Зинэтула Билялетдинов: «Когда нет результата, крайним оказывается тренер»

11.03.2015

Григорий МАТВЕЕВ

13 марта одному из лучших защитников в истории отечественного хоккея, знаменитому тренеру Зинэтуле Билялетдинову исполняется 60 лет. Накануне знаменательного события юбиляр ответил на вопросы корреспондента «Культуры».

культура: Ваше 60-летие совпало с началом второго раунда плей-офф Кубка Гагарина. Когда будете праздновать?
Билялетдинов: Рубеж серьезный. Отмечу его преодоление после плей-офф. В кругу друзей и соратников. 

культура: Не хочется напоминать, но «полтинник» встретили не лучшим образом.
Билялетдинов: И не надо было напоминать (улыбается). В День рождения мой «Ак Барс» уступил по всем статьям омскому «Авангарду» — 1:4. 

культура: В том сезоне под Вашим руководством собрался звездный коллектив, и все ждали победы в чемпионате, но в итоге команда сложила клюшки задолго до решающих баталий. Лидер клуба Илья Ковальчук даже в сердцах заявил: «Не хочу играть в команде Билялетдинова...»
Билялетдинов: Любите Вы, журналисты, за язык тянуть... Сказаны слова были на эмоциях. С пылу, с жару. После этого Ковальчук играл у меня на чемпионате мира, в Евротуре, на Олимпиаде в Сочи. 

культура: Причем не везде на должном уровне. Вы тоже как-то обронили фразу: «Не могу же я его не брать в сборную»...
Билялетдинов: В Сочи он играл хорошо, на четвертьфинал вышел на уколах и забил финнам. Но мы уступили, и многие тот мужественный поступок Ковальчука забыли.

культура: Кстати, почему проиграли в Сочи? Многие специалисты считают, что надо было активнее атаковать, а сборная сделала акцент на оборону.
Билялетдинов: В двух словах не расскажешь. А обвинения в оборонительном стиле — старая песня. Разве чемпионат мира 2012 года мы выиграли, отсиживаясь в защите? В полуфинале и финале накидали соперникам по шесть шайб, а хозяевам, шведам, — и вовсе семь. Причины сочинской неудачи зарыты куда глубже. Когда принял сборную и стал пристально следить за КХЛ, то ужаснулся, насколько хоккей в нашей лиге разнится с тем, что показывают в Евротуре. По интенсивности борьбы, скорости и многим другим показателям мы уступали. 

культура: Вы даже назвали КХЛ болотом. А после олимпийского четвертьфинала заявили, что лучший бомбардир Лиги Мозякин там до ворот не доехал бы...
Билялетдинов: Это на эмоциях. Поверьте, тренер — не враг себе. И от хорошего игрока так просто не откажется. Если не видит его в своей команде, принимает непопулярное решение. И со мной такое случалось. Перед своей третьей Олимпиадой в 88-м провел все контрольные матчи, накануне вылета в Канаду был в составе. Но сборная отправилась в Калгари без меня... Знаете, о Сочи еще многое не сказано. По горячим следам хотел излить душу, набрал номер знакомого журналиста, но тот взял паузу, и я успел остыть. 

культура: Когда будете писать мемуары, не забудьте туда главу о домашних Играх включить. 
Билялетдинов: Пенсионером себя не считаю. Какие уж тут мемуары? Даже заслуженные люди постарше меня не спешат браться за перо. Например, Владимир Владимирович Юрзинов, мой учитель. 

культура: На учителей Вам везло.
Билялетдинов: Да, еще с дворовой команды, где тренировался у Аркадия Ларионова. Он научил любить хоккей, дружить, терпеть боль. Благодаря ему не связался со шпаной, не начал курить. Кстати, шампанское впервые пригубил в 22 года. Многим людям благодарен. Станислав Петухов, наставник в динамовской школе, заложил необходимую базу. Аркадий Чернышев доверил место в основе московского «Динамо». В сборной дебютировал на Кубке Канады-76 у Виктора Тихонова. К тренерской работе стал готовиться еще до окончания карьеры игрока. Вел конспекты занятий. Хотел стать детским тренером, но неожиданно Юрий Моисеев пригласил в команду мастеров, к себе в помощники. 

культура: С напарником на площадке тоже повезло. Василий Первухин считался наиболее быстрым и надежным защитником той славной эпохи.
Билялетдинов: Как-то прочитал: Третьяк считал нашу пару самой надежной, ставил выше Фетисова с Касатоновым, которые увлекались атакой. Было приятно.

культура: Вы своим защитникам увлекаться атакой не позволяете...
Билялетдинов: Меня учили жить по хоккейным законам. И если кто-то их нарушает, это боком выходит команде. Мириться с подобным не собираюсь. Тактика «пять в обороне — пять в атаке» не для больших площадок и не для нашей сборной, где нет защитников уровня Фетисова, Касатонова и Первухина. 

культура: Игроки рассказывают, что за последнее время Вы изменились, стали чаще общаться с командой, советуетесь с хоккеистами...
Билялетдинов: Жизнь научила. В свое время мог прикрикнуть на игрока, если он что-то делал не так. Сейчас стараюсь не повышать голос. Барьер между собой и ребятами возводить не хочу.

культура: Чему научила работа в Канаде?
Билялетдинов: В «Виннипеге» игру разбирали, как шахматную партию. Никогда не думал, что хоккей можно разложить чуть ли не на молекулы. Когда вернулся из Канады, применил свои знания в «Динамо». Через сезон стали чемпионами. 

культура: Но почему в декабре 2000-го Вас уволили из чемпионской команды?
Билялетдинов: Многие лидеры ушли, стали чаще проигрывать, а когда нет результата, крайним оказывается тренер. 

культура: Какую из своих команд считаете сильнейшей? Тихонов, например, называл таковой сборную СССР, выигравшую Олимпиаду-88 в Калгари.
Билялетдинов: Трудно выбрать одну. Мне дороги все. «Динамо»-2000, с которым впервые стал чемпионом. «Ак Барс»-2006, с запасом обыгравший всех соперников. В 2009-м «барсы» вытащили финальную серию с «Локомотивом». В Ярославле уже столы накрыли, собирались обмыть Кубок Гагарина... Через год в финале остались без лидеров — Морозова и Зарипова, но дожали ХК МВД Олега Знарка. Знаю, Олег Валерьевич до сих пор хочет реванша. 

культура: Реванш возможен только в следующем сезоне, если Знарок будет совмещать работу в сборной и «Динамо»...
Билялетдинов: А мне совмещать не разрешили. Я ведь, когда возглавил сборную, первое время места себе не находил от безделья. Привык к ежедневным тренировкам. А тут вакуум. Особенно в межсезонье. Копилось раздражение, стал срываться на людях. Единственное, что грело душу, возможность видеть семью, внука и внучку. Сашка в школе «Крылья Советов» занимается. Словом, практикующему тренеру перестроиться очень сложно. Думаю, нечто похожее испытал и Знарок.

культура: Внука наверняка назвали в честь деда. Кстати, Вас в бытность игроком тоже называли Сашей?
Билялетдинов: Это меня не коробило. Саша так Саша. Хотя в календарях-справочниках, издаваемых к каждому сезону, писали Зинэтула.    

культура: В Казани все устраивает?
Билялетдинов: Люблю Казань и «Ак Барс». Мне дорог клуб. Сейчас мы на пути строительства новой команды. Не все идет гладко. Однако в нас верят, и это придает дополнительные силы.

культура: С однофамильцем, главным тренером футбольного «Рубина», знакомы?
Билялетдинов: Шапочно. На футбол не выбираюсь. Это ребята любят ходить на новый стадион, который действительно впечатляет. Я же предпочитаю театры. Казанский оперный очень нравится. 


Прямая речь

Виталий ДАВЫДОВ, трехкратный олимпийский чемпион:

— Помню, как Сашка пришел в «Динамо». Я тогда помогал Аркадию Чернышеву. Едем на сборы в Электросталь. Подходит ко мне тренер молодежной команды Станислав Петухов: «Посмотрите моего парня». Взяли. Через неделю вызывает Чернышев: «Ты кого мне привез?» Билл был высокий и тощий. «Аркадий Иванович, давайте его подкормим», — предложил я. К концу сбора Чернышев оттаял. Билялетдинов поразил трудолюбием. Для него не существовало слов «устал», «не могу». Того же он требует и от подопечных.   


Владимир ЮРЗИНОВ, заслуженный тренер СССР:

— Знаете, как Зинэтула всю нашу динамовскую команду осчастливил? В 76-м мы взяли только «бронзу», за которую премий не давали. Оставался Кубок страны, тогда очень престижное соревнование. Финал — с ЦСКА, а это десять олимпийских чемпионов. Дважды отыгрывались, а в овертайме Билл забил победный гол. Кубок наш. Руководство общества на радостях выделило на команду несколько квартир и машин. И тренером он стал хорошим, хотя в Сочи не понравился. Еще до Игр начал жаловаться. Нервозность передалась команде. Но он умеет держать удар и делать выводы. Билл себя еще покажет.


Василий ПЕРВУХИН, олимпийский чемпион:

— Билл — однолюб. Со своей женой Надей знаком со школы, чуть ли не за одной партой сидели. Помню, на сборах «Динамо» ходили в клуб на дискотеку. Так Зинэтула не танцевал, стоял у стеночки. Потому что у него была невеста. А как щепетильно он подходил к выбору одежды! Умел подбирать костюмы, сорочки, галстуки. Как в известном фильме «Чародеи»: «Главное — чтобы костюмчик сидел». На Билле костюмчик сидел всегда.


Ирек ГИМАЕВ, трехкратный чемпион мира:

— Билл — фанат своего дела. Очень требовательный к себе. Как-то жил с ним в номере. Просыпаюсь под утро от каких-то хрипов-стонов. Боюсь открыть глаза, повернуться. В голову лезут всякие неправильные мысли. А вдруг помешаю? Все-таки одним глазком решил посмотреть и... Сашка в режиме нон-стоп отжимался от пола на кулаках. До изнеможения. Такой он и тренер. Требует от игроков фанатичного отношения к хоккею. Увы, далеко не все на это способны.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть