Небесный град на Лубянке

15.03.2013

Михаил ТЮРЕНКОВ

На уходящей неделе состоялось награждение лауреатов прошедшего в январе открытого конкурса предпроектной концепции нового храма московского Сретенского монастыря. Его возведение в память Новомучеников и Исповедников Российских запланировано к столетней годовщине Февральской революции 1917 года. Однако итоги творческого состязания вызвали неожиданно бурное обсуждение в блогосфере и социальных сетях, а также критику со стороны некоторых СМИ.


— Никакой формальной необходимости в проведении этого конкурса у нас не было. Просто мы захотели не облегчить себе жизнь, а выбрать по-настоящему лучший проект. Хотя вполне могли бы просто заказать его своим знакомым авторам, — архимандрит Тихон (Шевкунов), наместник Сретенского монастыря, ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре, искренне удивлен появившимся негативным откликам о результатах конкурса.

Действительно, проигравшие бывают в любых состязаниях, но это совсем не повод устраивать информационную атаку на их организаторов. Особенно — публикуя вырванные из контекста и несогласованные комментарии, а также откровенно шельмуя победителей. Впрочем, обо всем по порядку.

Московский Сретенский монастырь, известный еще с XIV века, получил свое второе рождение двадцать лет назад, когда решением священноначалия Русской православной Визуализацияцеркви здесь было открыто подворье знаменитого Псково-Печерского монастыря, спустя три года преобразованное в ставропигиальную (то есть подчиняющуюся непосредственно патриарху) обитель со своим историческим названием. Возрожденный Сретенский монастырь практически сразу стал не только центром иноческой жизни в сердце Москвы, но и средоточием церковной жизни многих православных мирян.

Со временем обитель значительно укрепилась и разрослась (насколько позволила ее более чем скромная площадь): здесь были открыты издательство и духовная семинария, а число прихожан увеличилось так, что по большим церковным праздникам Сретенский храм уже в буквальном смысле не вмещает всех верующих.

В этих условиях и возникла идея возвести новый собор-памятник в честь Новомучеников и Исповедников Российских на крови, что на Лубянке. Идея, всемерно поддержанная Святейшим патриархом Московским и всея Руси Кириллом и сегодня приобретшая более определенные очертания в виде победившего в конкурсе эскизного проекта, подготовленного известным российским художником Юрием Купером и архитектором Дмитрием Смирновым.

По мнению организаторов конкурса, а также членов жюри, именно эта концепция наилучшим образом воплотила тот замысел, который был прописан изначально в условиях самого творческого состязания: «в архитектурно-художественном образе храма необходимо воплотить победу Новомучеников, пострадавших во имя Христа и Его Церкви».

— Нас по-настоящему поразило то, как хорошо авторы победившего проекта смогли найти эсхатологический образ этой победы, образ Града Небесного, Нового Иерусалима: «И увидел я великий белый престол и Сидящего на нем, от лица Которого бежало небо и земля...», — цитирует Апокалипсис архимандрит Тихон. Художники воплотили этот замысел вынесением на внешнюю стену храма целого ряда иконописных изображений (планируется, что это будут иконы новомучеников) во главе с образом восседающего на престоле Христа. Но почему-то именно это решение вызвало самую жесткую критику. Мол, слишком уж это похоже на иконостас, вынесенный на стену храма.

У отца Тихона аналогия иная:

— Мне это напомнило внешнюю стену Успенского храма Псково-Печерского монастыря, с которым нашу обитель очень многое связывает. Разумеется, никакой это не иконостас, поскольку настоящий иконостас будет внутри храма. Хотя такой образ действительно есть.

И надо сказать, этот образ просто идеально соответствует еще одному условию проекта: «Со стороны двора (южного фасада) предусмотреть патриаршее крыльцо и возможность установки престола и проведения литургии перед молящимися на улице». По приблизительным оценкам, в таком богослужении смогут принять участие около 5000 человек (притом, что сам новый собор также будет весьма просторным, рассчитанным на 2000 молящихся).

Как ни странно, далеко не все присланные на конкурс проекты учли изначальные условия заказчиков. В частности, «предусмотреть возможность кругового обхода вокруг храма по специальной галерее (гульбищу) или по кровле». Понятно, что речь идет о необходимости совершения крестных ходов, например, на Пасху. Согласно концепции Юрия Купера и Дмитрия Смирнова, сам собор будет возведен на высоком постаменте — стилобатной части, которая сразу решит две задачи: только что упомянутую, а также «максимально эффективного использования подземных площадей». Именно в этой части и будут размещены многие монастырские учреждения: от издательства и части семинарских залов до хозяйственных помещений и даже подземной парковки, которая в условиях пребывания обители в центре Москвы также крайне актуальна. Словом, в этом смысле храм Новомучеников и Исповедников Российских отчасти напомнит Храм Христа Спасителя.

В ряде сетевых и печатных публикаций сегодня совершенно голословно утверждается, что проект Юрия Купера и Дмитрия Смирнова будто бы далек от традиций православного храмового зодчества (кстати, достаточно взглянуть на многие русские храмы XVIII-XIX веков, чтобы понять, каким может быть отступление от этих традиций). В то же время, согласно официальному отзыву известного архитектора-реставратора Валерия Шмыкова, «в основу концепции авторы заложили симметричную монументальную композицию храма в стиле, свойственном для архитектуры Русской православной церкви XVI-XVII веков».

Наконец, некоторыми критиками утверждается, что в победившей концепции не соблюдены традиционные храмовые пропорции, хотя ни в одном каноническом своде таковые не прописаны. При этом члены жюри, среди которых — главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, выдающийся архитектор-реставратор Виктор Виноградов и многие другие профессионалы своего дела, единодушно приняли решение, что именно концепция Юрия Купера и Дмитрия Смирнова наилучшим образом соответствует конкурсному заданию, согласно которому «архитектура храма должна быть выполнена в русских традициях <...>, но может содержать элементы современных форм и конструкций».

Позицию же внешнего наблюдателя, далекого от архитектурных тонкостей, но при этом обладающего ничуть не менее тонким эстетическим чувством, как мне кажется, лучше всего выразила народная артистка Анастасия Вертинская, которая после ознакомления с победившим проектом воскликнула: «В нем нет ничего лубочного, ярмарочного. И при этом он заранее, еще издали притягивает своим аристократическим величием, гармонией, словно зовет тебя: входи, здесь покой, свет, любовь и радость, здесь Бог!» А выдающийся композитор Эдуард Артемьев отметил: «Канон и традиция сосуществуют здесь в гармонии и человекомерных, идеальных пропорциях».

Понятно, что любой художественный проект может кому-то нравиться, а кому-то — нет. И здесь, конечно же, дискуссии вокруг победившей концепции имеют полное право на существование. Но совсем другое дело, когда проигравшие инициируют конфликт, передергивая факты. Так, один из конкурсантов Андрей Яхнин сегодня возмущен печатной публикацией, предпринятой газетой «Известия»: «Мое мнение о победившем проекте, высказанное корреспонденту достаточно осторожно и сопровожденное просьбой не публиковать его без предварительного согласования, было свободно интерпретировано и опубликовано в общем контексте высказываний «возмущенной общественности».

Наконец, организаторов конкурса удивляют отклики, что якобы на территории Сретенского монастыря — памятника архитектуры – вообще невозможно строительство новых объектов. «В нашей обители действительно есть охранная зона, на которой ничего строить нельзя, но есть и территория, где ничто не мешает нам возвести новый храм. И, я надеюсь, в течение года мы уже начнем это строительство, чтобы успеть завершить его к февралю 2017-го», — поясняет архимандрит Тихон (Шевкунов).

Конечно, представленная концепция пока является лишь эскизом — образом будущего храма. В дальнейшем ей предстоит пройти еще немало согласований и доработок, в результате которых может измениться многое. Лишь одно останется неизменным: созданный подлинными мастерами образ Града Небесного в самом центре Москвы — на трагически известной Лубянке. Там, где многие Новомученики и Исповедники Российские своими страданиями одержали подлинную победу над смертью.

 
         
(проекты, не победившие в конкурсе)


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть