Дмитрий Киселев: «Признаю только пропаганду здравого смысла»

22.12.2015

Андрей МОИСЕЕНКО

Чем завоевать любовь зрителей, где отдыхать, если тебя боятся в Европе, как джаз связан с политикой и чего ожидать от наступающего года, — об этом и многом другом «Культура» беседует с Дмитрием Киселевым, ведущим программы «Вести недели», генеральным директором международного информационного агентства «Россия сегодня».

культура: Пожалуй, не найдется в России человека, который относился бы к Вам равнодушно: либо считают классным профи, либо ругают. Как Вы считаете, кого больше?
Киселев: Вы спрашиваете об измеряемых величинах. Программа, над которой мне выпала честь работать, лидирует по рейтингам, по узнаваемости и симпатиям к ведущему уже четвертый год подряд. Я ссылаюсь на регулярные социологические исследования, которые проводит Фонд «Общественное мнение» Александра Ослона. Приятно, что в этом году точка зрения зрителей подтверждена и высшей наградой профессионального телевизионного сообщества — ТЭФИ. Есть и ругань, и обзывания. Социологически это тоже измеряемая величина, она называется антирейтинг. Он у меня по тем же данным ФОМ — один процент. В прошлом году было два, так что есть даже тенденция к уменьшению (смеется)

культура: Почему «Вести недели» стали лидером? Есть два мнения: программа реально нравится зрителю и второе — это главная информационная программа главного телеканала страны, и госчиновники с политиками, да и обычные граждане, смотрят ее, чтобы понять, куда ветер дует...
Киселев: Основу телеаудитории составляют не чиновники, а «главными» каналы никто не назначает. Все работают в конкурентном поле, и зрители делают свободный выбор, что им смотреть, — как по телевидению, так и в интернете. Да, «Вести недели» просто нравятся людям. Качество репортажей в нашей программе — самое высокое в мире. Ни один канал на свете не воспитал и не обладает такой когортой высококлассных журналистов, репортеров, обозревателей, как наш. Такое не делается за один день. Это результат целенаправленных усилий Олега Добродеева и его команды в течение не одного десятка лет. Еще большая и высокопрофессиональная команда за кадром — операторы, продюсеры, редакторы, режиссеры, инженеры. Все работают в общей творческой среде, где, кроме редакции «Вестей» на «России-1», есть круглосуточный новостной канал «Россия-24», информационная радиостанция «Вести-ФМ», мощный интернет-портал vesti.ru с выходом в соцсети и десятки ГТРК в каждом регионе страны. Без поддержки такой корпорации как единой семьи невозможно было бы вырастить столь высококлассных, звездных журналистов. Кстати, не стоит думать, что они все из Москвы. Это сборная России. 

Зрители не могут не чувствовать благородную энергию наших репортеров, отличают правду от лжи, искренность от лукавства — они доверяют нам. Понимают, что на такой источник можно положиться. Отсюда и доверие к «Вестям недели» — как к некоему концентрату возможностей мощной телерадиокомпании.

культура: Ваши программы всегда авторские. Вы сознательно выбрали такой стиль?
Киселев: Да. Это означает, что ведущий высказывает свое персональное мнение, окрашенное личными эмоциями, используя те выразительные средства, которые считает нужным. Не боюсь вступить в эмоциональный контакт со зрителями, ведь для людей это важнее сложных рациональных построений. Когда возникает резонанс на уровне чувств, то появляется и доверие, интерес. Понятно, что не любая эмоция в кадре найдет отклик. Но надо, чтобы нашла. Каждый решает эту задачу по-своему — в зависимости от способности к эмпатии, образования, жизненного опыта и внутренней химии... Впрочем, мы, кажется, вторгаемся в сферу подсознательного. И это уже отдельная достойная тема.

культура: Ваши программы принято считать «пропагандистскими», хотя Вы не всегда работали в такой манере...
Киселев: Нет единого мнения, что такое «пропаганда», — определений много. Любое объяснение, попытку растолковать что-либо, можно интерпретировать как пропаганду, стремление навязать свою точку зрения. Люди же в нашем быстро меняющемся мире нуждаются в объяснениях. С Запада говорят, что зритель сам разберется, и в то же время подбрасывают ему массу ложной информации для принятия самостоятельных вроде бы решений. Свежая «фишка», будто Россия применяет в Сирии кассетные бомбы. Людей обкладывают всевозможными подделками, вбросами, подготовленными очень профессионально. Ну как тут разобраться? Пропаганда, уж если так называть, нашей программы — пропаганда здравого смысла. Да даже и это определение не исчерпывающе. Наша миссия больше и богаче. 

Журналисты готовы рисковать своими жизнями ради того, чтобы показать зрителю истинную картину происходящего. Отдельно хочу вспомнить об Игоре Корнелюке и Антоне Волошине. Мы потеряли их в Донбассе. Как и коллеги, которым повезло выжить, они шли на смертельный риск ради зрителя. Или Андрей Стенин, фотокорреспондент нашего агентства «Россия сегодня», чью машину расстреляли в упор из крупнокалиберного пулемета с танка... В таких условиях способны работать только люди высочайшей человеческой пробы. Кстати, слова «пропаганда» я не слышал ни от одного журналиста, понюхавшего пороха. Зато его очень любят те, кто сидит в безопасности, в своей уютной квартирке, безответственно клацает по «клаве» и при этом считает себя непогрешимым. Мы же занимаемся профессиональной деятельностью. Как у МИА «Россия сегодня», так и у «Вестей недели» есть свои принципы, и они благородны. 

культура: Тем не менее недоброжелатели называют Вас «рупором Кремля». Есть ли какие-либо действия президента, правительства, с которыми Вы категорически не согласны?
Киселев: Владимир Путин входит в число лучших правителей России за много веков. Это моя личная точка зрения. В вопросе заложена презумпция, что если я самостоятелен в своих оценках, то должен быть в чем-то категорически не согласен с Путиным. На мой взгляд, такой посыл ложен. А про «рупор Кремля» — бессодержательный штамп, не достойный траты времени.

Другое дело, если спросите меня, всем ли я доволен в стране и все ли готов защищать. Нет, не всем и не все. Например, я в кадр говорю, что ключ экономического роста у нас до сих пор не найден. И это меня печалит больше всего. Другая, но связанная с этим тема, — структурные реформы, которые идут пока медленно. Но может ли Путин или любой другой человек на его месте сейчас решить эти проблемы? Или даже не сейчас, а через пять или десять лет? Структурные реформы — это когда десятки миллионов человек меняют профессию и по большей части одновременно место жительства... Многие ли у нас в стране готовы начать структурные реформы с себя? Получить новое образование и квалификацию, переехать за работой в другой регион, взять на себя личную ответственность за судьбу своей семьи... И многие ли готовы, чтобы государство предложило им это? На каких условиях? А ведь экономические чудеса так и происходили — будь-то в США или Китае. Иногда я думаю, что Путину стоит такой план наметить и реализовать. А иногда восхищаюсь его способностью учитывать посттравматический синдром, связанный с распадом СССР, и готовность дать людям на реабилитацию еще время. Уместна ли здесь вообще категоричность? Любая крайность всегда уязвима.

культура: Как строятся отношения власти и журналистов Вашего уровня? На совещаниях в Кремле до Вас просто доводят официальную точку зрения? Или бывает, что и советуются?
Киселев: В совещаниях, о которых спрашиваете, не участвую. Но это не значит, что я не общаюсь с кремлевской администрацией. Общаюсь. Взаимодействие это всегда доброжелательное и, если угодно, творческое. Для каждой из сторон оно полезно как фактор принятия решений. А приказной тон воспринимаю плохо, он эмоционально меня разрушает.

культура: После нашумевшего выступления Владимира Путина в ООН кто-то на Западе пошутил, что речь ему написал Киселев. Если бы Вас попросили это сделать, тезисы были бы такими же? 
Киселев: Почти. У него все же круче получается.

культура: Журналист, на высоком уровне занимающийся политикой, со временем сам становится хорошим экспертом. Наверняка дадите фору многим политологам. Ваш прогноз: как будет выглядеть Европа через 10 лет, через 20? 
Киселев: Сейчас все меняется слишком быстро и не по предсказаниям. Может появиться «черный лебедь», как это у Нассима Талеба (экономист, изучающий влияние случайных событий на экономику. — «Культура») — невероятное и непредсказанное событие, но все же случившееся, которое вдруг меняет жизнь десятков и сотен миллионов людей — и мир движется в нежданном направлении. 11 сентября — «черный лебедь». Турецкая ракетная атака на наш бомбардировщик над Сирией — тоже... Может и не быть Европы в форме нынешнего Евросоюза. Гарантий сегодня вообще никто ни в чем не дает. Управляемый хаос, которым до недавнего времени развлекались американцы, превращается в хаос неуправляемый. Ресурса противодействовать ему у Европы все меньше.

культура: Вы работали на Украине и хорошо знаете эту страну. Что случилось с украинцами, отчего такая русофобия? Что будет с ДНР и ЛНР?
Киселев: Переписали учебники истории и получили такой результат. Что будет с ДНР и ЛНР? Будет трудно. Мой младший сын Костя повесил у себя в комнате плакат с цитатой Майка Тайсона: «Если я сдамся, лучше не станет». Применимо к Луганску и Донецку. 

культура: Как журналист можете оценить роль своих украинских коллег в событиях последних лет в этой стране?
Киселев: Они разрушили все институты управления, экономику, культуру, прессу, демографию и прочее. Трудно сказать, что там еще нормально работает. От одного из крупнейших государств Европы, большего по размерам, чем Франция или Германия, осталось пепелище. Людей вернули к пещерному образу жизни, особенно в деревнях, где вынудили жить натуральным хозяйством при средневековых бытовых условиях. Идет война всех против всех. Очевидная деградация — и результат особенностей местной журналистики, которая всегда там была неотделима от пиара. Я работал в Киеве с 2000 по 2006 год — уже тогда в стране не было ни одной серьезной газеты, сплошь желтизна. Свобода слова воспринималась как свобода оскорблений и свобода от обязательств изучать предмет. Украинские журналисты всегда требовали себе удивительных привилегий вплоть до ношения оружия. После гибели Георгия Гонгадзе разгорелись серьезные дебаты — не раздать ли журналистам пистолеты. Я выступил против этого абсурда — слава Богу, одумались. Там журналисты всегда ставили себя в центр жизни и при этом тут же продавались как Западу, так и олигархам. А те, в свою очередь, как пиццу по кускам, делили парламент на фракции. Элита рвала страну и не хотела формулировать общенациональные интересы. Вот вам пример того, что может сделать телевидение в отдельно взятой стране, когда работает без понимания системы ценностей, ориентиров и представления важности государственных и общественных институтов, культурной традиции.

культура: А наша элита — другая? Или дай волю — была бы такой же?
Киселев: У нас — другая.

культура: Тогда что Вы думаете об аресте губернаторов Сахалина, Коми? Как оцениваете в целом губернаторский корпус? 
Киселев: Трудно предвосхищать решения судов. Пока подозрения выглядят серьезными. Если в суде они рассыплются, то версия о внутривидовых разборках подтвердится. Если же говорить о действующих губернаторах, то нескольких я знаю лично. И на меня они производят очень положительное впечатление. Огромная нагрузка на них. Не очень представляю, как с такой работой вообще можно справляться.

культура: Перейдем к другой теме. Вы часто сетуете, что к журналистам МИА «Россия сегодня» на Западе применяют двойные стандарты, не дают нормально работать...
Киселев (перебивает): Да примеры у всех перед глазами! Только что из Польши депортировали нашего корреспондента Леонида Свиридова. Мало того, что заставили уехать, так еще и вида на жительство лишили. Представляете? Парень осел в этой стране больше 10 лет назад. Все было нормально, но как начал работать на «Россию сегодня» — выгнали. У нас постоянно арестовывают средства, офисы. Вот в Лондоне в представительство «России сегодня» прислали бумагу о закрытии нашего счета в банке из-за того, что руководитель агентства, то есть персонально я, внесен в санкционный список. Ну, пусть лично я и внесен, а компания в чем виновата? Грустно. Европа и США уже давно нетерпимы к альтернативной точке зрения. И это свобода слова? А между тем в каждой стране у нас штат журналистов из местных граждан. В том же Лондоне — англичане. Они работают у нас потому, что чувствуют большую возможность для самовыражения, чем в национальных СМИ.

культура: Вы подали иск в Европейский суд общей юрисдикции к Совету ЕС, требуя исключения из санкционного списка. В интернете тут же появились шутники: мол, Киселев по европейским бутикам соскучился. Зачем Вам суд? Неужели есть шанс выиграть?
Киселев: Мне седьмой десяток пошел, бутики меня и раньше не интересовали, а сейчас тем более. В Европу не тянет. Я долгое время работал в Скандинавии, странах Бенилюкса. А потом, когда вел программу «Окно в Европу», на машине за рулем объездил чуть ли не каждый квадратный сантиметр Старого Света. За год наматывал по 100 000 километров. Суть в том, что Европа как цивилизация не может позволить себе создавать прецедент санкций против журналиста, поскольку это санкции против свободы слова. Начиная судебный процесс, я защищаю профессию как таковую, дело моих коллег как на Западе, так и на Востоке континента. Европа не может и не должна отказываться от свободы слова. Раньше эту свободу защищали с Запада. Теперь приходится — с Востока. Времена меняются, но защищать надо. Тот факт, что дело к рассмотрению приняли, уже большой успех. Но подробнее комментировать не буду, поскольку это могут расценить как давление на суд.

культура: В Европу Вы пока «невъездной». Где теперь отдыхаете?
Киселев: Мы с семьей в прошлом году зимой катались на лыжах в Иране — на курорте Дизин. Там прекрасные склоны, хороший снег — все условия отличные. Оттуда заехали посмотреть древний Исфахан. А в Тегеране я совместил приятное с полезным — и по городу погулял, и подписал с иранскими коллегами Меморандум о сотрудничестве с государственным информационным агентством ИРНА. На майские праздники летали в ЮАР. Летом были в Крыму и путешествовали по Архангельской области — от Холмогор до Соловков. В этом году на зимние каникулы собираемся семьей в Суздаль, Владимир, Муром, Петушки — музеи, катание на тройках, подледный лов и прочие забавы русской зимушки-зимы. А на майские праздники планируем отправиться в Арктику, на Землю Франца-Иосифа, будем ловить треску под солнцем полярного дня. Прошлым летом летали с семьей во Владивосток. Почти неделю там, оттуда — в Японию по приглашению коллег с NHK. Ну а чаще всего — в Коктебель, где я еще в свой «украинский период», десять лет назад, построил дом. Когда я у детей спрашиваю, какая страна в мире им больше всего нравится, они хором отвечают: «Коктебель!»

культура: Вы отец-основатель международного фестиваля Koktebel Jazz Party. В августе этого года он проводился уже в 13-й раз. Трудно организовывать мероприятие в условиях, когда многие страны не рекомендуют своим гражданам приезжать в Крым? Да и вообще зачем это Вам?
Киселев: В 2003-м организовал первый фестиваль буквально «на коленке» — с друзьями решили повеселиться. Потом местные жители просили: еще, еще. Так он стал ежегодным. Тяжело пришлось в прошлом году. После воссоединения Крыма с Россией пришлось начинать организацию фестиваля с чистого листа, рассылать приглашения уже к началу лета. А у всех артистов свой график, расписание гастролей — их надо извещать заранее. Сейчас было проще. Правда, вмешалась политика — госдеп и власти ЕС стали музыкантам письма с угрозами рассылать: мол, накажем, оштрафуем. Но большинство не побоялись — приехали и британцы с американцами. Отказались лишь двое участников: немецкая группа De-Phazz и американский трубач кубинского происхождения Артуро Сандовал. Первые извинились и сообщили, что из-за поездки в Коктебель у них начинают отменять концерты, а второй с огорчением рассказал, что не смеет ослушаться, тем более что ему письменно угрожали «штрафами» и «наказаниями». Мы ответили: «Оk, ребята, мы все понимаем». Так что выражение «сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь» теперь актуально для США, а не для России. А мы отлично провели фестиваль и без них. Другие американцы приехали и другие европейцы. Сейчас это самое крупное ежегодное культурное мероприятие в Крыму. Вот только организую его уже не я, а МИА «Россия сегодня» при поддержке Министерства культуры РФ и частных меценатов. Непосредственным продюсером в этом году была компания «Красный квадрат». Очень благодарен им за качественную работу. Кстати, приглашаю всех читателей «Культуры» в Крым на Koktebel Jazz Party — 2016. Не пожалеете! Последний уикенд августа. 

культура: Могли бы Вы подвести итоги года уходящего и дать прогноз на будущий? Как для страны, так и для Вас лично.
Киселев: Начну с того, что хорошего случилось у меня (смеется). Младшая дочь Варвара, ей пять лет, поступила в Русскую национальную балетную школу Илзе Лиепа. Танцует, занимается рисованием, играет на фортепиано. Восьмилетний Костя пошел во второй класс. Отлично показывает фокусы, занимается в секции брейк-данса, хорошо получается, уже лихо участвует в данс-батлах. Средний сын Федор, ему пятнадцать, увлекается мотокроссом. В этом году вошел в десятку на этапе чемпионата России по мотокроссу в Белгороде. Во взрослой группе! Старший, 29-летний Глеб, — профессиональный дизайнер. Ранее в Строгановке защитил диплом на «отлично с похвалой». А у моей жены Маши в издательстве «Генезис» вышла первая книга «Если ребенок болеет». Она клинический психолог и сформулировала рекомендации для врачей, родителей и психологов, которые работают с детьми, страдающими хроническими болезнями, например, онкологическими или пороками сердца. Описаны там и фатальные случаи... Отзывы блестящие — над этой темой в России почти никто раньше не работал. А еще мы в компании с тремя семьями занимаемся в Крыму виноделием. Наше шампанское, как я называю этот пока некоммерческий проект, «потешные винные войска», недавно подтвердило свой высокий класс — отмечено как лучший белый экстра-брют дозаж зеро России 2015 года. Это результат профессиональной «слепой» дегустации на конкурсе под эгидой Российской ассоциации сомелье и сайта nashevino.ru. На продажу пока не делаем. В Крыму у нас нет ни виноградников, ни лицензии.

А агентство «Россия сегодня» — первое среди отечественных по цитируемости и подписке как в СМИ, так и в соцсетях, также мы самое цитируемое российское агентство за рубежом. Поскольку нам всего два года, это отличный показатель. Запускаем новые мобильные приложения, конкурс для молодых фотожурналистов, проводим конкурс социальной рекламы «Импульс». Программа «Вести недели», как я уже говорил, тоже лидер в своей области.

О стране... Россия ответила на вызовы этого года гораздо мощнее, чем многие от нее ожидали. Помните, в начале года Обама говорил, что российская экономика «разорвана в клочья»? Оказалось, не так. У нас контролируемая инфляция, хотя и есть некоторое проседание по росту ВВП. Но меняется в лучшую сторону структура экспорта. Мы сбалансированное общество в смысле настроения. Слава Богу, люди не стали в сложное время бросаться друг на друга и уповать на фантастические революционные проекты. Мы сохранили в этих условиях все гражданские свободы, хотя можно было ожидать ужесточения, ведь всегда есть выбор между безопасностью и свободой. Наши вооруженные силы продемонстрировали великолепные действия в Сирии. И меня даже огорчает возможная отмена санкций против нас, поскольку кажется, что на пользу экономике это не пойдет. В общем, год для России оказался гораздо лучше, чем мог быть.

У нас сильное государство, которое пользуется уважением, — число наших стратегических союзников растет. Все это потому, что мы строим ту модель мира, в которой люди заинтересованы, — многополюсную, многоукладную, многоцветную. И, думаю, будущий год станет на планете годом серьезных переоценок. Так что вперед я смотрю с оптимизмом. Наши предки и не такое переживали. Нам грех жаловаться.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Кречет Станислав 27.12.2015 19:39:53

    С появлением Д.Киселёва в новом качестве я и (знаю)другие связывали и всё ещё связывают надежды на нужные перемены В ТВ. Но: гладко было на бумаге, да забыли про овраги..Меня не устраивает победный, самохвальный стиль ответов на вопросы. Я не журналист и не ТВ-работник, я телезритель, сердечно относящийся к своей России, к судьбе её. Вся работа у Киселёва ещё впереди! Нам неинтересна информация, где он бывает и сколько раз в году с семьёй. Главное - дело, на которое поставлен! Результаты пока далеки от совершенства, и нечего загораживаться результатами опросов. Ляпов эфире от ВГТРК множество, порой и слушать противно. Чувствуется, опыт у Дмитрия огромный и мысли имеются получше, чем познеровцев; однако, результативного управления по не видно. Или мне, снизу-то, плохо видно?
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть