Никита Михалков: «Мы принимаем лучших из лучших»

20.09.2019

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Фото: пресс-служба Академии Н.С. Михалкова19 сентября стартовал новый сезон Театра Киноактера. В сформировавшемся репертуаре — спектакли выпускников Академии театрального и кинематографического искусства Никиты Михалкова. А десятью днями ранее в усадьбе Щепачиха ректор торжественно вручил студенческие билеты пятому набору слушателей высшей школы актерского ремесла. Тринадцать счастливчиков одолели более двухсот конкурентов.

Творческие планы выпускников и слушателей Академии разнообразны как никогда. 11 октября стартует театральный марафон «Спектакль одного дня». Зрители Рязани, Тулы, Орла и Калуги увидят спектакль «Метаморфозы III: Враги», посетят мастер-классы академических педагогов, организованную с литературно-мемориальным музеем-заповедником «Мелихово» фотовыставку «Чехов. Линия жизни» и лекцию заместителя директора Музея-квартиры В.И. Даля по научной работе Эрнеста Орлова.

С 14 по 16 ноября в рамках Санкт-Петербургского международного культурного форума пройдут «Дни Академии». На сцене БДТ покажут «Метаморфозы II: Жены артистов» и «Метаморфозы III: Враги», состоится мастер-класс Никиты Михалкова, лекция культуролога Джона Шемякина, посвященная творчеству Чехова и Бунина, также зрители оценят лучшие дипломные киноработы выпускников.

Вчерашние абитуриенты с головой погрузятся в учебу. Первый семестр традиционно посвятят мастер-классам ведущих артистов экрана и сцены — Владимира Хотиненко, Петра Буслова, Александра Адабашьяна, Михаила Пореченкова, Павла Деревянко, Максима Осадчего, Сергея Сельянова, Александра Галибина, Анатолия Васильева, Зои Кудри, Алексея Бартошевича. Все желающие смогут присоединиться к слушателям, аккредитовавшись на сайте academynsm.ru.

Фото: пресс-служба Академии Н.С. МихалковаПервые осенние постановки Театра Киноактера адресованы поклонникам Талии. 19 и 26 сентября зрители увидят пластические драмы Сергея Землянского — инсценировку толстовского «Воскресения» и спектакль по мотивам поэтов Серебряного века «Послание изгнанных». 28-го публике представят хореографические «Метаморфозы IV: Барыня».

Центральным событием октября станет премьера пятых «Метаморфоз» с подзаголовком «Ведьма». Эта постановка  знаменует качественный этап становления сценического языка Академии. Михалков рискнул отойти от комического и лирического обаяния классических текстов, подняв планку общения на уровень захватывающего философского диалога в двух частях.

Первое, «дореволюционное отделение» выполнено в саркастичных оттенках — идет ли речь о безответном чувстве («Верочка» Чехова), или внезапно вспыхнувшей и стремительно сгоревшей любви («Три рубля» Бунина). Счастье оказывается мимолетно, внезапно и близко, словно прекрасная ведьма, — оно то чудится, а то мерцает в ничем не примечательной жизни «как у всех».

Фото: пресс-служба Академии Н.С. МихалковаПосле антракта публика попадает в зазеркалье этого легкомысленно благополучного и сентиментально-трагичного мира. Здесь все иначе: моросящие дождями, окутывающие туманами, кружащие метелями видеоинсталлированные декорации Юрия Купера уже не складываются в калейдоскоп «мелочей жизни», а переносят зрителей в рассыпающееся сознание персонажей. Тут, в ретроспективной бунинской оптике и прозорливой чеховской «Ведьме», приоткрывается страшная правда: счастье, взаимность, любовь решительно недоступны ни в чем не твердым умам. Это обобщение — не фигура речи.

Новые михалковские «Метаморфозы» — не про роковые страсти и изломанные судьбы, а о невозможности выживания в распадающемся русском логосе. Новеллы «Знакомый мужчина», «Нервы», «Мадрид», «Ведьма» раскрывают драму цивилизации, гибнущей в столкновении с механистичным ХХ веком, — идет ли речь о проститутке, попытавшейся выманить кусок хлеба у еврейского поклонника, или о двинувшемся на спиритизме барине, не устоявшем перед напором немецкой экономки.

Самое чудовищное потрясение ждет сельского дьячка, упрекающего юную супругу в неверности и распаляющего себя от абсурдных подозрений до чудовищного самооговора, умопомешательства и самоубийства... Актер Кирилл Быркин демонстрирует чудеса пластической техники, заполняя бурлескной экспрессией все сценическое пространство до самых колосников. Мятущийся рисунок роли как бы стягивается в мерцающую точку и выворачивается наизнанку; сквозь прорехи оцепеневших чеховских «мелочей» прохватывает леденящим катарсисом Федора Михайловича Достоевского: кто же здесь, собственно, «ведьма», кто леший? Бестолковая супруга или свихнувшийся муж? Не беспочвенное ли русское «я» пожирает себя изнутри?


Какими планами и надеждами живут педагоги и питомцы высшей школы актерского мастерства? «Культура» пообщалась с ректором и студентами Академии во время заключительного тура приемных испытаний.  

Фото: пресс-служба Академии Н.С. МихалковаМихалков: Большинство сегодняшних абитуриентов могли бы стать слушателями первой Академии, но мы работаем уже пятый год, и с каждым набором у нас ужесточаются условия приема, ведь нам есть с чем сравнивать. Увидев человека, я часто понимаю, что он может. Речь не о красоте или профессионализме, а о структуре личности, ее сосредоточенности. Все готовятся к экзаменам, но как ребята поведут себя, если застигну врасплох? Один успевает сказать всего пять фраз, и мы его отпускаем (не значит, что не берем), с другими хочется импровизировать. Часто вспоминаю фразу Бергмана: «Мне интересно не то, что актер играет, а то, что он скрывает...» Мы принимаем артистов, имеющих высшее образование и опыт работы в театрах, — это совсем иной уровень требований к существованию в парадигме нашей актерской школы, опирающейся на опыт Константина Станиславского, Михаила Чехова, Питера Брука и Шарля Дюллена. Это уровень подхода к своему телу, концентрации, психологическому жесту.

культура: Многие поступающие используют текст для самопрезентации, не вдумываясь в смысл. Это следствие недоработок театральных вузов или утраты культурной идентичности?
Михалков: Задача артиста — нравиться. Абитуриенты демонстрируют все, что им кажется уместным. Некоторые приходят на прослушивание с готовой маской, а кто-то готов слушать и слышать партнера. По большому счету культурный горизонт современного человека очень и очень ограничен. Молодым людям сегодня не нужно ничего запоминать — все можно погуглить. Такая привычка развращает, прививает потребительство и лень. Делая спектакли по мотивам Чехова и Бунина, мы всеми силами восстаем против этого. Чтобы найти себе отрывок для «Метаморфоз», слушателям нужно перелопатить массу рассказов, вчитаться в то, что они никогда как следует не прочитали. Их развитию способствуют мастер-классы выдающихся художников сцены и экрана, посещения театров (наши студенты сегодня могут свободно попасть на любой спектакль или выставку). Но лишь от слушателей зависит, сумеют ли они воспринять то, что мы им даем. Чудо преображения, как правило, происходит, ведь мы берем creme de la creme, лучших из лучших.

культура: Что ждет выпускников за порогом Академии?
Михалков: Мы продолжаем сотрудничать на площадке Театра Киноактера. Пробиться в профессии очень сложно. Проблема актерского трудоустройства была всегда, но сегодня она обострилась в силу многих причин. Прежде всего, из-за снижения планки. Актер, успешно снимающийся в сериалах, боится потерять медийность — его трудно заставить сыграть злодея или урода, уклониться от гарантированного успеха. Но он стоит недорого — как только звезда примелькается и надоест, ее навсегда списывают со счетов. Наши воспитанники должны желать отказаться от всего, что умеют, меняться, постоянно искать новое. Когда это превращается в удовольствие, появляется грамотный, профессиональный, технически вооруженный русский актер.  

культура: Многие абитуриентки этого набора пришли к Вам из Театра мюзикла Михаила Швыдкого. Связано ли это с новыми академическими планами?
Михалков: Да, Юрий Ряшенцев написал либретто к мюзиклу Эдуарда Артемьева «Раба любви», но эта высокотехнологичная постановка с голографическими 3D-эффектами требует мощностей обновленной сцены ныне реставрируемого здания Театра Киноактера.  


Какие надежды связывают новые слушатели с академической учебой? Недостаток каких профессиональных навыков испытывают?

Ирина Волкова, актриса:

— В этом году я окончила актерскую мастерскую Петербургского педагогического университета имени Герцена, сыграла в семи спектаклях; одну из главных ролей — в дипломной постановке «Хочу в кино!» по пьесе Нила Саймона. Поступить к Михалкову посоветовала бывшая однокашница, выпускница первого курса Академии Анна Роскошная. Сейчас я лишь в начале пути, чтобы как-то развиваться в профессии, мне необходим большой режиссер. Надеюсь, им станет Михалков.

Янина Третьякова, актриса:

— После Новосибирского театрального института четыре года проработала в нашем драматическом театре — сыграла Катю в «С любимыми не расставайтесь», Ирину в «Утиной охоте», Веру Николаевну в «Гранатовом браслете» и Пеппи Длинныйчулок. Решившись поступить к Михалкову, написала заявление об уходе.

Работая долгое время в одном месте, артист невольно деревенеет, привыкает к режиссерам и коллегам. Мне же нужно развиваться, пробовать новое, может быть, и в кино. Дома это было невозможно, а в Академии меня ждет встреча с потрясающими мэтрами. Очень хочется испытать себя на прочность, ведь жизнь одна, и такой шанс выпадает лишь раз.  

Елизавета Трусевич, режиссер:

— Я окончила сценарно-киноведческий факультет ВГИКа, затем аспирантуру и сняла полнометражный детский фильм «Семицветик». Решилась на дебют по уважительной причине: мне не нравилось, как ставят мои сценарии. Параллельно научилась монтажу, но мне все еще не хватает режиссерского образования. К тому же в Академии есть реальная возможность сделать кино. На поступлении защищалась полнометражным проектом «Мертвый язык» — мистически-фольклорной историей о деревенских жителях, забывших родную речь; ее помнят лишь двое враждующих стариков.  

Павел Скоробогатов, продюсер:

— По образованию я кинорежиссер, желание овладеть новой профессией вынашивал давно, с 2017 года. Поработав на нескольких проектах, столкнулся с дичайшим продюсерским непрофессионализмом и понял, что гораздо лучше могу организовать съемки. Поскольку администрировать собственные картины сложно, я стал тренироваться на кошках — помогать однокурсникам. Успех вдохновил поступать к Михалкову. Прошел со второй попытки. Мечтаю спродюсировать дебютный полный метр — авторский альманах по мотивам 90-х.

Никита Башков, актер:

— Я учился в Челябинске, играл в Камерном театре, участвовал в работе летней театральной школы СТД. В строгом смысле слова, мне не хватает профессионализма. Хочется открыть что-то новое в ремесле, а значит, и в самом себе; овладеть техникой и внутренней свободой, позволяющей играть без скидок на трудные обстоятельства. Если какой-нибудь режиссер не даст мне «кислородной подушки», я должен иметь свою.

Владимир Карпук, актер:

— Как и любой актер, раньше я все делал с некоторой корыстью. Поступая в Академию, решил научиться не выпендриваться, а взять по максимуму от педагогов и коллег; не задумываясь о результате, сыграться с коллективом лучших из лучших. Думаю, мне удалось освободиться от амбиций в дипломной академической короткометражке «Лотерея» Вадима Валиуллина.

Параллельно много снимался. Выпустившись, вернулся домой в Нижний Новгород и набрал первый актерский курс в нашем Колледже культуры — ​восемь ребят и восемь девчонок шестнадцати лет.

Мой педагогический принцип прост: пока тело зажато — ​душа не запоет и голова не заработает. Мы занимаемся раскрепощением по биомеханике Всеволода Мейерхольда (минимальные энергозатраты при максимальном актерском проявлении) и учимся идти от внешнего к внутреннему, как учил Михаил Чехов: психологический жест, концентрация, атмосфера возникают, когда ты топнул ногой и разозлился, а не, сконцентрировавшись на злобе, дернул ножкой. Настоящий актер лишь тот, кто сыграет с щелчка пальцев.

Параллельно руковожу Нижегородским экспериментальным театром NEXT — ​нас 50 человек. Мы не только делаем постановки, но занимаемся волонтерством — ​организацией просветительских областных мероприятий.

Третий год нас поддерживают президентские гранты — ​летом, победив на «Тавриде», получили три с половиной миллиона рублей. На эти деньги привозим столичные мастер-классы, приобщаем нашу молодежь к культуре и стилю профессионального театрального искусства. Сегодняшняя провинция — ​болотце, которое нужно превратить в озеро, а для этого нужно учиться у лучших художников, проецировать московский опыт на нижегородскую почву и добиваться метаморфоз.



Фото на анонсе: пресс-служба Академии Н.С. Михалкова




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть