На Путина надейся, а Чехова читай

08.09.2014

Валерия КУДРЯВЦЕВА, Ялта

9 сентября в Ялте отметили 115 лет с того дня, когда Антон Павлович Чехов поселился на Белой даче. О том, чем живет чеховский дом-музей сегодня и какие планы лелеет на будущее — внутри уже российского музейного сообщества, корреспонденту «Культуры» рассказал директор Александр ТИТОРЕНКО. 

культура: 14 августа в музее прошла встреча президента Владимира Путина с деятелями культуры. Организаторы сами выбрали вашу площадку? 
Титоренко: Да, мы узнали об этом только за неделю до мероприятия. В день визита я провел для Владимира Владимировича краткую экскурсию по дому. Вообще, для любого музея приезд главы государства — это событие. А если учесть, сколько в Крыму знаменитых мест, то выбор именно чеховского дома — это знак: о нас не забыли.

культура: Что уже изменилось и должно измениться для музея после вхождения Крыма в состав России? 
Титоренко: Когда я начинал здесь работать, четыре года назад, музей находился в плачевном состоянии. Кусок крыши — 80 квадратных метров — унесло, и полгода дом стоял дырявый. Ведь за то время, что музей находился на Украине, на реставрацию — как зданий, так и вещевого ряда, толком никто не тратился. Выживали в основном за счет спонсорской помощи. Надеемся, что сейчас ситуация изменится к лучшему. Очень хочется, чтобы наш музей соответствовал мировому уровню. 

культура: А пока он, на Ваш взгляд, не соответствует?
Титоренко: Я бы сказал: 50 на 50. Более или менее приведен в порядок основной музей. Главная трудность, которую самостоятельно решить мы не можем, — оползень. Это серьезная и большая проблема. Здание дышит, двигается. Появляются трещины. Когда архитектор Шаповалов строил дом на окраине Ялты, никто не мог представить, что город так разрастется, наверху появятся высотки, которые будут давить на землю, по дороге станут ездить многотонные машины. Цивилизация овладела территорией вокруг дома. А он построен на трех разных пластах — часть на скале, часть — на земле, а часть — вообще над речкой. Поэтому оседание идет очень неравномерно — в трех разных плоскостях. 

культура: Есть проект спасения?
Титоренко: Было время, наш музей являлся федеральным — мы подчинялись напрямую Ленинской библиотеке. Тогда музей закрыли на пять лет, как раз спасали от оползня. Дом одели в металлический пояс, чтобы не расползался. Но с тех пор прошло почти полвека, и Белую дачу снова нужно спасать. Сейчас технологии ушли вперед, и я уверен, все это можно сделать быстрее, с меньшими усилиями и более качественно. Первый шаг — проектно-сметная документация. Нужны специалисты, которые помогут определить, как, ничего не нарушив, укрепить дом. Ну, и конечно, финансирование. Я даже рискнул по этому поводу обратиться лично к президенту Путину.

культура: Вокруг дачи растет чудесный сад, разбитый еще самим Чеховым. Говорят, Антон Павлович особо настаивал на том, чтобы дорожки были засыпаны местной мелкой галькой. 
Титоренко: К сожалению, туристы разбирают ее на память. Кроме того, дорожки размываются от дождя и движения земли. Конечно, периодически мы их досыпаем, но все пляжи сейчас принадлежат санаториям, и с ними не так просто договориться. Но скоро все изменится. Никитский ботанический сад сейчас готовит проектно-сметную документацию на реставрацию чеховского сада. Момент с галькой тоже будет учтен — она снова станет мелкой. 

культура: Что еще изменится после реставрации?
Титоренко: Сад станет более «чеховским». У нас есть записи, по которым можно определить, где что росло, так что будем стараться приблизиться к оригиналу. Правда, часть сортов погибла, и их придется закупать у коллекционеров. Будут приведены в порядок растения, посаженные лично Чеховым. Все-таки саду 115 лет! Появится новая поливочная система. Подкормка земли — снятие верхнего слоя и засыпка чернозема. Видеонаблюдение, освещение. Сделаем небольшие этикетки на деревьях, чтобы посетители могли самостоятельно ознакомиться с названиями растений. 

культура: Еще совсем недавно в СМИ не утихали разговоры о незаконной застройке, угрожающей дому Чехова. Этот вопрос как-то решился?
Титоренко: Тот, кто все это затеял, не имел специального разрешения, но соответствующие службы долгое время не обращали на наши жалобы никакого внимания. Недостроенный коттедж по-прежнему стоит — в 12 метрах от сада усадьбы. В свое время Чехов писал, что из окна кабинета можно наблюдать море и зелень. Сейчас бы он любовался, как ходят в доме напротив чужие люди. Правда, на защиту встала общественность Ялты и городские власти. Строительство остановили.

культура: Что нужно сделать, чтобы полностью снести постройки? 
Титоренко: Подать встречный иск. Бумаги уже подготовлены, но сначала мы должны окончательно перейти в правовое поле России. 

культура: Помимо основного музея, у вас есть еще два филиала: дача в Гурзуфе и Омюр. 
Титоренко: Омюр — это квартира, где Антон Павлович жил, пока строился его дом. Мы арендуем ее у города. Она в плачевном состоянии — требует реставрации и ремонта. Сегодня около 300 чеховских предметов нуждаются в срочной реставрации. Бахрушинский музей и Эрмитаж вызвались нам в этом помочь. Вот-вот все должно сдвинуться с мертвой точки. Мы сейчас переходим на российские юридические рельсы, из-за этого небольшая задержка. Узнаем, консультируемся, готовим необходимые документы, чтобы, когда окончательно окажемся в правовом поле РФ, мы могли бы уже оперативно заключить договоры и получить ту помощь, о которой говорят наши коллеги.

культура: Несмотря на все перемены, в Ялте состоялись традиционные Международные чеховские чтения…
Титоренко: Все прошло отлично. Нас очень поддержал музей Бахрушина. Мы с ними подписали соглашение о сотрудничестве, в том числе в плане проведения Чеховских чтений. Раньше программа была более филологическая, но года три назад родилась идея возродить одну старую традицию: прежде чтения сопровождались еще и чеховскими постановками — проходила неделя театра. Сегодня мы хотим соединить научную и практическую части. Надеюсь, из этого получится что-то живое. Это значимый для нас проект, в том числе имиджевый. Чеховские чтения в Ялте — это запатентованный бренд.

А.П.Чехов в кабинете ялтинского дома. Фотография 1899 годакультура: Какие еще мероприятия проводите?
Титоренко: 9 сентября отмечаем новоселье Антона Павловича. Сначала торжественная часть, потом неформальная: чаепитие по-чеховски — «чай с дымком». Топим старинный самовар шишками, накрываем столы: варенье вишневое, печенье домашнее. Все бесплатно. Потом — смотря по погоде — либо в зале, либо на улице — спектакль. В этом году ожидается «Вишневый сад». С 2010 года появилась хорошая традиция — чеховская гимназия и наша подшефная школа проводят у нас первый и последний звонок, вручение дипломов. Получается яркое событие в жизни музея и города. 

культура: Какие самые экзотические вопросы задают ваши посетители? Вообще, случайных людей много в музей приходит? 
Титоренко: Мы в стороне от ялтинских туристических и прогулочных маршрутов, к нам люди идут целенаправленно. В основном в возрасте от 30 до 50. Реже — пенсионеры, студенты, школьники. Один из самых частых вопросов — есть ли привидения в чеховском доме. Почему-то именно это волнует людей больше всего. Наши хранители, которые открывают дом утром и закрывают вечером, частенько говорят: сегодня Антон Павлович спал в своей постели. Спрашиваю, почему? Они: трудно объяснить, но мы чувствуем, сегодня ночевал дома. Или — Ольга Леонардовна приходила… Цветы, которые были подарены к юбилею сестры Чехова Марии Павловны, сотрудники отнесли и поставили в ее кабинет на третий этаж. Некоторые увяли за одну ночь, другие простояли неделю. Ну, значит, понравились Марии Павловне… Такие любопытные мистические моменты. Так что, водятся ли в чеховском доме привидения, не знаю, но хозяева точно есть. 

культура: Одна из самых удивительных историй для меня — как удалось Марии Павловне удержать дом во время Великой Отечественной. При том, что здесь даже квартировал немецкий офицер…
Титоренко: Да, он хотел жить на втором этаже — в кабинете писателя. Но Мария Павловна объяснила ему, кто такой Чехов, и офицер уступил. Правда, прожил он в доме недолго — всего около недели. Затем уехал на фронт, где погиб. Но табличка, что здесь проживает немецкий офицер, осталась. И больше в дом уже никто не заселялся. Так удалось пережить фашистскую оккупацию. 

культура: Каков потенциал сохранить дом?
Титоренко: Думаю, большой. Удивительно, как относятся к этому месту люди разных национальностей. Китайцы заходят, как в церковь, — с таким же трепетом. Для них это большая честь. Иностранцы очень чтят Чехова. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть