художественным руководством мужа, она постоянно норовит вставить в спектакль монологи Джульетты, Отелло или Гамлета. Да и в целом у дилетантов спектакль скачет вразнобой, местами — вполне забавно.

Перца придает осовремененная версия перевода с перлами а-ля: «Кто изменил супружнику — учти — тот изменил и Родине почти». Гремит духовой оркестр, сотрясает сцену дэнс батл. Разве что на голове не стоят. Хотя… Вверх ногами висели. «Укрощение…» Феодори получилось разухабистым, с почти цирковой легкостью. Зачем все-таки понадобились солдатики и генерал вместо пьяницы Слая с бодуна, так и не ясно. Зато шуму от них много, а он в шекспировских комедиях лишним не бывает.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть