Игорь Колыванов: «За наши недавние фильмы о спорте режиссерам нужно сказать спасибо»

01.03.2018

Дмитрий ЕФАНОВ

6 марта исполнится 50 лет лучшему футболисту СССР 1991 года Игорю Колыванову. Быстрый и техничный форвард попал в основу московского «Динамо», едва отпраздновав совершеннолетие. После пяти сезонов в составе «бело-голубых» нападающий отправился покорять сильнейший на тот момент чемпионат — итальянский. На Апеннинах он оставил о себе добрую память и до сих пор любим болельщиками «Фоджи» и «Болоньи». Вернувшись на родину, ступил на тренерскую стезю и привел юношескую сборную к победе на Евро. Сейчас Игорь Владимирович возглавляет столичное «Торпедо», которое с приходом новых владельцев готовится через несколько лет вернуться в элиту отечественного футбола. 

Фото: Вячеслав Евдокимов/ФК «Зенит»/ТАСС

культура: С какими задачами подходите к возобновлению чемпионата ПФЛ?
Колыванов: До окончания сезона всего девять игр, и в такой ситуации рассчитывать на первое место в зоне Центр нам трудно. «Арарат» оторвался на 16 очков, за оставшиеся матчи ликвидировать столь большую разницу очень сложно. «Торпедо» ставит перед собой конкретную задачу — набрать максимальное количество баллов. Не забывайте, что накануне чемпионата многие футболисты покинули клуб, за двадцать дней пришлось собирать практически новую команду. Считаю, нам удалось создать боеспособный коллектив, который показывает интересный футбол. Конечно, всегда есть над чем работать. Кроме того, надо усилить две-три позиции, чтобы двигаться дальше и постепенно возвращать команду в премьер-лигу. «Торпедо» — это клуб с богатыми традициями и достижениями, где играли выдающиеся футболисты, такие как Эдуард Стрельцов, Валентин Иванов, Александр Пономарев, 100-летие со дня рождения которого мы отмечаем в этом году. Команда с таким именем и историей, с потрясающими болельщиками, которые всегда нас поддерживают, просто обязана вернуться к вершинам нашего футбола. Надеюсь, что мне удастся внести лепту в возрождение «Торпедо»!

культура: Можете назвать главные отличительные особенности третьей по силе лиги страны?
Колыванов: Сейчас в ПФЛ играет много молодежи. Этому способствует и новое правило, когда в каждой команде должны обязательно выступать два футболиста не старше 21 года. Перспективные мальчишки хотят прогрессировать, прибавлять в мастерстве и двигаться дальше по ступеням карьерной лестницы.

культура: Ваше отношение к лимиту на легионеров, который действует последние годы в премьер-лиге?
Колыванов: Главное, чтобы от лимита была польза. Если руководители клубов привозят классных иностранцев, то это нормально. Другое дело, зачем нужны легионеры сомнительного уровня, которые не дают необходимого результата, но  занимают места наших футболистов... Надо давать шанс молодым. Ребята должны понимать, что не зря отыграли десять лет в спортшколе. Им следует предоставлять возможность проявить себя в первой команде, а это сложно сделать, когда на контракте в клубе полтора десятка высокооплачиваемых легионеров, многие из которых не соответствуют соотношению «цена — качество». Поэтому я за лимит.

культура: Вы в свое время прошли все ступени юношеского и молодежного футбола, тот же путь проделали и в качестве тренера. Как за прошедшие годы  изменилась психология игроков, их отношение к делу?
Колыванов: Разница ощущается. Наше поколение все свободное время проводило во дворе. Пробовали разные виды спорта, что помогало формировать игровое мышление и физические возможности. А чем занята современная молодежь? Часами пропадают в виртуальном мире: планшеты, телефоны, видеоигры. Они смотрят на жизнь другими глазами. Сравнивать трудно.

Фото: Игорь Уткин/РИА Новости

Конечно, мы были ближе в человеческом плане. Сейчас все более индивидуально. Потренировались — и каждый отправляется по своим делам.

культура: В 2006 году юношеская сборная России под Вашим руководством победила на Евро. Спустя семь лет этот успех повторила команда Дмитрия Хомухи. Но из чемпионских составов на взрослом уровне заиграли всего несколько человек. Почему при переходе из молодежного футбола во взрослый мы теряем так много талантов?
Колыванов: Трудный вопрос. В каждом случае свои причины. Парень может хорошо смотреться на юношеских турнирах, но в 18–19 лет он достигает предела возможностей и не способен прогрессировать. Другой думает, что уже многого достиг, ловит «звезду» и расслабляется в тот момент, когда надо вкалывать еще больше. Шансы многим предоставлялись. Но в современном футболе все развивается стремительно. Пару матчей «схалтурил», попал в запас. Вернулся, снова не оправдал надежд, тебя в дубль отправляют или в аренду. С каждым разом из этого круговорота все труднее выбираться. А век футболиста короток — нового шанса можно не дождаться. В спорте нужно быть по-хорошему наглым, дерзким, гнуть свою линию. Возможно, современной молодежи подобных качеств не хватает. Когда мы в 1990-м выиграли Евро, то спустя год практически всем составом оказались в национальной команде: Шалимов, Мостовой, Кирьяков, Канчельскис, Юран, Добровольский, Чернышев.

культура: По итогам двух последних чемпионатов СССР лучшими футболистами признавали динамовцев. Сначала Добровольского, потом Вас. Для полного счастья не хватило только победы в чемпионате...
Колыванов: С приходом Эдуарда Малофеева в «Динамо» начался этап строительства новой команды. Появилось много молодежи. Ближе всего к победе были в свой первый сезон в 1986 году. Обидно уступили «золото» киевлянам, которые на тот момент являлись обладателями Кубка кубков. В первом матче лучше играли, вели 1:0, еще забить могли. Вместо этого нелепый гол в ближний угол — 1:1. Во втором даже ничья выводила нас в чемпионы, но сгорели — 1:2. В следующем сезоне произошел спад, и Малофеева убрали. На его место пришел Бышовец. Анатолий Федорович параллельно тренировал еще и олимпийскую сборную, победившую в Сеуле в 1988-м. Совмещение давалось ему непросто. В итоге Бышовца сменил Семен Альтман. Продержался полгода, после чего у руля команды встал Валерий Газзаев. В 1990 году смогли взять «бронзу», но тренерская чехарда помешала добиться большего.

культура: Вы уехали в Италию в самом начале 90-х. На тот момент это был сильнейший чемпионат в мире. Сложно пришлось в новых для себя реалиях?
Колыванов: На Апеннины отправился в конце 1991 года. И большой разницы в уровне игры по сравнению с чемпионатом СССР не заметил. До распада страны у нас был сильный турнир, обладающий неповторимым колоритом, который вносили представители всех республик. Каждая команда обладала индивидуальным почерком, а средний уровень футболистов отвечал требованиям одной из ведущих лиг Европы. Другое дело — околофутбольная обстановка. Шумные фанаты, скандирующие речевки и размахивающие флагами, создавали на трибунах особую атмосферу. Все же в Союзе болели по-другому, более сдержанно. Поразило и внимание со стороны СМИ. Множество обзорных и аналитических программ, постоянные интервью. Но постепенно к этому привык. Тогда в Италии действовал лимит: не больше трех иностранцев в команде. Вместе со мной в «Фодже» выступали Игорь Шалимов и румын Дан Петреску, который потом в России тренировал «Кубань» и «Динамо». Итальянцы четко давали понять: если иностранец, то должен быть на голову сильнее местного. Приходилось соответствовать высоким требованиям.

культура: В Италии Вы поиграли со многими выдающимися мастерами, но особняком стоит лучший футболист мира 1993 года Роберто Баджо, с которым пересекались в «Болонье». Каким человеком запомнился знаменитый «хвостик» за пределами футбольного поля?
Колыванов: Мне кажется, он один из самых спокойных людей в мире. Будучи звездой первой величины, никогда не позволял себе повышать голос на партнеров по команде. Лучше слов за него говорила магия, которую он творил на поле. Роберто не был мощным атлетом, но понимание игры, филигранные пасы и прицельные удары выделяли его на фоне большинства коллег. При виде того, как Баджо мягко и пластично работает с мячом, в памяти всегда всплывала игра Федора Черенкова.

культура: Вы еще застали то время, когда спортсмены дружили с артистами, поддерживали друг друга на матчах и премьерах, устраивали совместные посиделки?
Колыванов: В «Ленкоме» часто бывал. Замечательно общались с Евгением Леоновым и Александром Абдуловым. Потрясающие люди. Настоящие интеллектуалы. От них исходило особенное тепло, никакой звездности и пафоса даже близко не ощущалось. Евгений Павлович однажды был у меня в гостях. Через пять минут я забыл, что рядом великий артист. Беседовали обо всем на свете. До сих пор с удовольствием вспоминаю тот вечер. 

Фото: Игорь Уткин/РИА Новости

культура: Продолжая тему кино. Вам нравятся современные фильмы о спорте: «Легенда №17», «Движение вверх»...
Колыванов: Потрясающие картины. Порой сложно сдержать эмоции, и слезы на глаза наворачиваются. За наши недавние фильмы о спорте хочется сказать спасибо продюсерам и режиссерам. Миллионы людей в нашей стране узнали о великих победах прошлого. Многие ребята после похода в кинотеатр «заболели» хоккеем, баскетболом, фигурным катанием.

культура: Через несколько месяцев страна обязательно «заболеет» футболом. С какими чувствами ждете чемпионат мира в России?
Колыванов: Уверен, как и четыре года назад в Сочи, наша страна подарит миру потрясающий праздник. В свое время мы и представить не могли, что у нас пройдет форум планетарного масштаба. Мировое первенство по футболу — это глобальное событие, которое выходит за рамки спорта. Сотни миллионов людей летом будут вовлечены в мероприятие, центром которого окажется Россия. Знаю, многие скептически относятся к шансам нашей сборной на домашнем турнире, но, я уверен, ребята смогут удивить. В команде сложился хороший костяк, большинство футболистов в расцвете сил. Главное, навести порядок в обороне, а в середине поля и в нападении выглядим вполне достойно.


Фото на анонсе: Владимир Песня/РИА Новости


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть