Сергей Шепелев: «В 1981-м канадцев разгромили в память о Харламове»

14.09.2016

Дмитрий ЕФАНОВВладимир САМОХИН

Один из самых ярких матчей отечественная хоккейная дружина провела в решающем поединке Кубка Канады 1981 года, разгромив хозяев со счетом 8:1. Три шайбы в той встрече забросил Сергей Шепелев. Спустя 35 лет накануне старта Кубка мира знаменитый мастер в интервью «Культуре» рассказал о главных слагаемых легендарной победы и поделился ожиданием от предстоящего турнира, который начнется в Торонто 17 сентября. 

культура: 35 лет назад перед отъездом в Северную Америку через традиционную накачку со стороны высшего руководства пришлось пройти? 
Шепелев: Не помню, чтобы куда-то вызывали и агитировали. Но очень серьезно готовились — это точно. А потом случилась трагедия с Харламовым… Мы туда прилетели, а по телевизору крутят моменты с его игрой против энхаэловцев. Никто сначала и не понял, почему. Только потом позвонили из Москвы и озвучили страшную новость. Мы с ребятами собрались одни, без тренеров, и решили сыграть в память о Валерке. Сплотились, как никогда ранее. C первой встречи четко понимали, что должны обязательно победить. Ради боевого товарища и тех людей, кто болел за нас в родной стране. 

культура: Правда, что хоккеисты рвались домой, дабы попрощаться с Харламовым? 
Шепелев: Хотели улететь Васильев, Третьяк и Мальцев. Но Тихонов посоветовался с тогдашним заместителем председателя Спорткомитета СССР Валентином Сычом, и ребят не отпустили. Не получалось по времени, да и с визами была проблема. Хотя вроде бы канадцы собирались из-за трагедии перенести старт турнира. Мы приехали всей командой на кладбище через день после возвращения из Канады. 

культура: На предварительном этапе «кленовым листьям» уступили. Экономили силы для решающей битвы? 
Шепелев: Нет. У нас пара ребят травмировались. Дали отдохнуть Третьяку и поставили Володю Мышкина. На табло после двух периодов высвечивался счет 2:2, и лишь в третьем соперники забросили несколько шайб. И мы не стали упираться, ведь через день предстояло сразиться в полуфинале с чехами.

культура: Главная звезда североамериканского хоккея Уэйн Гретцки показывал на турнире феноменальную игру... 
Шепелев: Не только он. У них в целом хорошая команда подобралась — Босси, Дионн, Лефлер...

культура: Была установка на финал нейтрализовать Гретцки? Он выдавал сумасшедшие передачи из-за ворот. 
Шепелев: Прямо по нему не давалось конкретных указаний, но игру соперника разбирали досконально. Канадцы любили шайбу забрасывать через борт, а с другого края к ней бежали два человека. И перед финалом мы решали, кто из наших идет на подбор. Сказали: пусть, мол, Третьяк выкатывается и останавливает снаряд за воротами. Владик категорически отказывался: «Я никогда не выходил из «рамки», и не собираюсь. Как хотите — покидать ворота не буду». (Смеется.) К слову, перед решающим поединком Сычу звонил Брежнев и благодарил за выход в финал. Но в то же время отметил, что будет здорово, если увезем с территории соперника почетный кубок. Он ведь был главным болельщиком в стране. 

культура: Почему организаторы не отдавали нашей сборной победный трофей? 
Шепелев: Канадцы перед турниром ничего не объяснили. Это потом они начали говорить, что кубок вывозить нельзя. Нам его вручили, но даже до раздевалки донести не дали. Поставили в предбаннике, кто-то из персонала готовился его упаковать в мешок, чтобы отправить в Москву. Вдруг шум, гам. Местные забирают, наши не отдают. Полиция прибежала. Оцепили раздевалку. Скандал. Долго выясняли отношения. Впоследствии канадские болельщики собрали деньги и сделали для нас точную копию трофея. Есть фотография, где Васильев, Третьяк и Капустин стоят с ним на «Призе Известий». 

культура: К Вам обращались в те дни с предложением уехать в НХЛ? 
Шепелев: Слухи разные ходили. Намекали. Вокруг команды очень много крутилось эмигрантов. Но мы не обращали внимания на подобные разговоры. 

культура: Из трех шайб какая самая дорогая? 
Шепелев: Пожалуй, когда счет стал 4:1 в начале третьего периода. После этого канадцы надломились психологически. 

культура: Нынешний Кубок мира планируете смотреть? 
Шепелев: Обязательно. Сборной России предстоит серьезная проверка. Мы должны увидеть: в правильном ли направлении развивается наш хоккей? Только в состязании лучших можно оценить свою реальную силу. С нетерпением жду старта соревнований. 

культура: Недавно в «Лужниках» торжественно подняли под своды арены свитер Сергея Капустина, с которым Вы вместе выступали в «Спартаке» и сборной СССР. 
Шепелев: Он все умел. Два раза толкался и пролетал половину площадки. Да, с хорошим катанием в советские времена было немало ребят, но Сергей именно мощно катил по льду. Кто разбирается в хоккее, меня поймет. Думаю, это у него врожденное качество. Капустин, кстати, еще пацаном приехал в «Спартак», когда тот тренировал Борис Александрович Майоров. Правда, наставник талантливого форварда просмотрел, и Серегу перехватили «Крылья Советов». Иначе он бы оказался в составе «красно-белых» гораздо раньше. 

культура: Зато Кулагин его в «Крыльях» и потом в «Спартаке» опекал словно отец.
Шепелев: Борис Павлович любил Сергея. И за человеческие качества в том числе. 

культура: Когда на свет появилась ударная тройка «красно-белых» и сборной СССР: Шалимов — Шепелев — Капустин? 
Шепелев: В начале ноября 1980-го в поединке в Воскресенске с местным «Химиком». Помню, Кулагин зашел в раздевалку и сказал, что есть установка от спортивного руководства страны наиграть для сборной звено из «Спартака». Говорит мне: «Давай, Сергей, будешь выступать с Шалимовым и Капустиным». Они для меня в тот момент были великие люди — олимпийские чемпионы. Пришлось соответствовать. Мы быстро нашли общий язык. В декабре планировали выстрелить на «Призе Известий». Получилось достойно. Правда, заболевшего ангиной Капустина в нашей тройке заменил его тезка Светлов. К старту чемпионата мира мы снова объединились и взяли со сборной «золото». А через год случился памятный Кубок Канады. 

Виктор Шалимов, Сергей Шепелев и Сергей Капустин

культура: Понимали товарищей с одного взгляда?
Шепелев: Пожалуй, да. В советском хоккее люди в каждой команде играли вместе по много лет. Я, например, точно знал, в какой точке мой партнер окажется в то или иное время. 

культура: Капустин страдал от повышенного давления? 
Шепелев: За этим обычно доктор следил. Он жил на базе за стеной от Сергея. Тот, бывало, ночью ему постучит, и врач приносил приготовленные заранее таблетки. 

культура: Есть история, связанная с Вашим товарищем по звену, которую чаще всего вспоминаете?
Шепелев: В 1984-м готовились к Олимпийским играм. И у Сереги побаливал пах. Играть можно, но через боль. А тогда в сборную брали лишь 20 хоккеистов. Капустин как порядочный человек пошел к Тихонову и сказал: «Виктор Васильевич, не могу подводить команду, на Олимпиаду мне лучше не ехать. Не хочу занимать чужое место». И остался в Москве, хотя мог промолчать, ведь его рассматривали в качестве железного кандидата. 

культура: Почему Капустин не смог найти себя после хоккея? 
Шепелев: Ох, трудно ответить. Не у всех получалось устроиться в той жизни. Это сейчас у олимпийских чемпионов есть стипендия, ветеранам платят деньги в нашей команде легенд. А тогда ничего подобного не существовало. Закончил человек — и про него забыли. Хорошо, если успел что-то скопить. А если нет? Многие ломались — 90-е годы, что вы хотите. Страна переживала тяжелые времена.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть