Светлана Журова: «Наши спортсмены сейчас, как на фронте»

29.01.2015

Алиса ВАСИЛЬКОВА

На днях Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) объявило о дисквалификации пятерых легкоатлетов, в том числе чемпионов мира, победителей и призеров Олимпийских игр, а также аннулировании их результатов за период с 2009 по 2012 год. Это не первый подобный крупный скандал с отечественными спортсменами. Но нет ли здесь отголосков большой политики и насколько вообще российский спорт подвержен внешнему давлению в связи с антикремлевской истерией, развязанной Западом? «Культура» попробовала разобраться в этом вопросе вместе с олимпийской чемпионкой, первым зампредом комитета Госдумы по международным делам Светланой Журовой.

культура: Свободна ли РУСАДА, создававшаяся согласно кодексу Всемирного антидопингового агентства, в своих решениях?
Журова: РУСАДА — полностью независимая национальная организация, иначе бы мы в России не пошли на ее создание в 2008 году. Основные функции — информировать, пресекать, запрещать использование допинга, продвигать идеалы здорового и честного спорта. Я, кстати, вхожу в наблюдательный совет, который дополнительно присматривает за ситуацией с точки зрения государственных интересов, нашу работу тоже нельзя недооценивать. Иное дело, что наиболее жесткие решения в адрес спортсменов принимаются по итогам тестов, осуществляемых непосредственно комиссарами Всемирного антидопингового агентства, по согласованию с той или иной международной ассоциацией или федерацией. 

Итак, с одной стороны, есть РУСАДА, отвечающая за то, чтобы спортсмены, представляющие Россию на зарубежных площадках, были «чистыми». Причем «сборников» заранее предупреждают, когда состоятся контрольные тесты — всегда накануне выезда любой нашей команды на соревнования международного уровня. Поскольку, бывает, спортсмен не готовился вместе со всеми, приехал откуда-то из отпуска, врачи у него собственные. Он мог самостоятельно лечить какую-то травму, может, капли в нос закапал по незнанию. Если же результаты проверки покажут наличие допинга, тренеры смогут оставить такого спортсмена «на скамейке» или выработать для него индивидуальный режим, который к моменту соревнований нейтрализует действие запрещенных препаратов. 

С другой стороны, иностранные комиссары озабочены, разумеется, не имиджем какой-либо страны, а установлением фактов применения допинга. Они особенно практикуют внеплановые проверки, могут нагрянуть внезапно, в том числе в Россию, им безразлично, где в этот момент спортсмен, в каком он состоянии, тренируется ли, пережил ли недавно инфекцию и т.п.

Что же касается недавней дисквалификации пятерых наших спортсменов, на мой взгляд, Международная ассоциация легкоатлетических федераций (ИААФ) сама себя высекла, согласившись воплотить идею биологического паспорта крови. Естественно, это закончилось «веселой» историей, в некотором смысле дискотекой абсурда. Сразу стоит заметить, что список легкоатлетов, попавшихся на запрещенных препаратах, достаточно обширный — в нем 150 человек. Но постановили, как принято на Западе, начать огласку с наших ребят. (РУСАДА здесь выступила всего лишь ретранслятором решения ИААФ.) Видимо, сведения об остальных дисквалификациях и лишениях наград будут выдаваться порциями, когда градус глобального общественного осуждения спадет.

культура: Как Вы относитесь к призывам западных политиков лишить Россию права на проведение чемпионата мира по водным видам спорта и сочинского этапа «Формулы-1» в этом году, мирового хоккейного первенства в 2016-м и даже футбольного мундиаля-2018?
Журова: Конечно, крайне отрицательно. Спорт так или иначе испытывает на себе идеологическую предвзятость. Но всему есть предел! Давайте вспомним завещание великого философа и спортивного деятеля Пьера де Кубертена, вернувшего нам всемирные Игры. Он, прежде всего, призывал не политизировать большой спорт — сама Олимпийская хартия, которая, напомню, является неким мануалом спортивного мира, не случайно запрещает дискриминацию стран и спортсменов по расовому и национальному признакам, настаивает исключительно на спортивных результатах как абсолютном критерии в определении победителей. 

А что мы видим сейчас? Государство может выиграть право на проведение Олимпийских игр, какого-либо другого международного состязания. Но вдруг что-то в нем происходит: меняется лидер, идеология, обстановка, внешнеполитические приоритеты — и это становится неугодно Западу, раскручивается истерика. Но разве должны миллионы людей, искренне любящих свою родину, наказываться за свои политические предпочтения лишением грандиозного спортивного праздника?

Хотя, надо сказать, сделать это вовсе не просто: и Олимпийский комитет, и большинство видовых ассоциаций — довольно мощные независимые структуры, сохранившие духовную связь с принципами Кубертена. Более реальной угрозой может стать, скорее, бойкот, к которому призывают спортсменов западные политики. Это очень недальновидные, конъюнктурные, а в некотором смысле и подленькие призывы. Спортивный век ведь недолог. Представьте, что будут чувствовать спортсмены, внявшие политикам, когда пройдет время и «провинившаяся» страна вновь станет «хорошей»? 

Недавний пример. Последние несколько месяцев голландские политики активно убеждали своих соотечественников не лететь 10–11 января в Челябинск на чемпионат Европы по конькобежному спорту. Мол, надо проявить солидарность с погибшими гражданами Нидерландов — пассажирами малайзийского «Боинга», сбитого над территорией Украины якобы «пророссийскими сепаратистами». Я спрашивала у коллег-иностранцев: когда в итоге будет документально доказана непричастность России к этой трагедии, как вы объясните спортсменам, что использовали их в качестве политического орудия? Голландские конькобежцы оказались умнее: приехали, показали прекрасные результаты, заняли высокие места. 

Но надо понимать, что призывы к бойкотам все равно не прекратятся. Дело в том, что большой спорт — это очень удобная информационная площадка, да и сами спортсмены — люди, к мнению которых прислушивается многомиллионная аудитория. Отсюда и желание западных политологов и политтехнологов использовать этот потенциал.

Подобное давление началось не вчера. Помните, например, сколько было на Западе призывов бойкотировать пекинскую Олимпиаду из-за ситуации с правами человека в Тибете? А уже по ходу состязаний Саакашвили, получивший достойный ответ на свою агрессию в Южной Осетии, также пробовал отыграться на этой площадке. Он тогда призывал грузинских спортсменов объявить бойкот Играм, пока Китай не покинет российская команда. По счастью, его никто не послушался. Грузинские спортсмены получили там медали, за которые, по логике Саакашвили, не имели права даже бороться.

культура: Понятно, что, когда решение зависит от самих спортсменов, мало кто поступится мечтой ради надуманной конъюнктуры. Но ведь есть еще чиновники, которые гораздо более завязаны на политиков. Что, если решения бойкотировать соревнования, проходящие в России, будут приниматься на уровне национальных федераций, как было накануне Олимпиады-80?
Журова: Думаю, подобная ситуация уже не повторится. Опыт челябинского чемпионата это хорошо показал. Сейчас, скажу так, общество информационно достаточно подковано, при желании можно изучить вопрос со всех сторон, чтобы не идти на поводу у манипуляторов. При этом западные спортсмены, как и мы, имеют право на личное мнение, в любой момент вольны сказать нечто вроде: «Да, я не поддерживаю политику России, но это не имеет никакого отношения к чемпионату, который она проводит, я отстаиваю интересы своей страны: мои сограждане — налогоплательщики вложили деньги в мою подготовку, и я должен показать, на что я способен. И мое участие, и мои медали в конечном счете дадут моей родине только плюсы».

Героями в этом смысле оказались английские гребцы, которые, несмотря на запрет с высочайшего уровня, приехали в 1980-м в СССР и выступали под олимпийским флагом. Правительство Маргарет Тэтчер пыталось выставить их предателями, но сегодня вся Англия вспоминает их как героев. Эта история стала хорошим уроком для новых поколений спортсменов, поэтому вряд ли даже запреты федераций кого-нибудь остановят.

культура: А могут ли на фоне антироссийской кампании участиться иные способы дискриминации нашей страны: предвзятое судейство, например?
Журова: Если спортсмен в своем виде силен и психологически тверд, то ему никакое давление не страшно. Однако, учитывая обстановку, думаю, нужно начинать проводить работу с нашими спортсменами, объяснять им, что выступать на международной арене под российским флагом становится все сложнее. Каждый из них окажется под прессом сразу с нескольких сторон: во-первых, будет учтена ситуация на Украине, во-вторых, допинговым скандалам с участием наших станут придавать повышенное значение. Отмечу, что когда дисквалифицируют иностранца, то его вину не приписывают всей команде. Если же речь идет о российском спортсмене, ответственность перекладывается на всех его товарищей. Поэтому я понимаю, что и молодежи, и маститым отечественным мастерам очень непросто с точки зрения психологии. Надо иметь серьезный внутренний стержень, чтобы, чувствуя предвзятость судей к тебе или их благосклонность к соперникам, упорно двигаться к пьедесталу. Мы, болельщики, должны серьезно поддержать наших спортсменов, помнить, насколько им нелегко. Они сейчас, как на фронте.

культура: Прошло несколько месяцев с того момента, как Вы были включены в санкционные списки Евросоюза и Канады. Что-нибудь изменилось в Вашей жизни? 
Журова: Не скажу, что особенно это почувствовала. Я уже не представляю Госдуму в Парламентской ассамблее Совета Европы, поэтому нужды в служебных командировках не было. Но если бы такая необходимость возникла, то, напомню, члены российской делегации могут приезжать на заседания ПАСЕ. Именно так, кстати, и поступают мои коллеги по законодательному корпусу, находящиеся под санкциями. 

Что касается отпуска — также не чувствую неудобств. Есть много мест, где мне давно хотелось побывать. Даже удивительно, что раньше, как правило, предпочитала им Европу. А к санкциям вообще я отношусь спокойно, даже с пониманием. Я всегда и везде старалась продвигать постулаты Пьера де Кубертена, который предостерегал большой спорт от манипуляций большой политики, в чем именно Запад сегодня особенно преуспел. Полагаю, таким образом я и заслужила место в санкционных списках. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть