Гори, Гори, моя звезда

28.02.2013

Михаил ТЮРЕНКОВ, Гори-Тбилиси

В сегодняшней Грузии память о ее самом знаменитом уроженце хранят бережнее, чем на других осколках созданной им империи. Примером тому — дом-музей Сталина в Гори, успешно переживший несколько этапов десталинизации. «Культура» побывала на родине генералиссимуса — в уездном городке Гори, а также в столичном Тбилиси, где Сосо Джугашвили превратился в Иосифа Сталина.

составлен из текста его статей— Сталин для горийцев — все равно, что Наполеон для корсиканцев, — 45-летний митрополит Самтависский и Горийский Андрей (Гвазава) лучше других моих грузинских собеседников выразил формулу отношения к вождю его земляков. Действительно, если среди жителей Гори и есть те, кто критически настроен к Сталину, открыто они в этом не признаются. В то время как люди здесь довольно открытые, и многие из них прямо говорят, что им стыдно за снос знаменитого сталинского памятника, произошедший в ночь на 25 июня 2010 года. Последнее из официально сохранившихся на территории бывшего СССР скульптурных изваяний генералиссимуса (не считая небольшого бюста на могиле на Красной площади), было возведено в центре Гори еще при жизни самого Сталина, в 1952 году. А снесено, по некоторым данным, по личному распоряжению Михаила Саакашвили.

Люди постарше проводят параллель с событиями 1956 года, когда жители Гори смогли отстоять памятник, разбив палатки в центре города. Тогда власти не решились использовать силу. Возможно, опасаясь повторения тбилисских волнений, когда разоблачение «культа личности» на XX съезде КПСС в Грузии было воспринято в штыки, и в итоге массовые антихрущевские демонстрации разгоняли с помощью танков.

Горийский памятник пережил даже события августа 2008-го. Хотя, по словам бывшего министра внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили, скандально известный (а ныне объявленный в розыск Следственным комитетом России) бизнесмен Гиви Таргамадзе предлагал занявшим Гори российским военным деньги за то, чтобы те взорвали скульптуру Сталина. «Они были оскорблены таким предложением», — уточняет Мерабишвили.

Но в итоге спустя два года под одобрительные крики и улюлюканье немногочисленной группы молодежи сталинский памятник с помощью полиции и спецтехники демонтировали и вывезли за территорию города в неизвестном направлении. На мои вопросы, где он может находиться сейчас, многие разводили руками: «Место засекречено». И только в доме-музее Сталина сотрудники после паузы и многозначительных переглядываний сказали: «Есть человек, знающий это место. Он вам покажет».

Как оказалось, в нескольких километрах от Гори, близ лагеря беженцев из Южной Осетии, стоит заброшенный асфальтовый завод. В один из его полуразрушенных корпусов и был закинут подъемным краном бронзовый вождь. Картина жутковатая: постапокалиптический промышленный пейзаж, как будто из «Сталкера», бетонная коробка без крыши, словно после бомбежки, а внутри, на земле, челом ниц лежит шестиметровый Сталин. С гигантскими маршальскими погонами и спокойным выражением бронзового лица. Спокоен оттого, видимо, что знает: скоро ему предстоит вернуться в родной город. Органы местной власти уже приняли по этому поводу окончательное решение, которое, правда, не торопятся выполнять. Теперь монумент будет установлен не рядом с мэрией, а близ сталинского дома-музея в центре Гори в парке Сталина на проспекте его же имени (судя по всему, до горийских топонимов у Саакашвили руки не дошли).

Сам музей — отдельная история. Созданный на месте маленького одноэтажного домика, где в год рождения Иосифа семья Джугашвили снимала скромную комнатушку, после смерти вождя он превратился в огромный готический дворец (сам домик также сохранился под огромным защитным павильоном). В обширных экспозиционных залах представлены личные вещи Сталина, включая предметы мебели, а также многочисленные документы, фотографии, картины, скульптуры, подарки и даже бронированный салон-вагон, использовавшийся с 1941 года вплоть до смерти вождя. Всё — вплоть до посмертной маски, снятой скульптором Матвеем Манизером 6 марта 1953 года.

Фото: Михаил Тюренков

Сотрудники музея с большим воодушевлением рассказывают детали горийской жизни юного Сосо Джугашвили. Вот документы о переводе будущего революционера из второго в третий класс Горийского духовного училища, а вот и свидетельство 1894 года об окончании Иосифом училища «по первому разряду» с рекомендацией о переводе в Тифлисскую духовную семинарию. Оценки — отличные, «четверок» только две — по арифметике и греческому. Здесь же художественная фантазия — картина исключения Иосифа Джугашвили из семинарии. Только что вставший на революционную стезю семинарист уже выглядит непоколебимым борцом со «старым режимом». К слову, неподалеку от музея, в недавно восстановленном здании Горийского духовного училища сегодня располагается православная гимназия. Ее директор — священник Борис Ничиперович (фамилия досталась от прадеда-поляка, во время оно сосланного в Грузию) рассказывает, что певческие таланты Сосо и сегодня — пример для гимназистов. Фотография выпускного класса 1894 года занимает центральное место на первом этаже гимназии — рядом с кабинетом отца Бориса...

Печатный станок

Очень подробно представлен в доме-музее и первый революционный период жизни молодого Сталина, когда он участвовал в издании нелегальных газет «Брдзола» и «Пролетариатис Брдзола» («Борьба» и «Пролетарская борьба»). В большевистской Авлабарской типографии (что на окраине нынешнего Тбилиси), которой одно время — после побега из первой ссылки — руководил Сталин, мне тоже удалось побывать. В начале XX века это было подпольное (в буквальном смысле слова — газеты и листовки печатались в тайном подвальном помещении, куда вел секретный лаз через колодец) издательство. Сегодня — столь же подпольный музей. Члены Единой коммунистической партии Грузии, стремительно маргинализирующейся после смерти в 2009 году ее лидера — генерала Пантелеймона Гиоргадзе, пытаются сохранить память об этом периоде сталинской жизни. «Сталин для нас — бог!» — совершенно искренне и, как мне показалось, почти без пафоса возглашает один из партийцев — хранителей Авлабарской экспозиции — тезка вождя. Сам нелегальный музей не сегодня завтра планируют передать Национальной библиотеке Грузии. Впрочем, новая власть в Тбилиси уже не столь антисталинистская, а потому у хранителей остается призрачная надежда, что музей вновь откроется, причем уже не за партийный, а за государственный счет. «Наша партия поддержала Иванишвили на последних выборах», — намекают тбилисские коммунисты, сетуя на то, что новая власть пока не обращает на них внимания...

Хотя, иногда в пассивности властей бывают и положительные моменты. Скажем, идея прежнего министерства культуры и охраны памятников Грузии о реконструкции горийской экспозиции в «Музей сталинизма» сначала просто повисла в воздухе, а затем и вовсе оказалась позабытой. Сегодня о ней напоминает лишь один скромный зал памяти жертв политических репрессий. «К нам часто приезжают иностранцы из США и Западной Европы, и для них эта тема очень важна. Ведь в их сознании репрессии — главное дело Сталина», — рассказывает мне сотрудница музея Ольга Вахтанговна, вот уже четвертый десяток лет проводящая здесь экскурсии.

На вопрос о том, каково же главное дело вождя по мнению горийцев, люди практически солидарно отвечают, что это — создание мощного единого государства. Правда, не все хотят в него вернуться, — грузины мечтают о Великой Грузии, но не хотят видеть ее частью Великой России. «Мы можем понять, когда Сталина критикуют здесь, но никак не поймем, за что его так ругают в Москве. Ведь он же возродил русскую империю!» — уверен протодиакон Георгий, один из ближайших помощников горийского митрополита. Сам владыка Андрей на мой вопрос о том, поминает ли раба Божия Иосифа за богослужениями, ответил просто: «Конечно. Он же никогда не отрекался от Бога». И даже если это не так, сам факт, что сегодня на родине Сталина священнослужители Грузинской церкви молятся о его загробной участи, является весьма красноречивым.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть