Татьяна Казанкина: «Сейчас бегают круглый год, чтобы заработать больше»

14.12.2016

Георгий НАСТЕНКО

Фото: Замир Усманов/ТАСС

17 декабря 65-летний юбилей отметит трехкратная олимпийская чемпионка Татьяна Казанкина. Знаменитая легкоатлетка продолжает удивлять кипучей энергией. Трудится на посту главы Союза спортсменов Санкт-Петербурга, опубликовала два десятка научных работ, регулярно участвует в ветеранских забегах. Тем не менее она нашла время, чтобы обстоятельно ответить на вопросы «Культуры».  

культура: Болельщикам Вы запомнились феноменальным финишем — убегали от соперниц, как от стоячих. Какие показывали результаты в спринте?
Казанкина: Не помню. Но скажу точно — не выдающиеся. Финишный рывок с наставником готовили через тяжелую работу на выносливость. Тренировки в среднегорье, бег в гору, прыжки в состоянии, когда ног под собой не чувствуешь. Это со стороны казалось, что легко от всех убегала, на самом деле просто умела бороться с усталостью.

культура: В 1984 году от Вас ждали очередных двух медалей, ведь в олимпийскую программу добавили дистанцию 3000 метров.
Казанкина: Готовилась только к «трешке». За двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь...

культура: Но в 1976-м поймали сразу двух.
Казанкина: Была моложе. Кроме того, в Монреале меня еще никто не знал, и на дистанции не слишком внимательно следили. К слову, на Олимпиаде нас поддерживала слаженная команда. Пахмутова, Добронравов, Толкунова, Лещенко в личном общении показали себя прекрасными людьми. Особенно помогали накануне стартов, когда нервы находились на пределе. 

культура: Как умудрялись на тренировках набирать большой километраж бега — при ленинградской зиме?
Казанкина: В первые три года после переезда в город на Неве в холодное время всегда давала кроссы на морозе. Получалось 300 километров в месяц. В университете подобралась неплохая команда, автобусом нас доставляли в ЦПКиО, там и наматывали круги. Позднее стали возить на базу в Кавголово. Тогда автомобилей было меньше, чем сейчас, и мы спокойно бегали по шоссе. Когда попала в национальную команду, стала осваивать дистанции в Средней Азии и на Кавказе. Потом в Германии и Румынии. На сборах тренировались трижды в день. 

культура: Спорт не мешал учебе?
Казанкина: В сборной закрепилась после окончания вуза, поэтому занятия пропускала нечасто. А вот учеба в аспирантуре и защита диссертации растянулись на годы — именно из-за постоянных длительных разъездов.

культура: Вы были главной любительницей книг в сборной? 
Казанкина: Действительно, читать мне нравилось. Подруги по команде тоже не отставали. Еще популярностью пользовалось вязание. На сборах практиковали так: одна читает вслух, остальные слушают и вяжут. В числе любимых авторов — Михаил Зощенко, Антон Чехов, Артур Хейли. Список можно продолжать долго.

Фото: Виктор Будан и Яков Халилов/Фотохроника ТАСС

культура: Удивительно, но современные российские бегуньи на средние дистанции порой не могут превзойти результаты коллег сорокалетней давности. Почему? 
Казанкина: Много факторов. У нас было меньше соревнований, сезон — короче. Мы планировали один, максимум два пика формы, во время которых и устанавливали рекорды. Теперь бегают почти круглый год, чтобы заработать деньги на коммерческих турнирах. И все равно, есть талантливые девушки. Например, олимпийская чемпионка Мария Савинова, пострадавшая от несправедливых решений ВАДА и ИААФ. При хорошей селекции и качественной работе с юными талантами вполне могут появиться новые Савиновы. С дополнительной мотивацией нынче все в порядке — премии, гонорары на различных соревнованиях. Молодежь особо стимулировать не надо. Достаточно создать необходимые условия. 

культура: В частности, тренировочные базы... 
Казанкина: В Петербурге с этим дела обстоят неплохо. Во времена моей юности зимних манежей было всего два. Сейчас больше, а вот легкоатлетов стало меньше. Скоро войдет в строй новая футбольная арена. Туда должен перебраться «Зенит». Надеемся, что после этого стадион «Петровский» предоставят нам. Хотя есть сомнения. Интересных соревнований в городе достаточно — для стайеров календарь даже перенасыщен. Главное, чтобы были желающие состязаться.  

культура: У Вас экономическое образование, и диссертацию защищали на эту тему. Сильно изменилась финансовая составляющая в нашем спорте с тех времен?
Казанкина: Легкоатлеты сборной России продолжают в значительной мере финансироваться из госбюджета. Причем по аналогичным законам и нормативам, что были в советское время. Добавились только коммерческие поступления в виде призовых. Но это коснулось лишь немногих «звезд». 

культура: Ветераны регулярно отмечают Вашу активную деятельность в Союзе спортсменов.
Казанкина: Моим основным местом работы более десяти лет значилась кафедра в институте им. Лесгафта. Еще ровно такой же период в городском спорткомитете возглавляла отдел. Везде старалась прикладывать максимум усилий. Сейчас тружусь в Олимпийском совете Санкт-Петербурга. А в Союзе спортсменов я на общественных началах. Всегда понимала, как сильно нуждаются в поддержке атлеты, закончившие карьеру. По возможности помогаем им адаптироваться к новой жизни. Большие проблемы возникают даже у олимпиоников. Но сегодня материальные стимулы знаменитых чемпионов находятся на совершенно новом уровне. Действующие спортсмены получают гранты, а вышедшие на пенсию — федеральные и региональные выплаты. 

культура: Тренерская деятельность не привлекает?
Казанкина: Нет. Будучи спортсменкой, так много ездила, что не хочется продолжать кочевую жизнь. Наставник высокого уровня обречен уйму времени проводить вне семьи. Мой тренер Николай Егорович Малышев жил именно так, фанатично относясь к работе. Имея перед глазами его пример, я не смогла бы действовать иначе. 

культура: Ваш муж был неплохим бегуном. А дочь смогла реализовать себя в спорте?
Казанкина: Она занималась художественной гимнастикой, плаванием, легкой атлетикой, но больших высот не достигла и рано закончила. Пройдя тяжелый путь, я жалела в этом плане своего ребенка. Но теперь понимаю, что поступала неправильно. Надо было активнее ее приобщать к спорту. Может быть, даже настоять.

Фото: Николай Науменков/Фотохроника ТАСС

культура: Какие соревнования, помимо легкой атлетики, любите смотреть?
Казанкина: Стараюсь не пропускать трансляций биатлона. Анатолий Алябьев, Дмитрий Васильев, Дмитрий Малышко — со всеми питерскими олимпийскими чемпионами хорошо знакома. Также слежу за плаванием, фигурным катанием и велоспортом.

культура: За «Зенит» болеете?
Казанкина: К нашим футболистам отношусь скептически. Работают значительно меньше представителей других видов, на международном уровне играют плохо, а запросы высокие. Даже во времена моей юности у них условия были в разы лучше. А сейчас — и говорить нечего. Но не в коня корм. К хоккеистам отношение лучше. Они — трудяги и выступают успешнее.

культура: По роду деятельности с представителями игровых видов спорта поддерживаете связь?
Казанкина: А в Питере нет олимпийских чемпионов по футболу. И по хоккею мало. Из знаменитых отмечу Геннадия Цыганкова, который был не только великим мастером, но и в общении очень приятным человеком. К огромному сожалению, его уже нет среди нас. Ушли из жизни и другие яркие звезды — Пучков и Дроздецкий. 

культура: Как воспринимаете сегодняшние неприятности наших легкоатлетов?
Казанкина: Мне кажется, слишком долго и усердно винились перед ВАДА, ИААФ и другими международными организациями. Обидно за спортсменов, которых никогда не ловили на допинге, но «за компанию», огульно не допустили к главным соревнованиям четырехлетия. Понимаю их горькие чувства, так как сама побывала в подобной ситуации в 1984-м, когда по политическим причинам наша сборная не поехала в Лос-Анджелес. Была до последнего дня уверена, что россиян все-таки допустят до беговой дорожки Рио. Не понимаю, почему юристы проиграли суды: ведь налицо грубое нарушение прав человека. Интересы зарубежных атлетов отстаиваются гораздо успешнее — даже тех, кого ловили с тяжелым допингом. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть