Сергей Мозякин: «Тихонов мне доверял»

17.12.2014

Григорий МАТВЕЕВ

Лучший бомбардир в истории современного отечественного хоккея Сергей Мозякин приглашен в сборную России на Кубок Первого канала, который пройдет в Сочи с 18 по 21 декабря. Накануне турнира с капитаном магнитогорского «Металлурга» побеседовал корреспондент «Культуры». 

культура: В нынешнем составе сборной Вы один из старожилов. Чувствуете себя ветераном?
Мозякин: Спасибо, что напомнили (смеется). Как же быстро летит время. Одиннадцать лет назад впервые сыграл в Москве на декабрьском Московском международном турнире. Сборную тренировал Виктор Васильевич Тихонов. Он же возглавлял ЦСКА, за который я выступал. 

культура: Тот турнир радости не принес.
Мозякин: Ни разу не смогли выиграть в основное время, и заняли третье место. Мне не повезло еще больше. В конце последнего матча с чехами в столкновении с защитником Чаславой сломал ногу и выбыл на два месяца. Было очень обидно. Игра давалась, мечтал о поездке на чемпионат мира, тем более что находился у наставника национальной команды на виду. Чувствовал, Тихонов доверяет. В итоге в Чехию все же поехал, но только в качестве запасного. Так ни разу на лед в Остраве и не вышел. Хотя другой резервист Николай Пронин свой шанс получил. 

культура: Многие удивились такому решению. Вы ведь могли и забить, и отдать. Пронин же считался силовым форвардом, а его Тихонов выпускал в большинстве.
Мозякин: Никогда не обсуждал с журналистами решения тренеров. Кстати, чемпионат закончился для нас неудачно — не вышли из группы. 

культура: Острава-2004 закалила, научила держать удары судьбы?
Мозякин: Наверное. Если бы после каждого подобного облома впадал в транс, то до ворот точно бы не доехал. Спустя два года все-таки удалось сыграть на чемпионате мира. В Риге. Тренер сборной Владимир Крикунов поставил в четвертое звено и настойчиво звал в «Динамо». Я ответил: «Динамо» — не моя команда». В четвертьфинале с чехами сравнял счет, но в овертайме меня ни разу не выпустили. Потом Крикунов сказал: «Мозякина берег на буллиты». Увы, до буллитов не дотянули. 

культура: Через год на первенстве планеты в Москве Вас, как и в Остраве, продержали в листе ожидания.
Мозякин: Тренировались на Ходынке, сборная жила в Серебряном Бору, а я ездил на тренировки из дома. Благо жил в шаговой доступности от арены «Мегаспорт». Но в заявку включили прибывшего в последний момент из-за океана Сергея Брылина.  

культура: Говорили, что наставник сборной Вячеслав Быков обиделся на Вас за что-то...
Мозякин: Отказался ехать на этап Евротура в Хельсинки. Когда объявляли состав команды, меня в нем не было. Взял путевки для всей семьи, хотели несколько дней отдохнуть за границей. И вдруг, когда уже сидели на чемоданах, раздался звонок: «Срочно приезжай». Признаюсь, даже растерялся. Был морально не готов менять планы. Родные бы не поняли. К тому же перед тем сезоном перешел из ЦСКА, который возглавлял Быков, в подмосковный «Химик». Это тоже сыграло роль. 

культура: Почему капитан ЦСКА ушел из команды?
Мозякин: По ходу сезона-2005/06 на меня вышли представители омского «Авангарда», и сделали предложение, от которого нельзя отказаться. Информацию не скрывал, ответил согласием. В конце сезона армейцы повторили омские условия, но я уже дал слово омичам. Однако летом «Авангард» передумал, а в ЦСКА сказали, что дважды в команду не зовут. Так оказался в Мытищах. Тем не менее Быкову благодарен. Он брал меня на чемпионаты мира в Квебеке, Берне, Кёльне. А это два «золота» и «серебро». 

культура: В Квебеке и Кёльне не довелось сыграть в финале.
Мозякин: Было неприятно, но не более. В Квебеке никак не мог забить. Впрочем, не я один. Илью Ковальчука прорвало только в третьем периоде финала, но этого ему хватило, чтобы вписать свое имя в историю. В Кёльне была другая ситуация: прибыли из НХЛ звезды, и меня с Максом Сушинским сняли с пробега. После финала, который выиграли чехи, ко мне подъехал Иржи Новотны, пожал руку: «Сергей, я все понимаю». Было приятно, хотя на душе после поражения кошки скребли. 

культура: Досадный эпизод случился и накануне последнего чемпионата мира в Минске. Олег Знарок звал в сборную, а Вы отказались. Пошли разговоры: мол, Мозякин хорошо отметил победу «Металлурга» в Кубке Гагарина.
Мозякин: Хочу внести ясность. Решение не ехать в Минск принял задолго до турнира. Собирался подлечить мелкие травмы, которые беспокоили. Да и сил не осталось. Все вычерпаны до донышка. Мне ведь не двадцать лет. А на сборы в Новогорск не приехал, из-за боязни, что станут переубеждать и не выдержу давления, хотя в том состоянии помощник из меня был бы никакой.

культура: Зато освободили дорогу товарищу по «Магнитке» Данису Зарипову. Его ведь первоначально не планировали приглашать в минский состав. 
Мозякин: Рад за Даниса. Он очень хотел кое-кому доказать, что из сборной его списали рано. И доказал. Но я не завидую. Надеюсь, вместе сыграем не только в Сочи, но и на чемпионате мира в следующем году. 

культура: До ворот в Сочи точно доедете. Кстати, олимпийский тренер Зинэтула Билялетдинов не извинился за те слова в Ваш адрес?
Мозякин: Думаю, он не собирается извиняться. Да и я не в обиде.

культура: Вы прошли школу многих знаменитых тренеров. Расскажите о них.
Мозякин: Тихонов — это капитальный подход к хоккею во всем. Длинные установки, требование играть по заданию. Поначалу он на меня сильно ругался, но в один прекрасный момент прекратил и больше не сделал ни одного замечания.

культура: Он ведь мог Вас отчислить. Когда вместе с Жердевым и Шкотовым на сборе в Чехии вернулись в отель после отбоя. Но наказал только двух последних...
Мозякин: А меня серьезно оштрафовали. Жаль, что Виктора Васильевича с нами больше нет. Он мой крестный отец в хоккее. 

культура: После Тихонова работали с Петром Воробьевым.
Мозякин: Петр Ильич любитель черного юмора, не все могли справиться с его давлением. 

культура: Рассказывали, что на тренировке у Воробьева от усталости потеряли сознание, врезались головой в штангу, после чего попросились в фарм-клуб. 
Мозякин: Пусть это останется моей тайной.

культура: Федор Канарейкин?
Мозякин: С ним работал в Мытищах и Магнитогорске. Однажды попросил в «Магнитке» выходить на лед со сломанной кистью. В четвертом звене, с молодежью. Чтобы соперники боялись. А мне клюшку больно было держать, а бросать вообще не мог. 

культура: Нынешний тренер «Магнитки» Майк Кинэн, заметно отличается от российских коллег?
Мозякин: У него канадский подход. Верит в команду, назвал наше звено лучшим в Европе. Надо соответствовать. Он тонкий психолог. Знает, когда нужен кнут, а когда — пряник. 

культура: А как же летающие по раздевалке мусорные бачки? 
Мозякин: Это пустяки. Один модный тренер-демократ метал в раздевалке бананы и теннисные ракетки.

культура: Не загонит ли Вас Кинэн? Проводите на льду по 25-26 минут за матч.
Мозякин: Намекаете на мои травмы, которые замучили? Да это комариные укусы по сравнению с тем, что довелось пережить. В ЦСКА столкнулся с защитником череповецкой «Северстали» Василием Турковским. В итоге перелом костей лица, выбитые зубы, сотрясение мозга. Без хоккея остался на три месяца. Нос собирали по частям. Теперь живу с чужим носом. 

культура: Не сказать, что Вы очень везучий. 
Мозякин: Причем не только на льду. В феврале 2005-го на даче сына бывшего министра обороны Сергеева на снегоходе врезался в забор. На дорогу вдруг выбежал ребенок, пришлось срочно сворачивать в сторону. Получил тяжелый ушиб головного мозга. Досрочно закончил сезон. Однако после того случая за несколько лет не пропустил ни одного матча. 

культура: Добиваться успехов в спорте проще, когда на личном фронте все хорошо? 
Мозякин: Без семьи не было бы побед и трофеев. Жена Юля, дети Андрей, Даша и Маша живут в Магнитогорске, где мы купили дом. Чтобы никто не думал, что я там гастролер. 

культура: Один популярный специалист связал Ваше семейное благополучие с тем, что со второй половиной Вы познакомились не на выходе из ресторана...
Мозякин: А в пионерском лагере. Потом за одной партой в школе сидели. Кстати, родители Юли сначала не хотели, чтобы мы встречались, но нас уже было не остановить. 

культура: Андрей занимается в хоккейной школе «Металлурга». Получив приз самого ценного игрока плей-офф Континентальной хоккейной лиги, отдали его сыну?
Мозякин: Андрей подержал в руках не только мою личную награду, но и Кубок Открытия. Игроки, из суеверия, к промежуточным трофеям не притрагиваются. Решили: пусть это сделают сыновья. Мой, Зарипова и Платонова. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть