Операция «Реставрация»

22.09.2016

Александр АНДРЮХИН, Ярославская область

Тревожное письмо пришло в редакцию: «Защитите энтузиастов, тратящих время, деньги и нервы на возрождение культурного наследия». Речь идет о группе жителей Ярославля, которые переехали в село Толбухино и за свой счет реставрируют пришедшие в упадок старинные купеческие дома, открывают там музеи. Однако областное и районное начальство завалило их исками. Разобраться в причинах конфликта поспешил наш корреспондент.

Фото: Александр Андрюхин

Разбитые дороги, полуразрушенные здания с выбитыми стеклами и рухнувшими крышами. Рядом с отреставрированной часовенкой покосившийся остов колокольни. На истлевшей двери плакат: «Восстановим храм всем миром». Перед зданием школы, где учителей больше, чем учеников, бюст уроженцу здешних мест маршалу Федору Толбухину. Неподалеку двухэтажное строение — раньше здесь была церковно-приходская школа, в которой учился будущий военачальник. Сейчас живут несколько семей, переселенных из соседнего аварийного дома, напоминающего руины после бомбежки. Это деревня Толбухино. Нужно быть настоящим романтиком, чтобы углядеть здесь музейно-туристические перспективы. 

Ярославец Владимир Столяров углядел. Человек он в регионе известный. В разное время занимал руководящие должности на предприятиях, был областным депутатом. Коллекционер. Выйдя на пенсию, решил устроить из своих экспонатов музей. А то и несколько. Поскольку в самом Ярославле дороговато, стал подыскивать помещения в области. Нашел по приемлемой цене два домика в Толбухино — бывшие владения братьев Кисловых, местных купцов. Сам сюда переселился. И понеслось...

Фото: Александр Андрюхин

— Чайная лавка представляла собой жалкое зрелище, — вспоминает директор музейного комплекса «Отечество» Владимир Столяров. — Окна выбиты, крыша обрушилась. Здание принадлежало Райпотребсоюзу, в нем когда-то был магазин. В другом строении, принадлежавшем администрации поселка и также находившемся в аварийном состоянии, прежде располагался детский сад. Три года назад я продал квартиру, гараж, выгреб все накопления, но все равно денег на покупку и отделку домов не хватало. Тогда я привлек средства еще нескольких предпринимателей... 

И вот результат. Лавка после реставрации превратилась в двухэтажный красно-кирпичный особняк, как с картинки. Под общей крышей разместились музей связи с раритетными телефонами, музей чая, где не только представлены редкие сорта, но и за русским самоваром можно их продегустировать, и музей Петра Первого — говорят, он мимо проезжал и был крайне доволен красотой пейзажей.

Бывший детский сад тоже почти восстановлен, разве что в подвалах остались работы. Но там уже функционируют музей фарфора с супницей китайского императора и посудой из немецкого бункера, музей музыкальных инструментов с аккордеоном из канцелярии Геббельса. А еще — музей карася и его друзей, музей пива и вредных привычек... Во дворе выстроили деревянный дом — там музей Бронзового века. Всего 14 историко-культурных объектов.

Фото: Александр Андрюхин

Нужно отдать должное изобретательности Столярова — ничего подобного в аналогичных краеведческих заведениях не увидишь. Но, как говорится, потехе час — есть здесь и настоящие раритеты, например гравюры Корнелиса Галле Младшего, известного копииста миниатюр Рубенса, Рафаэля и Тициана. Есть и подлинник Давида д’Анже — медальон из белого камня. Как утверждает директор, единственный в России, остальные работы художника находятся в Лувре.  

— Гравюры и медальон я купил на аукционе в Париже, — поделился Столяров. — Знаю там несколько мест, где торгуют антиквариатом из старинных домов, выставленных на продажу. Порой организаторы сами не понимают, что отдают. Им главное поскорее освободить помещение от хлама. Тут и предоставляется шанс приобрести подлинный шедевр...

Заработали музеи — жизнь в умирающем селе ожила. Появились рабочие места, стали наведываться туристы. 16 километров от маршрута по Золотому кольцу не крюк. Открылись магазин, почта. Проводят свои фестивали — «Золотой карась», «Маршал Парад», кукол... Плюс детский футбольный турнир.

Привлекает туристов и уникальный синий камень, стоящий во дворе дома Ивана Кислова. Настоящий реликт. Такой же лежит у Плещеева озера в Переславле-Залесском, и к нему не зарастает народная тропа: много легенд и преданий с ним связано. Толбухинский камень вроде бы тоже дает здоровье, удачу и долголетие. Рядом в деревянном домике располагается музей Бронзового века — в нем хранятся останки вождя времен фатьяновской культуры. Исторический период назван по имени расположенной неподалеку деревни, где и были обнаружены артефакты предшественников древних славян.

Столярова в Толбухино зауважали. Прошли вместе по улице — чуть ли не каждый встречный: Владимир Иванович то, Владимир Иванович это... Оказалось, воскресить погибающее село — задача вполне посильная. В планы группы энтузиастов входило также возрождение Троицкой и Воскресенской церквей, и реставрация дома лепщиков Инюшкиных. Но тут пришла повестка в суд. 

«Штрафовал и буду штрафовать»

Фото: Александр Андрюхин

Против выступил департамент охраны объектов культурного наследия Ярославской области. Выяснилось, что дома братьев Кисловых являются памятниками, и для их восстановления требовалась экспертиза, проект и привлечение дипломированных специалистов-реставраторов, а не просто строителей.

— На зданиях не было памятных досок, и во время сделки по их продаже никакого охранного свидетельства нам не передали, — говорит Столяров. — Мы не могли знать, что они архитектурное наследие. Знали бы — не брались за работы. Проведение экспертизы стоит около миллиона рублей, проект реставрации — три миллиона. Расценки сертифицированных реставраторов в несколько раз превышают обычные ремонтные, простым же строителям, какими бы золотыми ни были у них руки, восстанавливать объекты культурного наследия запрещено. Реставрацию по действующим расценкам мы бы не потянули. И так едва наскребли... 

Лично я, конечно, за то, чтобы все было по закону. И по уму. Но здесь эти направления радикально разошлись. Ясно ведь, что если бы три года назад ремонт не начался, красно-кирпичная чайная лавка и бывший детсад сегодня бы уже лежали в руинах.

Вот тут и открылась проблема, характерная, наверняка, не для одной Ярославщины. Когда у всех на глазах разрушается памятник архитектуры, никому до него нет дела. Но как только находятся люди, взявшиеся его возродить, налетают контролеры: незаконно, платите штраф. А бросать старинные дома на произвол судьбы каково? На этот счет закон молчит.

Как же должны были поступить Столяров и его товарищи, чтобы к ним не было претензий? 

— Первым делом следовало направить нам запрос, не является ли приобретаемое имущество архитектурным памятником, — просвещает начальник департамента охраны объектов культурного наследия Ярославской области Дмитрий Турбин. — Это касается сделок по всем зданиям в регионе, независимо от того, есть на них памятные доски или нет. 

Фото: Александр Андрюхин

Как пояснили в ведомстве, в регионе находится более пяти тысяч памятников архитектуры, а в департаменте служат лишь пять человек. Рук не хватает, чтобы все снабдить досками и охранными документами. Стало быть, ответственность по выявлению исторических объектов целиком возложена на покупателей.

Вопросы о селе Толбухино и его активных обитателях явно вызывали раздражение. 

— Я таких штрафовал и буду штрафовать, — сурово рубанул Турбин. — Без проекта к памятникам прикасаться нельзя. Самое большее, что могут волонтеры, это скосить во дворе траву или подмести площадку перед зданием.

Даже укрыть полиэтиленом обрушившуюся крышу и зияющие проемы умирающего дома нельзя. Это можно доверить только специалистам. Но много ли эти специалисты сделали полезного? Сколько, например, законсервировали строений, чтобы остановить или хотя бы замедлить их гибель? Оказывается, ни одного. Денег нет. Рук тоже.

Что же получается? Единственной реальной силой по спасению объектов культурного наследия являются энтузиасты с собственными накоплениями, однако именно они и подвергаются нападкам. 

Впрочем, в обладминистрации привели пример, когда старину восстанавливают без нарушений. Это село Вятское, которое сегодня считается гордостью региона. Всего в нескольких верстах от Толбухино. Сделал это известный ярославский предприниматель Олег Жаров, получивший в прошлом году даже всероссийскую премию «Меценат года» за воссоздание исторического облика Вятского. Благодаря ему село было признано самым красивым в России. От областного центра примерно 40 км — чего бы и не съездить.

Дешевле купить виллу на Кипре

Фото: Александр Андрюхин

До того как Олег Жаров со своей женой Ларисой Коваленко в 2008-м начали строить историко-культурный комплекс, Вятское дышало на ладан. А сейчас село — настоящий музей под открытым небом. В центре пожарная часть с каланчой, на которой стоит манекен брандмейстера из XIX столетия. В здании — музей советской игрушки «Детский мир» и кинотеатр. За ним — белоснежный храм, вокруг двухэтажные дома, как игрушечки, стоят такие ладные. Здесь же тумба-афиша, свидетельствующая, что и столичным знаменитостям место не чуждо: Вениамин Смехов, Юрий Башмет — многие тут побывали...

Чета вятских реставраторов прямого отношения к историческим наукам не имеет. Олег по образованию физик, основатель группы компаний «Эколлайн», Лариса — из банковской сферы. Что же их подвигло перебраться за город?

— Просто тишины захотелось, — охотно пояснила Лариса. — Мы жили в центре Ярославля — довольно суетно, шумно. Когда подыскали домик в Вятском и взялись за его ремонт, еще не догадывались, на какие трудности себя обрекли.

Здание оказалось памятником архитектуры. Супруги узнали об этом после запроса в департамент охраны объектов культуры. Решили все делать по закону. Моя собеседница в сердцах призналась: проще и дешевле купить виллу на Кипре, чем на родине привести в порядок разрушенный купеческий особняк. В Вятском, кстати, из ста строений 53 являются памятниками архитектуры.

В восстановленном доме Жаров с женой прожили год, затем продали, а на вырученные деньги начали реставрацию другого. Затем третьего. Таким образом отреставрировано весь музейный городок. Неужели все законно?

— Конечно, — не без гордости кивает Лариса. — Хотя... чтобы хоть как-то сэкономить, проект реставрации составляла наша группа, а не сторонние эксперты. Потом согласовывали его с департаментом.

Фото: Александр Андрюхин

Нужно пояснить, что группа «Эколлайн», возглавляемая Жаровым, помимо экологической и транспортной деятельности занимается еще и строительством. Так что специалисты свои, всегда под рукой. 

— Что касается тонких работ, например по возрождению лепнины, тут мы уже приглашали людей со стороны, — поясняет супруга лауреата.   

А если бы не было своих спецов? Тогда бы, возможно, и не взялись. Премию за воссоздание исторического ансамбля Жаров сразу пустил в дело: на реставрацию Воскресенского храма.  

— Не всю, а только свою часть, — уточняет жена. — Премию же дали на троих, доля Олега — около 1,3 млн рублей. Мало для реставрации. Сколько он добавил, не знаю даже я. Тратит на восстановление все, что зарабатывает. Из бюджета мы не получили ни рубля. 

Лариса Анатольевна призналась, что законы для предпринимателей, реставрирующих объекты культурного наследия, чрезвычайно тяжелые. 

— Все-таки те, кто вкладывается в такие работы, не должны платить налоги на общих основаниях, — убеждена она. — И еще было бы справедливо, если бы госорганы сами предоставляли предпринимателю проект реставрации, а не принуждали заказывать за свои деньги.

Шлиман Ярославского уезда 

Итак, даже имея под рукой доходное предприятие, следовать всем буквам закона при реставрации архитектурных памятников весьма накладно. Чего уж говорить об энтузиастах со скромными сбережениями. Но, может быть, существуют какие-то лазейки? 

Официально мне на этот вопрос, конечно, не ответили, однако намекнули, что контролирующие органы иногда закрывают глаза на то, что мелкие объекты культурного наследия восстанавливаются частными лицами без соблюдения регламента. Могли бы и Столярова не трогать, если бы не заявления граждан — их игнорировать нельзя.

Фото: Александр Андрюхин

Вдобавок к директору музейного комплекса возникли претензии и со стороны Федеральной антимонопольной службы. Тоже по заявлению граждан. Поводом послужило то, что в эфире одной из радиостанций прошла информация, будто в Толбухино есть гравюры Караваджо, Рафаэля, Рубенса, Рембрандта.

— В эфире упростили текст — всем же известно, что названные мастера, кроме Рубенса, гравюр не создавали, — досадует Столяров. — Да и Рубенс не собственноручно работал в этом направлении, а владел граверной мастерской. Имелись в виду копии с оригиналов этих художников. Гравюра Святой Марии, например, изготовлена Корнелисом Галле с картины Рубенса, что подтвердила и экспертиза. Но это не спасло меня от штрафа в 10 тысяч рублей: информация была признана «недостоверной рекламой». 

Что касается «незаконно» отреставрированной чайной лавки, то в этом деле суд претензии обладминистрации отверг. По второму дому тяжба еще не завершена. Столярову за проведение реставрации без проекта грозит штраф в полмиллиона рублей.     

Интересно, кто же эти бдительные граждане, так внимательно следящие за реставрационной деятельностью энтузиаста? Вредные соседи? Ничуть. Оказалось — руководство Центра сохранения культурного наследия и развития туризма администрации Ярославского района (в него и входит Толбухино). Но зачем чиновникам, отвечающим за развитие туризма, гнобить людей, которые как раз и развивают эту отрасль?

Татьяна Полежаева

— Со Столяровым у нас давний конфликт, — объяснила приехавшая на встречу замдиректора Центра Татьяна Полежаева. — В селе имеется муниципальный музей маршала Толбухина. Он и должен быть головным для привлечения туристов. 

А Столяров своими побочными идеями отвлекает гостей от главного направления. Устраивает фестивали типа «Карася и его друзей», показывает какие-то кости, якобы вождя времен фатьяновской эпохи. 

— Происхождение этих человеческих останков весьма темное, — считает Татьяна Александровна. — Как он их добыл? Черным копательством? Но ведь он не историк, не археолог. Базового специального образования у него нет. Подобен Шлиману, из-за своей безграмотности раскопавшему совсем не те сокровища, которые принадлежали правителям священного Илиона. Столяров заявляет, что в его музеях представлена мебель Петра Первого, предметы времен польского нашествия. А где доказательства, документы? Нет, музейный комплекс Столярова — это не то, чем может гордиться наш район. Мы за подлинность в культурном наследии. Кстати, исторический облик дома купца Ивана Кислова оказался искажен. У него было два этажа и мезонин. Столяров же снес мезонин и надстроил третий этаж.

Насколько допустимы версии и гипотезы — спор старый. На мой взгляд, поход в музей или на экскурсию без того, чтобы услышать интересный пересказ, легенду, исторический анекдот, — это словно еда без соли. Но и как с той же солью, меру надо знать. Столяров, похоже, это понимает — и про соль, и про меру.

Фото: Александр Андрюхин

По словам Полежаевой, сейчас их Центр ожидает из бюджета денег, чтобы начать настоящие реставрационные работы в Толбухино. Перед глазами тут же возникли дом лепщиков Инюшкиных с выбитыми стеклами и покосившийся остов разрушенной колокольни. Достоят ли они хоть в таком состоянии до того времени, когда район дождется средств, или вовсе рухнут? 

По мнению самого возмутителя спокойствия, нынешний закон «Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации» написан под чиновника, а не под реставратора. Даже Столяров подготовил проект поправок к этому закону. В них содержатся два ключевых момента, которые существенно облегчат народный порыв к возрождению памятников, — освобождение от налогов и предоставление администрациями полного пакета документов, включая экспертизу и проект реставрации. Предприниматель должен вкладываться только в конкретные восстановительные работы, а не в бюрократические процедуры.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (5)

  • alt

    Надежда 27.09.2016 13:40:52

    О чем вообще говорить если у администрации не хватает рук и денег чтоб табличками и документами снабдить культурное наследие... систему менять надо реставрационные, однозначно....
  • alt

    Николай Сорокин 27.09.2016 14:41:07

    Очень жаль, что редакция уважаемого издания не стала разбираться в вопросе, и встала на сторону мошенника, который своими действиями уже уничтожил в селе два архитектурных памятника. А туристов привлекает им же самим придуманными легендами, не имеющими ни чего общего с реальной историей. В тоже время приписывает себе, все хорошее, что сделано другими.
  • alt

    Мария 30.09.2016 17:59:44

    Человек, который за свои деньги спасает памятники от полного разрушения, не может быть мошенником. Мошенники -- это те, которые получают из бюджета деньги на реставрацию памятников, а памятники продолжают разрушаться.
  • alt

    Александр 30.09.2016 10:00:46

    Он не уничтожил, а наоборот восстановил. Если бы не он, сейчас бы оба этих архитектурных памятника представляли собой руины.
  • alt

    Николай Сорокин 11.10.2016 19:32:41

    Не путайте Божий дар с яичницей. Когда предприниматель кропотливо восстанавливает объект, изучая историю здания. Как на пример это сделал предприниматель в Асташево (http://lifekostroma.ru/municipalnye-obrazovaniya/chuhlomskij-rajon/dostoprimechatelnosti-chuhlomskogo-rajona/chudo-terem-v-derevne-ostashevo-chuhlomskogo-rajona-terem-v-chuhlome) это чудо и перед такими людьми я снимаю шляпу. А когда коммерсант даром получает ценное задние, и использует его стены и фундамент (дабы сэкономить), для своих целей, безжалостно уничтожая не им созданную красоту, это называется варварство. Когда люди пишут статьи и комментарии не разобравшись в вопросе, то они мало чем отличаются от этих варваров.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть