Жиль Жакоб: «У нас часто побеждают картины, опережающие время»

15.05.2013

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Жиль Жакоб объявил, что в 2015-м сложит с себя полномочия президента Каннского фестиваля. Через два года ему исполняется 85 лет, половину из них он посвятил главному киносмотру мира.

Фото: ИТАР-ТАССЕго называют «человеком-оркестром» и «самураем», защищающим кинематографический храм. Жакоб учредил премию «Золотая камера», программы «Особый взгляд» и «Синефондасьон», написал несколько книг, снял фильмы о кино-Канне.

На протяжении последних лет наш корреспондент встречался с президентом Каннского фестиваля. Вот некоторые фрагменты бесед.

культура: Почему российское кино редко гостит у Вас?

Жакоб: Фестиваль хочет, чтобы все фильмы поднимались до высоких мировых стандартов. Если современные режиссеры достигнут уровня выдающихся русских кинематографистов — Канны открыты для ваших лент. Я убежден, в ближайшие годы возвращение состоится.

культура: Есть ли у нас звезды мирового масштаба?

Жакоб: Конечно. Олег Меньшиков — потрясающий актер, один из лучших в Европе, я считаю его русским Де Ниро. Из актрис мне нравятся Инна Чурикова и Ингеборга Дапкунайте.

культура: Вы по-прежнему считаете, что красивое женское лицо — смысл кинематографа?

Жакоб: Абсолютно убежден. Известный французский кинокритик Жан-Жорж Ориоль говорил: «Кино — это искусство, цель которого делать красивые вещи ради красивых женщин». Все большие режиссеры были влюблены в своих актрис. Вспомните Франсуа Трюффо: как снимала Денёв и Аджани его камера! Похоже на ритуал соблазнения...

культура: Почему фильмы — лауреаты Канна редко пользуются коммерческим успехом?

Жакоб: У нас часто побеждают картины, опережающие время. Широкая публика ждет развлечений. А авторы высокохудожественных лент часто зациклены на самих себе.

культура: Разве в кино сегодня не все диктуют деньги?

Жакоб: Конечно, это так. Особенно в американском. Картина может стоить 150 миллионов, еще в сотню обойдется ее реклама. Поэтому приходится объединять усилия киностудий. А люди, которые дают зеленый свет, «обстругают» фильм так, чтобы он понравился во всех странах. Так нельзя делать искусство.

культура: Вмешиваетесь ли Вы в работу жюри? 

Жакоб: Я не позволяю себе никаких замечаний — Жакоб нем, но не глух. Пусть ошибаются они. Прежде случались конфликты с дирекцией, имевшие катастрофические последствия для репутации фестиваля.

культура: «Делон владеет искусством смотреть на вас так, будто вы лишь пылинка на краешке стола», — написали Вы в одной из своих книг. Тем не менее однажды посвятили ему специальный каннский вечер.

Жакоб: Он большая звезда и прекрасно знает себе цену. Одним взглядом умеет показать, что вы ничтожество. Однажды Делону не подали автомобиль по вине фестиваля — то есть, по моей.

культура: Вам как-то досталось и от Депардье, требовавшего включить в конкурсную программу его фильм.

Жакоб: У Жерара все иначе. Он жжет глаголом на манер Гюго, может уговаривать целый час — то оскорбляя, то переходя на нежности. Настоящий дорожный каток, из-под которого трудно выбраться.

культура: У больших звезд отвратительный характер...

Жакоб: Очень капризные люди, они понимают — фестиваль без них невозможен.

культура: Тем не менее многие из них — Ваши друзья.

Жакоб: В отношениях надо соблюдать дистанцию. Другом я называю человека, который готов сделать для меня все — отдать и бумажник, и жизнь. Другое дело — нежные отношения, полные симпатии. Дружить с артистами трудно — им, эгоцентрикам, интересны только они сами.

культура: В чем секрет кинозвезд?

Жакоб: Помимо внешних данных и таланта они обладают невероятной харизмой, которой нет у других.

культура: «Из всех искусств для нас важнейшим является кино», — изменилось ли что-то с ленинских времен?

Жакоб: К сожалению, нынешняя цивилизация во главу угла ставит зрительный образ. Для меня литература все-таки важнее. Несмотря на успехи, кинематограф никогда не достигнет психологических вершин Толстого, сатирических — Гоголя, метафизических — Достоевского. Фильмы бывают документальными, поэтическими, развлекательными. Могут волновать, пугать, смешить. Литература — нечто более высокое.

культура: Разве в кинематографе удалось заменить великих мастеров прошлого — Висконти, Бергмана, Тарковского, Феллини?

Жакоб: Я смотрю на вещи иначе. Легко вздыхать: «Ах, великое кино исчезло, большие режиссеры умерли!» Я не оцениваю кинематограф с ностальгической точки зрения — он все время развивается в техническом отношении. Кино было немым, черно-белым, потом со звуком, цветным. Каждые двадцать лет появляется новая технология. И в мире постоянно происходит что-то интересное — в России или в Австралии. Мы ставим на изобретателя, но главным остается все-таки искусство.


«Заколачивай деньги!» — советовал Фернандель Жан-Полю Бельмондо

К открытию Каннского кинофестиваля-2013 Жиль Жакоб опубликовал новую книгу «Потерянные шаги» — 496 фрагментов, начинающихся фразой «Я помню…» Одни связаны с кино, другие — с забавными эпизодами из жизни, третьи свидетельствуют о его исключительной эрудиции.

Джек Николсон отказался от приглашения Жакоба участвовать в жюри Каннского фестиваля, так как не хотел пропустить финальную серию национального чемпионата по баскетболу.

Марлон Брандо обожал ванильное мороженое, сопровождавший его Жакоб мечтал, что он хоть раз угостит его. Не дождался.

Легендарный комик Фернандель приехал на съемки фильма с Бельмондо, который был еще молодым актером. «Какой совет вы могли бы мне дать?» — поинтересовался у мэтра Жан-Поль. «Заколачивай деньги!» — ответил Фернандель, расплывшись в знаменитой улыбке.





Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть