Наталья Осипова: «Еще могу тряхнуть темпераментом»

28.07.2015

Елена ФЕДОРЕНКО

«Соло для двоих»

1 августа в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко открываются вечера под названием «Соло для двоих». Главные действующие лица: principal dancer лондонского Королевского балета, экс-прима Большого Наталья Осипова и приглашенная звезда главной сцены страны Иван Васильев.

В 2011‑м они покинули труппу Большого, вокруг чего было немало шума. Танцевали в Михайловском театре, но оставили и его. Пути пары разошлись, однако их объединяет общий проект — «Соло для двоих», доступный теперь и москвичам.

В июле у Натальи Осиповой состоялась московская премьера — балет «Другие танцы», а спустя несколько дней она вышла на сцену в партии Жизели. Партнером Осиповой стал Сергей Полунин — увенчанный лаврами и быстро сменяемыми событиями творческой биографии: сначала со скандалом ушел из труппы Королевского балета, затем увидел пристань в Музтеатре имени Станиславского и Немировича-Данченко, но и там долго не задержался. Сейчас отправился в свободное плавание и встретился с Натальей Осиповой. Накануне «Жизели» Наташа ответила на вопросы «Культуры».

культура: Вы с Сергеем Полуниным недавно участвовали в премьере «Балетов Джерома Роббинса» на сцене Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко. «Другие танцы» репетировали со знаменитой французской этуалью Изабель Герен. Оценки публики и критиков разошлись. Сами довольны?
Осипова: Пока не удалось детально выстроить отношения, мы танцевали, нащупывая то, что хотим сделать. Не хватило времени, восьми интенсивных репетиций оказалось недостаточно. Я привыкла работать долго, входить в материал постепенно. В отличие от Баланчина или Макмиллана, стиль Роббинса получилось схватить не сразу. Тем не менее считаю эту работу очень интересной и интригующей. Мы с Сережей хотим исполнять «Другие танцы», довести их до совершенства, сделать своими.

культура: Ваш дуэт с Полуниным — из разряда сенсаций. Соединились любимцы московской публики. Как вы встретились?
Осипова: В «Ла Скала», когда танцевали «Жизель». Спектакль был запланирован с Дэвидом Холбергом — одним из моих любимых партнеров. Но у него серьезная травма, он лечится второй сезон и выступить не смог. Мне пришлось срочно искать партнера. Конечно, Сережу я много раз видела на сцене, всегда им восхищалась, и было интересно попробовать станцевать с ним. Наш дуэт еще не сложился, мы ведь только начинаем работать вместе.

Фото: Анна Клюшкина

культура: Вы отказываетесь отвечать на вопросы о личной жизни, но у Сережи появилась новая татуировка с Вашим именем…
Осипова: Ее он сделал после того, как мы познакомились. Сначала меня это шокировало. Я такого не ожидала. Но, конечно, приятно знать, что ты важна для того, кого любишь.

культура: Отношения в жизни помогают на сцене?
Осипова: Мне помогают — я Сереже абсолютно доверяю, отдаю ему пальму первенства. Он мужчина, он ведет за собой… Мы вместе около полугода, и для нас большое удовольствие находиться рядом.

культура: С  Вашим темпераментом сложно представить Вас ведомой…
Осипова: Для меня это тоже большой и приятный сюрприз. Но в сложившейся ситуации ничто не теребит мое эго, напротив, я с большим удовольствием подчиняюсь Сереже — и на репетициях, и на сцене. В работе мы всегда советуемся, много разговариваем и все решаем сообща.

культура: Сергей Полунин рассказывал нашим читателям, что мечтает соединить воедино балет и кино. Сейчас стартует Project Polunin. Вы принимаете в нем участие?
Осипова: Нет, со мной проект не связан. У меня своя работа, у Сережи — своя. Но есть стремление работать вместе как можно чаще. У Сережи много прекрасных идей, и я надеюсь, что все получится. Если ему понадобится моя помощь, я всегда рядом.

культура: В нынешнем сезоне Вы впервые после своего ухода из труппы ГАБТа станцевали Жизель на Исторической сцене Большого. В спектакль ввели героиню из Туманного Альбиона. Московская редакция Вам уже не интересна?
Осипова: Я приехала с английским партнером — прекрасным Стивеном Макреем, и было бы странно заставлять его учить московскую редакцию, она другая. Еще до «Жизели» я станцевала на этой же сцене «Манон» на гастролях Королевского театра. Получилось забавно: уйти из Большого, а потом приехать с другой труппой. Возвращаться в Большой безумно приятно. Радуют встречи с артистами и с Мариной Викторовной (народная артистка СССР М. В. Кондратьева, педагог Натальи Осиповой в Большом театре. — «Культура»). Во время спектакля я чувствовала внимание публики, понимала, что меня помнят, любят и хотят видеть в родном городе, где училась и стала балериной.

культура: Чем отличаются «Жизели» — московская и лондонская?
Осипова: Для меня это принципиально разные спектакли. Больше различий в первом акте. В Лондоне — готическая постановка, без яркого света, в золотисто-коричневых тонах, все приглушенно-темное, обреченное, словно с самого начала над героиней нависла мгла. Я приступила к репетициям «Жизель» в Королевском балете тогда, когда образ героини у меня уже замылился. Ходила, страдала, изображала какого-то брошенного, обиженного, ущемленного ребенка. В Москве мне говорили: Жизель — особенная, в ней с самого начала должно быть что-то невероятно притягивающее. В английской редакции наоборот: Жизель — такая, как все, у нее такое же платье, как у подруг, она ничем не выделяется. Я удивлялась: как же, ведь ее полюбил граф? Мне отвечали: любовь не выбирает, к кому прийти. Второй акт мне удалось станцевать в Лондоне так, как давно хотелось, — не романтику, а средневековье. Моя виллиса — страшное привидение, которое постепенно оттаивает, встречаясь с Альбертом. Я чувствую этот спектакль, он как-то по-настоящему звенит во мне.

культура: Есть планы сотрудничества в новом сезоне?
Осипова: Приглашение станцевать в Большом — заслуга Владимира Урина, я очень ему благодарна. Сейчас он делает все возможное, чтобы найти стыки в графиках — моих и Большого. Известно, что в октябре я станцую «Онегина», а в декабре — две «Жизели». Есть планы и на следующее полугодие, но пока еще не определены даты.

культура: А партнеры известны?
Осипова: В «Онегине» — Дэвид Холберг, но пока не ясно, сможет ли он восстановиться к осени. «Жизели», надеюсь, будут с Сергеем. Посмотрим.

культура: Статус приглашенной звезды Большой театр Вам предложил?
Осипова: Готовим контракт.

«Манон»

культура: Как прошел сезон в Королевском балете?
Осипова: Такого звездопада прекрасных ролей у меня еще не было. Конечно, тяжеловато, потому что каждая — новая, и в каждую я вкладывалась без остатка. Началось все с «Манон» Макмиллана, станцевала с Карлосом Акостой. Он прощался с ролью де Грие, так что было вдвойне трогательно. После представления все — и артисты, и педагоги — долго стояли на сцене, многие плакали. Этот спектакль останется в памяти на всю жизнь. Другая чудесная постановка — «Месяц в деревне» Аштона. Балет одноактный, но потребовал от меня просто вывернуться наизнанку. Технически лексика очень трудна — филигранная работа стоп, много бурре, переходов и невероятно сложный красивый дуэт. Плюс — русская тема и непростая героиня. Так сложилось, что Наталью Петровну балет «состарил», ее танцевали взрослые артистки. Я углубилась в Тургенева, нащупала свой образ, нашла немало похожих черт в себе. Кстати, и возраст у нас почти совпадает. Поняла ее властный характер и желание, чтобы все вокруг нее вертелось. Она рано вышла замуж и не ощутила радости свободной молодости со всеми свойственными ей развлечениями. Беляева она окружает своим нереализованным чувством. Наталья Петровна оказалась одной из моих удачных ролей, а ведь я от нее ничего не ждала и поначалу думала отказаться. Долгожданный балет Крэнко «Онегин» — я наконец-то станцевала Татьяну. Искала, не спала ночами, вскакивала, плакала. Потом «Тщетная предосторожность» Аштона и огромная работа в спектакле Уэйна Макгрегора. Еще — новый для меня «Дон Кихот» Карлоса Акосты, пришлось помучиться, чтобы его станцевать.

культура: То есть, нарушили обет — никогда не исполнять «Дон Кихота»?
Осипова: Спектакль совсем другой. В нашем «Дон Кихоте» ты можешь выйти и станцевать вариации так, как тебе больше подходит, как нравится. У Акосты все поставлено четко до взмаха ресниц, ничего нельзя менять. Я оказалась совсем в других движениях и поначалу бунтовала, но меня угомонили. В итоге собралась и сделала все, что требовалось.

культура: Без «привычных» страстей и кипений, которые так дороги в Вашей Китри…
Осипова: Я вообще потихонечку успокаиваюсь. Стала разумнее, да и к работе отношусь без психозов, предпочитаю лишний раз все обдумать, проанализировать, а не жить одними эмоциями. Тем более сейчас, когда все складывается счастливо и гармонично. Но недавно удивила сама себя. Готовилась к «Дон Кихоту» на гастролях Королевского балета в Чикаго. Шла на сцену и думала: как же не хочется, не могу, как раньше, «зажигать». Но только послышалась музыка, я вылетела из кулис как сумасшедшая и начала искрить. Успех был огромный, говорили, что получился незабываемый спектакль. Ждала, что прибежит Карлос и начнет меня ругать: «Что ты наделала? Это не московский «Дон Кихот». Но он тоже был в восторге. И я подумала, что могу еще тряхнуть темпераментом.

культура: К Лондону привыкли?
Осипова: Да, он уже стал для меня домом. Мне там комфортно. Меня очень любят в театре, мной дорожат, и я это чувствую.

культура: А с английским как обстоят дела?
Осипова: Он у меня не прекрасный и даже не хороший, а на таком примитивном уровне: я всех понимаю и могу объясниться. Думаю, придется учить.

«Факада»

культура: С  Иваном Васильевым Вы открываете серию вечеров «Соло для двоих» — эту программу Москва видела год назад. Почему решили повторить и почему поменяли два из трех балетов?
Осипова: Повторение — это нормально. В подготовку программы вкладывается много сил и денег, и хочется, чтобы она не осталась разовой акцией. Да и спрос есть. Программу нового «Соло» обсуждали долго. Для меня сейчас тяжело выйти в хореографии Охада Нахарина, потому что там танцуешь босиком, и ноги принимают огромную физическую нагрузку. С  Иваном мы практически не видимся, времени отрепетировать все три балета нет. Вот и решили, что каждый подготовит новый номер. Общим останется «Факада» Артура Питы — самый удачный из премьерной программы. Черная комедия, где моя героиня убивает жениха, сбежавшего из-под венца.

С Эдвардом Уотсоном мы станцуем новый бессюжетный балет Алистера Мариотта на музыку Филипа Гласса. Моя героиня — сильная женщина, у нее внутри много энергии, и она ею управляет. Но ей хочется стать трогательной, нежной и любимой. Женщина в двух ипостасях: силы и слабости. Для Ивана балет о Моцарте и Сальери поставил Владимир Варнава.

культура: Есть ли роль, о которой Вы мечтаете? Кармен — Ваш характер?
Осипова: Какое совпадение — в новом сезоне Акоста ставит «Кармен», и я буду ее танцевать. Но о Кармен я совсем не думаю. Может быть, хореограф меня заинтересует? А мечта — станцевать Золушку. Возраст уже…

культура: Вам же еще нет тридцати.
Осипова: У Золушки чувства девичьи, а ко мне уже приходит женский взгляд. Я это чувствую. Дело, конечно, не в годах, а в ощущении. Сейчас мы разговариваем с Мэттью Боурном, и, надеюсь, получится станцевать у него в спектакле. У Боурна, конечно, не классический балет, но такой увлекательный, что у меня может получиться.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть